Архив
26 января 2010 в 11:03

Если бы не ранение…

Эту историю мне рассказали 20 лет назад главные её участники – Владимир Михайлович и Анна Ивановна Сваловы, жители села Мостовского. Тогда все ещё были живы.

Связист Владимир Свалов был в очередной раз ранен в 1944-м в Каменец-Подольской области, невдалеке от станции Дунаевцы. Осколок разбил коленную чашечку, и пришлось бы ему плохо, если бы не семья Шевчуков из деревеньки, которую накануне освободили от немцев. Двое суток провёл боец в подвале хаты приютивших его хозяев. И только потом был отправлен в госпиталь.

Сколько таких мимолётных встреч было за войну – не счесть, но эта почему-то запала в душу. Простые и добрые люди двое суток не отходили от раненого, отвыкшего от внимания и участия. Да ещё рассказали ему, что дочь их угнана на работы в Германию. Словом, взял потом и написал им письмо со словами благодарности. Раз, другой.

Впрочем, бывало это совсем не часто: бригад прорыва 120-миллиметровых миномётов, в которой служил Владимир, почти не выходила из боёв. Львовско-Сандомирская операция, бои в Восточных Карпатах за Дуклинский перевал, освобождение южных земель Германии – до встречи с американцами на Эльбе. Но несколько писем в Дунаевцы он написал. Шевчуки в ответ писали: «Может, встретишь где нашу Аню…» Нет. Не встретил. Это было бы уже настоящим чудом. Даже трудно было такое представить – Германия напоминала в те месяцы разворошенный муравейник.

Реклама

После демобилизации Владимир Михайлович вернулся домой – в родное Мостовское – и на прежнюю работу на станции Егоршино. Должно быть, это выглядело и странно, но и с Урала он вёл переписку не с однополчанами, а с крестьянской семьёй из прикарпатского села.

Однажды пришло ему письмо, написанное незнакомым почерком – девичьей рукой. Это вернулась из Германии дочь Шевчуков Аня. Не мог до неё дойти Владимир Свалов, потому что находилась она в лагере для перемещённых лиц неподалеку от Линца, а это почти на границе с Францией, и освободили их союзники – американские солдаты.

Молодые люди обменялись фотографиями, и пошла уже не переписка, а настоящий почтовый роман. Кончился он тем, что в 1948-м году Владимир взял отпуск, поехал на Украину и 28 августа, как сам рассказывал, расписались они с Анной Шевчук в местном сельсовете.

А потом привёз он молодую жену на Урал. Родился у них сын Анатолий. Живёт он в Екатеринбурге, был доцентом (теперь, может быть, давно уже профессор) в одном из вузов. Растут у него два сына – Егор и Глеб. Знают ли они эту историю?

Владимир Михайлович Свалов был награждён орденом Красной Звезды, тремя медалями «За отвагу». Прошёл он всю войну – от Москвы до Сталинграда, форсировал Днепр. Домик их стоял на самом краю села. Не было в нём даже телефона, потому что был он скромным человеком. Даже эту историю рассказал только тогда, когда мы к нему домой приехали и деваться ему стало некуда. Историю о том, как он нашёл свою судьбу через очередное (а их было не одно и даже не два) ранение в бою.

Анатолий Корелин