Архив
30 апреля 2008 в 12:57

Аспекты продовольственного кризиса

Газеты, информационные передачи ТВ запестрели вдруг сообщениями о надвигающемся продовольственном кризисе. Мирового масштаба!

Иначе, скорее всего, и не заметили бы: россияне привыкли к разного рода катаклизмам, но столица-то наша кормится не из родных закромов, а тут ведь может чего-нибудь не достаться, от чего-то уже привычного отказаться придется. Вот и пошла писать губерния.

Но, в принципе-то, никакой Америки этим сообщением не открыли. О продовольственной безопасности страны начали говорить со времени распада СССР, но до сей поры «заграница нам помогала».

Впрочем, масштабы страны или даже области – это цифры и факты, далекие от нас, поэтому абстрактные. А вот сможет ли наш район (АГО) решить какие-то продовольственные вопросы самостоятельно, не попадая в зависимость от большой экономики?

Реклама

Всему голова

Что касается обеспечения населения продуктом номер один – хлебом, то до последнего времени считалось, что зерно, выращиваемое на нашей территории, не годится для хлебопечения, т.к. в нем низкое количество клейковины. Практика опровергает это утверждение. Фермер П.Н. Модалев, например, сначала вполне успешно занимался производством муки, а теперь получил «добро» и на открытие собственной пекарни, работающей на собственном сырье. Так что производство хлеба – вопрос перспективный, на наш взгляд.

О коровке-матушке

Гораздо сложнее обстоит дело с обеспечением населения мясом. Даже в советское время, когда в Артемовском районе был откормочный совхоз («Артемовский») по производству говядины, свинооткормочный совхоз «Мироновский», каждое крупное хозяйство содержало собственный свинарник, а в частном секторе были тысячи голов коров, свиней, овец и коз, мяса в свободной продаже не было. Но его хотя бы можно было купить на городском (который принято было называть колхозным) рынке, к праздникам устраивали «столы заказов».

Сегодня ситуация изменилась коренным образом. Во-первых, поголовье животных даже у крупных сельхозтоваропроизводителей сократилось в разы. Можно не проводить скрупулезных подсчетов «по головам», достаточно, проехав по территории АГО, взглянуть на остовы бывших животноводческих ферм. Во-вторых, сдерживает, даже можно сказать лимитирует, процесс производства мяса отсутствие бойни. Свиней, например, из Лебедкино или Шогриша нужно везти в Екатеринбург. Сколько же будет стоить мясо при таких транспортных и иных накладных расходах? В-третьих, у тех же сельхозтоваропроизводителей нет возможности реализовать (продать) мясо: своих магазинов в городе у них нет, а рынок в Артемовском, который давно уже превратился в вещевой, был закрыт на неопределенное время.

То есть, если хотим производить и реализовать местную продукцию на своей территории, нужно реализовать целую программу. Вложить средства и создать структуру. Только кто будет этим заниматься? В АГО нет (ликвидировано!) управление сельского хозяйства и продовольствия, а управление экономики “страшно далеко от народа”.

Не менее, если не более, сложное положение с производством и переработкой молока. Почему?

Во-первых, просто катастрофически сократилось поголовье коров. Если в начале 90-х годов прошлого века молочное стадо только в крупных хозяйствах района насчитывало около 4500 голов, то сегодня даже с учетом частного сектора оно едва ли превысит тысячу. Повторимся: это с учетом коров, которые содержатся в личных хозяйствах. Во-вторых, в Артемовском полностью отсутствует переработка: молокозавод просто стерт с лица земли. В результате молоко приходится возить в Ирбит, Реж, ПСХК «Егоршинский» еще три года назад возил аж в Полевской. Какая же выгода от такой продукции ее производителю? Речь не только о цельном молоке, но и продуктах, производимых из него, — сметане, кефире, масле, сыре и пр.

Перспективы

Есть ли в АГО перспективы развития молочного животноводства?

С точки зрения кормовой базы – очень большие. С точки зрения материальной базы и наличия кадров – минимальные. Намерения областного минсельхоза, которые озвучил на последнем заседании Артемовской Думы глава АГО Ю.Н. Манякин, построить молочный комплекс в районе деревни Липино, вызывают очень большие сомнения. Первое – наличие кадров. В деревне практически нет людей трудоспособного возраста. То есть нужно строить жилье. Причем, если речь о привычных, пусть и двухквартирных, но по сути бараках, то и населит их соответствующий контингент. Строить благоустроенное жилье и высокомеханизированное благоустройство – думаю, государство на это просто пожалеет денег. Второе сомнение: если даже все это и будет построено, то во всей нашей области не найти породистого скота, чтобы заполнить этот комплекс. А содержать в дорогостоящих апартаментах и при таком же оборудовании беспородных буренок – это та овчинка, которая не стоит выделки. И третье – та самая переработка молока, которой у нас в районе нет.

Напрашивается вопрос: а не лучше ли использовать еще оставшуюся материальную базу, например, Мостовского молочного комплекса, где хозяйничают сегодня полтора десятка человек по своему усмотрению, или подсобного хозяйства Егоршинского радиозавода, которую пока еще не успели растащить на стройматериалы предприимчивые дельцы?

О проблемах частного сектора можно говорить не меньше. Назовем лишь одну из причин резкого сокращения поголовья коров в личных хозяйствах. Это закрытие железнодорожных переездов. Попробуйте догадаться, кто знает географию Артемовского района, как привезти сено в поселок Незевай из урочища Петров Угол? И не пробуйте. Ехать за ним надо через станцию Егоршино, да и то – если там к покосам проезжая дорога есть. Это только один пример, а привести их можно массу.

Подвести итог своим рассуждениям мы хотим такой. Природные возможности АГО для преодоления продовольственного кризиса есть, даже, пожалуй, хорошие. Можно было бы поговорить о развитии рыбного хозяйства, разведении мелкого рогатого скота и кроликов и т.д. Дело в политических решениях, способных максимально использовать те экономические возможности, какие открываются сегодня (национальные проекты). Для этого нужна детальная долгосрочная программа, составленная компетентными специалистами, а не основанная на «голых» статистических выкладках. Именно долгосрочная, которая начнет давать отдачу как минимум через три года после начала полноценной ее реализации.

Анатолий Корелин