Архив
11 мая 2012 в 10:02

Боялся роту потерять

Как ни странно, время, проведенное на фронте, для Аркадия Михайловича оказалось не таким жестоким, как тот период, когда молодых, необстрелянных ребят готовили в учебке в 1943 году.

— После такой подготовки, какая была у нас в Чебаркуле, никакого фронта не будешь бояться. Такой голод и холод был, что радовались, когда на фронт нас забирали, — вспоминает Аркадий Михайлович. — По прибытию в Чебаркуль нас повели в баню. Холодно на улице было. А в баню прямо с озера качают воду. Берем тазик с водой и на себя — раз, опрокинули — и бежать одеваться. Казармы были, как землянки, — овощехранилища длинные, в них трехэтажные нары. Сначала мы камышу набрали, камышом их укрыли. Но всё равно холодно в землянке. Печурка стоит где-то далеко, у дневального. А мы так спали: ляжешь с вечера на бок — уже не повернешься. Потом дали одно одеяло на троих. Так и спали. И все время есть хотелось… Вот так на фронт готовили, чтобы злее были.

В мае 1944-го из учебки Аркадий Михайлович попал на 2-й Белорусский. Участвовал в наступлении на Могилев, форсировал Днепр, Неман и вместе со своей 330-й дивизией подошел к Августову.

— Двое суток шли по ночам пешком. Служил я в пехоте станковым пулеметчиком. Когда к Августову подошли, у меня уже было два легких ранения. Один раз в окопах подзавалило, контузило немножко. Но я из строя не выходил, потому что боялся свою роту потерять. Тут уже все знают друг друга, и когда в наступление идешь, то свои, если что, если ранят тебя, помогут. А то было в батальонах и такое: когда пробивали оборону, а берег крутой был у реки, то кого ранят, того песком после орудийного обстрела так и завалит.

Реклама

У Августова и закончилась фронтовая дорога Аркадия Аксенова. Командир дивизии отправил его учиться на офицера в пулеметное Тамбовское училище.

Анатолий Корелин