Архив
20 января 2010 в 11:33

Если бы не соседка…

- Помогите спасти человека, - обратился в редакцию наш читатель Владимир Иванович. – Пожилая женщина замерзает в собственном доме. Печка обвалилась, в доме холод, спит в спальном мешке, заваленная тряпками. А морозы, говорят, будут нешуточные. Женщина непьющая, сын в Екатеринбурге живет.

Не в первый раз мы принимаем от читателей такие просьбы. И, конечно, уже знаем, в какие социальные службы нужно обращаться. Вот и на этот раз созвонились с сотрудниками комплексного центра социальной помощи населению и выехали вместе с Верой Юрьевной Погудиной, специалистом по социальной работе, по указанному адресу, в Паршино.

Домик, в котором проживает Римма Михайловна, та самая женщина, которую просил спасти наш читатель, с виду ветхий, но таких в городе, да и по району очень много. И зачастую подобные маленькие и покосившиеся домики внутри оказываются и уютными, и теплыми. Но то, что мы увидели… Вернее, сначала почувствовали.

Едва Римма Михайловна открыла ворота, запах гари ударил в нос. Во дворе довольно внушительная поленница дров, у крыльца свежие нарубленные щепы для растопки, но уже во дворе дымно. Дверь в дом открыта настежь, оттуда и тянет гарью. Потолок закоптился, на стенах копоти меньше, но чувствуется, что ненадолго: печка топится по-черному.

Реклама

— Ой, девочки, да как вы узнали? – запричитала хозяйка дома. – Видите, как я живу? Это я сама все натворила. Кирпич в дымоход упал, и теперь печку не растопить. Весь дым в дом идёт. Я печника вызывала, а он сказал, что всю печку нужно перебирать. А как ее зимой-то перебирать? Вот я пенсию получила — купила обогреватель и плитку, радио купила…

Дверь на улицу всё ещё открыта, дым валит из всех щелей печи. Находиться в комнате невозможно. Впрочем, если бы даже не было так угарно, всё равно об уюте в этом доме и речи нет: единственная комнатка завалена пустыми коробками и тряпками, которыми женщина утепляет свое жилище, как может. У самой печки горбылем криво-косо отгорожена конурка размером метр на два. Там Римма Михайловна устроила себе спальную комнату. Горбыль обила картоном от коробок, вход завесила покрывалами, а постель устлала огромным количеством покрывал, одеял, простыней…

— У меня всё в порядке было, пока кирпич не упал, — объясняла Римма Михайловна. – Вы только сыну не рассказывайте, не расстраивайте его, я справлюсь. Он у меня один. Я с ним столько всего перенесла… Операции в разные города ездила делать, вырастила, выучила. Он у меня теперь уважаемый человек, семья хорошая, внучка есть. Я ведь сама сюда напросилась приехать. Хотела, чтобы на земле домик был, чтобы огород был, чтобы внучку свежими овощами кормить. Думала, зиму переживу, а потом построим новый домик из сруба, печку выложим…

Но о Римме Михайловне в управлении соцзащиты уже наслышаны. Второй год живет женщина на нашей территории. Дом куплен на имя сына, а мать живет два года без прописки. Только после вмешательства социальных работников Римма Михайловна смогла получать пенсию по временной прописке. А до постройки нового дома или утепления купленного домика дело так и не дошло. И, как говорят в социальной защите, вряд ли дойдет. Так же считают и соседи, которые помогают Римме Михайловне уже второй год.

— Римма Михайловна, давайте мы поможем вам устроиться в интернат, — предлагает Вера Юрьевна.

— Нет, я сама справлюсь, — перебивает Римма Михайловна. – Мне только зиму пережить, и всё. Я попрошусь к соседке, к Валентине Ивановне. Она, может, пустит пожить на дачу. У нее тепло. А летом дом будем строить…

— Может быть, вы хотите отдохнуть в «Надежде»? Там и тепло, и кормят хорошо, и досуг организован, работает психолог, массажный кабинет…

— Ничего не надо.

— Мы можем прикрепить к вам социального работника, который будет навещать вас, помогать в быту, при необходимости поможет собрать документы для обращения в официальные инстанции…

— Нет, я справлюсь. Мне бы только зиму пережить.

Вера Юрьевна, оглядевшись, только развела руками: «У нас всё носит заявительный характер. Если человек отказывается, должны обратиться его родственники…»

Но сотрудники управления соцзащиты, которые еще раньше начали работать с Риммой Михайловной, утверждают, что сын неохотно принимает участие в жизни матери. Дозвониться ему можно. Но, чтобы помочь матери или хотя бы приехать и самому увидеть, как она живет, желания у сына нет.

Реклама

В результате помогла всё та же соседка Валентина Ивановна, которая пустила Римму Михайловну пожить в свой дом. Мир, как говорят, не без добрых людей…

И всё же. Посмотрите, что получается. Не сын, не государство, а просто сердобольная женщина спасает человека от замерзания. А в том, что происходит, вроде бы и виноватых нет: все выполнили свой долг, как сумели. И сын, купивший матери домик, и государство, предложившее жизнеустройство, давшее пенсию, да и сама Римма Михайловна, вырастившая благополучного сына, отработавшая стаж для пенсии….

А толку? Если бы не соседка….

Наталья Сергеева