Архив
24 марта 2011 в 10:39

«Зачистка» Уралмаша аукнулась на Буланаше

Наркоманией и токсикоманией среди подростков никого давно не удивишь. Одни курят травку, другие варят «манагу», третьи нюхают клей. В общем, выбор у подрастающего поколения для ловли сомнительного кайфа есть.

Бороться с этим пагубным злом у нас готовы и комиссия по делам несовершеннолетних, и управление образования, и соцзащита, и здравоохранение, и, конечно, милиция. Представители данных структур с 9 по 12 марта, участвуя в операции «Подросток. Игла», не ограничились беседами в школах о вреде наркомании, но и побывали в рейдах: прошлись по барам, местам скопления молодёжи (а они известны), посетили неблагополучные семьи. В итоге — 20 административных правонарушений, на учёт в отделение ПДН поставлены трое подростков и один родитель. Ни одного несовершеннолетнего наркомана во время операции не попалось, хотя у нас они есть.

— На учёте конкретно у нас, в ОПДН, состоит в настоящее время двадцать подростков: восемнадцать – токсикоманы, двое — девочка и мальчик – наркоманы, но употребляют эпизодически, — рассказывает майор милиции Л.Н. Ерофеева. – Основная часть ребят-токсикоманов проживает на Буланаше. Периодически мы проверяем их по месту жительства, общаемся с учителями, обязательно контролируем дружеские связи – чтобы, не дай бог, не появились среди их друзей взрослые наркоманы.

— Почему Буланаш?

Реклама

— Думаю, сказалось переселение. В своё время в Орджоникидзевском районе Уралмаша наводили порядок, выселяли неблагополучные семьи – и к нам, на Буланаш.

— По стране реальное количество наркоманов в разы превышает официальную статистику…

— На самом деле, конечно, у нас так же. Ведь на учёте состоят лишь те, кто был официально привлечен к административной ответственности за потребление наркотиков либо токсических веществ. Необходимо медосвидетельствование подростка, но чтобы его провести, нужно согласие родителей. То есть если мы услышали, что какой-то подросток замечен в употреблении наркотиков, мы не можем его взять и поставить на учёт на основании слухов. Мы можем лишь наблюдать за ним и, если зафиксировали факт потребления, ставим на учёт и контролируем на законных основаниях.

— А что родители?
— Если родители и заподозрят своих детей в употреблении наркотиков, а ребёнок, естественно, будет до последнего отпираться, то они готовы слепо ему верить. Кто же захочет верить в худшее? Но уж если случилось, идут к наркологу, а не к нам – боятся огласки. А нарколог не обязан предоставлять сведения в милицию, то есть семье обеспечивается анонимность.

И всё же на данное время Артёмовский район по подростковой наркомании и токсикомании в сравнении, допустим, с соседними городами, по мнению Л.Н. Ерофеевой, можно считать более-менее благополучным.

Андрей Лавренюк