Архив
15 мая 2009 в 10:46

Наши: как это было В Чечне войны нет, а люди на ней гибнут

Прошло более двух месяцев, как сотрудники милиции Артёмовского ОВД вернулись из служебной командировки в Чечню. Корреспондент газеты «Всё будет!» в пять утра 2 марта встретил их на вокзале Екатеринбурга и вместе с ними вернулся домой (№10, 5 марта 2009 г.). Конечно, тогда было не до разговоров, всем хотелось поскорее оказаться в родных стенах, с близкими, ведь они полгода не были дома. Поэтому встречу мы запланировали после отпуска и периода реабилитации.

А поговорили мы с майором милиции А.Г. Курносовым, заместителем начальника отдела, начальником отделения кадров Артёмовского ОВД

— Андрей Геннадьевич, что значит – служебная командировка?

— Это приказ начальника ГУВД по Свердловской области, и я как раз поехал по приказу. Вообще многие руководители моего уровня в Чечне уже были, а мне как-то не пришлось, а ведь я многих наших ребят отправлял. Теперь вот сам почувствовал, что это такое. Ну, а остальные ребята поехали по желанию.

Реклама

— Известно, что контртеррористическая операция в Чеченской республике завершена, а боевые действия продолжаются. И гибнут российские милиционеры…

— Бои там идут. В горах стоял ОМОН, напали на их КПП, за полчаса боя погибло семеро сотрудников. Мы – МВД, ФСБ – находимся там в качестве сдерживающей силы, чтобы жители Чеченской республики чувствовали себя уверенно.

— И какое у них отношение к нам?

— Настороженное, но сейчас в школах детей настраивают на мирную жизнь. Мы, например, участвовали в спортивных мероприятиях, с детьми в футбол играли, в новогодние праздники охраняли школы вместе с чеченскими милиционерами. Родители благодарили, даже подарки вручали. Можно сказать, что те, кто живет не в горах, осознали, что мирное существование – это возможно.

— Что представляет собой Грозный?

— Если сравнить, допустим, с Екатеринбургом, то поменьше. Но Грозный – это не только жилой сектор, есть и возвышенности, и низменности, и лесопарки, в которых всё еще можно нарваться на растяжку, поэтому нужно быть очень внимательным, оглядываться, отслеживать любой пристальный взгляд. Например, взрывчатка может быть упакована в обычной пластиковой бутылке, срабатывающей от сотового телефона. А вообще, хотя ещё много разрушенных домов, со следами от пуль, снарядов, но город отстраивается.

— В общем – расстановка сил?

— Там существуют шесть фронтов: четыре — в самой Чечне, один в Дагестане, один — в Ингушетии, и у каждого фронта своё направление удара. Все эти фронты привычнее называть бандформированиями, состоящими как из самих чеченцев, так и из наёмников из арабских стран, которым за уничтожение нас, российских милиционеров, платят большие деньги.

— Вы находились, насколько я знаю, в Старопромысловском районе Грозного.

— Да, мы охраняли ОВД по Старопромысловскому району, где работают чеченцы и контрактники, жили на втором этаже отделения милиции, оружие, бронезащита всегда с нами. По тревоге за три минуты каждый сотрудник должен был занять свою точку по плану обороны, чтобы отражать нападение и прикрывать своих людей. При нас такого не случилось. А их начальник штаба сказал, что они работают — пока мы находимся на этой территории, если мы уйдём, их могут здесь просто перебить…

— Участвовали в конкретных операциях?

— Приходилось ходить в горы – прочёсывать местность. Один раз в Ингушетии задерживали участника бандформирования. Когда о нём поступила информация, разработали план операции и выехали на место. Его жена в это время находилась во дворе с гранатой, а сам он отдыхал с гранатой под подушкой. В небольшую комнату забежали шесть наших сотрудников и разом на него накинулись, иначе, если бы он успел дернуть чеку, погиб бы сам и все шесть человек. Потом держали его руки и разжимали по одному каждый палец. Задержали и его, и жену, которая также была готова себя подорвать, так как понимала, что и ей как участнице бандформирования срок грозит немалый. Кстати, в этой операции отличился начальник криминальной милиции Заречного ОВД А. Климов.

Реклама

— Андрей Геннадьевич, есть предел психологическому напряжению?

— Самый трудный – первый месяц. Весь сентябрь мы тренировались, в октябре, когда проходили выборы в парламент, мы охраняли избирательные участки, затем ноябрь – нормально. А вот с декабря стало, что называется – давить. Психологически самый оптимальный срок подобной командировки – три месяца.

— Есть определённое мнение, что туда ездят за большими деньгами.

— Раньше – да, так как в Чечне велись активные боевые действия, теперь это обычная работа с зарплатой, примерно, в полтора раза большей, чем здесь. Думаю, раньше ребятам было там несладко.

— Не жалеете?

— Нисколько. Я сейчас хорошо представляю, что там и как, тем более что Свердловскую область, по мнению начальника ГУВД генерала М.А. Никитина, мы представили достойно, ведь не зря все ребята из нашего отдела отмечены наградами Министерства внутренних дел Российской Федерации.

P.S. Майор милиции А.Г. Курносов благодарит всех сотрудников Артемовского ОВД, ездивших в командировку в Чеченскую республику, за мужество и достойное несение службы, а их семьи – за терпение, понимание и веру.

Андрей Лавренюк