Архив
20 сентября 2007 в 16:56

Что происходит на радиозаводе?

Многие артёмовцы, даже не имеющие никакого отношения к Егоршинскому радиозаводу, прочитав объявление в нашей газете, заинтересовались, что за фирма скупает акции ЕРЗ и чем это угрожает радиозаводчанам. На наши вопросы отвечает Дмитрий Анатольевич Гараймович, региональный управляющий фирмы, занимающейся скупкой акций, - ООО «Мегаполис».

— Хотелось бы знать, как сегодня обстоят дела с куплей-продажей акций Егоршинского радиозавода? Можно ли сказать, что у ЕРЗ уже появился новый собственник – та самая окологосударственная структура, о которой сейчас так много разговоров?

— Скоро действительно станет неактуальной тема перехода права собственности на Егоршинском радиозаводе. Переговоры о покупке контрольного пакета акций завершаются. 51% акций, который находился у одного из членов совета директоров банка «Северная казна» Чернавина Павла Федоровича, переходит к новому собственнику. Мы саккумулировали уже около 95% акций Егоршинского радиозавода.

— Что ждёт тех акционеров, кто акции не продал и продавать не желает?

Реклама

— Мне бы хотелось предостеречь их, особенно пенсионеров. Следует поторопиться и сделать свой выбор в отношении продажи этих акций. Закон об акционерных обществах прописывает процедуру перехода 5% акций, которые находятся на руках. Цена этих акций будет определяться независимым оценщиком, которого привлечем мы. И у меня есть большие сомнения, что цена на акции будет выше, чем та, которая имеется сейчас, — 120-130 рублей. Людям, которые ждут 27 числа, когда у нас обозначена конечная дата принятия акций, я бы тоже посоветовал поторопиться, потому что мы покупаем акции не до 27 сентября, мы их покупаем столько, сколько нам нужно. Если купим это количество раньше 27 сентября, то покупка прекратится раньше.

— Непонятно. А дальше что, выкуп оставшихся акций будет производиться без согласия акционера?

— Да. Процедура прописана четко, бывший акционер должен указать счет, на который перечислят эти деньги. Если он безмолвствует, деньги перечисляются нотариусу и, собственно, участие бывшего акционера сводится к нулю, потому как его, во-первых, не спрашивают о цене, во-вторых, от него не требуется подпись. Это не так, как в обычном договоре: если я не хочу что-то покупать, я просто не подписываю и не покупаю. Здесь ситуация другая: хочешь ты или не хочешь, по цене, которую определил не ты, тебе перечислят деньги, даже если ты не подписал никакой бумажки…

— Завод приобретаете не вы. А какова же роль вашей фирмы во всей этой истории?

— Наша фирма организует грамотный переход права собственности — не более того. Мы не занимаемся производством, не занимаемся продажами. Мы юристы, менеджеры, управленцы в очень узкой сфере: акционирование, корпоративные отношения, переход права собственности. Рынок сейчас очень сложный, и проще привлечь структуру, которая не наделает грубых ошибок. Даже для государства проще привлечь такую структуру

— Значит, есть старый хозяин, новый хозяин и вы действуете в интересах нового хозяина, чтобы он сразу же пришел и смог работать без проблем?

— Да. У нас предпродажная и даже немного послепродажная подготовка бизнеса. У нас были переговоры со всеми бывшими собственниками. И если их устроили какие-то цены, значит мы и в их интересах тоже действуем.

— А как быть с интересами Артёмовского городского округа?

— Хотелось бы сказать о том, что получила свое развитие тема оборонных заказов на заводе. Завершаются все юридические процедуры, которые мне поручены, и соответственно начинается часть технического перехода. В связи с этим уже встал вопрос поиска новых кадров. Проблема оказалась довольно серьезной, за последние годы многие уволились, нашли новую работу, потому что их не устраивало то, чем занимался завод, — вязка жгутов для бывшей технической элиты Советского Союза оказалось психологически неприемлемой. Так вот сейчас формируется резерв на оборонные заказы, и нас интересуют те люди, которые раньше работали на заводе, а в ближайшем будущем готовы вернуться. Имеются в виду люди среднего возраста — сейчас приоритеты немного поменялись — те люди, которые чувствуют в себе силы, у которых сохранились базовые знания и которые смогут быстро вписаться в новое производство (за последние 10-15 лет оно шагнуло довольно далеко и грядёт техническое перевооружение). На новое дорогое технологическое оборудование брать молодых, зеленых юнцов, конечно, никто не будет. Будут привлечены какие-то люди со стороны, но очень много, видимо, придется искать и здесь.

— Не очень работников ЕРЗ в последние годы радовала зарплата. С этим как?

— Сейчас средняя зарплата на заводе около 5-6 тысяч рублей. Естественно, хороший специалист за такие деньги работать не будет. Так что заинтересованность зарплатная будет. Ну и мы рассчитываем, что будет играть роль и психологическая составляющая. Когда-то на радиозавод — флагман и гордость Артёмовского — стекались все лучшие умы города. И это будет естественно, если люди будут стремиться попасть на высокотехнологичное оборонное производство. Конечно, мы будем брать не всех подряд, будет отбор. Но сегодня в городе много людей с хорошими техническими навыками и образованием. Мы же трезво оцениваем ситуацию, кого-то можем привезти из Москвы, но тысячу человек мы не сможем привезти. Резерв начинает формироваться уже сейчас у нас в ДК, где мы находимся, в 13 кабинете, — можно составлять свои заявки на включение в этот резерв. Для нас это будет, с одной стороны, социологическим срезом: кто к нам придет и что будет говорить. С другой стороны, это будут реальные заявки на рабочие места.

— А те, кто сейчас работают на заводе, тоже сюда должны прийти?

Реклама

— Для тех, кто сейчас работает, будут и так находиться новые должности, места.

— На чем основана ваша уверенность в том, что будут новые оборонные заказы?

— На простых вещах. Сейчас оборонный бизнес – это сверхприбыльное дело. Все научились считать деньги. А в оборонке сейчас крутятся очень большие деньги. То есть прийти в это производство, если есть такая возможность, — это более чем правильный ход.