Архив
24 февраля 2012 в 11:54

Какая связь между мостом и депутатом?

Женщина, позвонившая на редакционный телефон, представилась как Татьяна Афанасьевна. Она уже на пенсии, проживает за перекидным железнодорожным мостом. Проблемы, о которых она рассказала, вроде бы не особо значимые, потому как это — данность, существующая не один десяток лет. Все окрестные жители давно смирились с подобным положением и выкручиваются, кто как может. Часто, даже в основном — совершая административные правонарушения.

Вот и Татьяна Афанасьевна вынуждена преступать законодательство. Тем не менее, женщина рассказала нам обо всём даже не затем, чтоб мы как-то помогли решить проблемы — об этом она не просила. «Просто накипело, — сказала Татьяна Афанасьевна, — можете напечать в газете».

Группа риска

«Живу я на той стороне линии, за железнодорожным мостом. Хожу на станцию, конечно, не часто (у меня ноги больные), но когда соберусь, то иду через пути. Да, останавливали сотрудники полиции, протокол составляли — потому что нельзя там ходить. Да это у нас все знают, но многие делают так же. Потому что мост далеко… Наш участок объединён как-то с микрорайном, и у нас депутат по округу Шарафиев. Знаете, когда его люди выбрали, я в шоке была. Подумала: он ведь на Буланаше ничего не сделал, поэтому и баллотироваться там во второй раз не стал.

Вот и здесь: пусть делом займётся, пусть людям сделает доброе дело. Я понимаю, что перенести мост поближе к нам, конечно, никак нельзя, но ведь и мостков переходных поблизости нет. Там, кстати, есть туннельчик, может, его почистить можно… А люди давно мучаются и с этими полозьями на мосту. У меня дочь живёт на станции, так чтобы ко мне с внуком прийти, она с коляской по локомотивному депо обходит — это какой круг! Там, кстати, и оштрафовать могут. Но с коляской по мосту не подняться: полозья сделаны давно, величина у них одна, а сейчас у колясок и ширина, и размеры колёс разные. Ничего не совпадает».

Реклама

«Мы только соблюдаем закон»

— Егоршино — станция большая, а переходить железную дорогу можно лишь по пешеходному перекидному мосту или в специально отведённых для прохода местах, — говорит старший инспектор ПДН линейного отделения полиции Алёна Ковпак. — Переходы у нас есть как в чётной горловине (при въезде из Екатеринбурга), так и в нечётной (выезд на Алапаевск, Тавду), но они предназначены для служебного пользования. Ещё можно переходить пути на переездах. Все эти переходы друг от друга очень далеко, поэтому люди, совершившие правонарушение, часто возмущаются: «Мы тут живём, почему должны в такую даль к мосту идти, да и что может случиться, если перейдём пару-другую путей!».

Что касается «ничего произойти не может», сотрудники полиции как раз могут поведать о трагических фактах, связанных с переходом путей в неположенных местах. Но и железнодорожников можно понять, у них свои нормативы: где-то можно мостки проложить, где-то — нельзя.

Если следовать правилам, переходить железную дорогу можно по перекидному мосту, по мосткам на ул. Первомайской, где была контора СМП, на переездах в районе промкомбината, городском и у базы запаса паровозов. Сами понимаете, уважаемые читатели, что соблюдение этих правил просто нереально — как переходили люди, где поближе, так и будут.

А по поводу дополнительных настилов для перехода и полозьев для колясок на мосту — думаем, что с этим вопросом лучше обратиться к другому нынешнему депутату Думы АГО, железнодорожнику Владимиру Размадзе. Понадёжнее будет.

Андрей Лавренюк