Архив
5 июня 2012 в 8:31

Человек созидающий

Говорят, что любое произведение художника — это его автопортрет. Вглядываюсь в работы Олега Клавдеева — графика, керамика, скульптуры изо льда…

Не утоните…

Многогранность действительно в характере этого человека. Ещё некая загадочность, неиссякаемая энергетика, помогающие создавать настроение.

— Графические работы написаны по каким-то сюжетам?

— Без сюжета. Как на душу придется. Некоторые рисовал на едином дыхании, работа над другими растягивалась на неделю и больше. Главное, когда рисую, настроение.

Реклама

 

Каждую из этих работ можно разглядывать часами, открывая каждый раз разный смысл, понимая по-новому. Заметила, кстати, что рисунки легко ложатся на настроение того, кто смотрит на картинку. Видите, как много мелких деталей прорисовывает художник? Они и помогают сделать восприятие объёмным.

— А названия у работ есть?

— Нет, определенного нет, но можете назвать, как хотите. Для меня главное — смысл, который вкладываю.

Разглядываю две работы, которые складываются в диптих «Мужчина и Женщина». На одном в центре Она в обрамлении мыслей о Нём. На другом Он, в темных круглых очках, которые носят слепые: большую часть его мира тоже занимает женщина.

— Как любой мужчина, — комментирует Олег Николаевич. — Ничего не вижу, ничего не слышу, но думаю о женщинах.

А вот «Дух леса» — жаль, что это не иллюстрация к сказке. Книгу с такими картинками так и тянет прочитать. Каждая черточка этого графического изображения не просто притягивает взгляд — втягивает смотрящего целиком.

Смотрите, не утоните, разглядывая.

Глину нужно мучать

Керамика — еще одно направление, в котором работает Клавдеев. Правда, теперь, когда ему пришлось переехать в Артемовский (где он, кстати, строит собственную художественную мастерскую), керамикой он временно не занимается — негде обжигать работы. То, что увидели мы, — малая толика того, что сделано вообще. Некоторые работы остались лишь на фотографиях.

— Что это? Лошадка? А почему в груди у нее три колокольчика?

— «Тройка», — говорит название работы Олег Николаевич.

 

Реклама

И я снова удивляюсь. Действительно тройка, наша, русская — с росписью, с бронзовыми колокольчиками.

Есть керамика лощеная, есть керамика в глазури. И все так же каждая работа — маленький мир, затягивающий, очаровывающий.

— Вот дострою мастерскую, снова можно будет заняться керамикой, — говорит Олег Николаевич.

— Глину любую можно? — не без личного интереса спросила: вдруг тоже керамикой увлекусь?

— Глину сам готовлю. Ее надо мучать. Ищу здесь по карьерам, — объясняет. — Примерно на глубине двух метров берем, потом в воде растворяем, через сито процеживаем, даем отстояться, подсушиваем, в пленку заворачиваем. Потом даем отлежаться и руками выминаем…

И «Белое безмолвие»…

В Артемовском Олега Клавдеева все же больше знают, как скульптора льда. Если точнее, мастера по ледовым скульптурам. За его плечами неоднократное участие в чемпионате мира, что традиционно проходит на Аляске. Но до этого были и другие победы в разного рода ледовых конкурсах, победа в одном из них — чемпионате России — и подарила грант, а значит возможность участвовать в конкурсе на Аляске в городе Фэрбенкс.

В 2011 году Олегу Николаевичу принесла успех работа «Белое безмолвие». В этом году «Путь к земле» и «Великий дух». Все они пронизаны этническими мотивами, историей самой Аляски, изучением быта коренных жителей, живущих на этой территории.

— Нам давали возможность сделать работы разного объема, — говорит Олег Николаевич. — Но один блок льда высотой в два с половиной метра, шириной и длиной метр шестьдесят и метр двадцать соответственно — из них особенно большая работа не получится. Несколько блоков — и получился «Великий Дух».

Корабль, где вместо мачты — великое древо, и индеец, поднявший руки к небу в просьбе, молитве или благодарении.

— Жаль, что эти работы так недолговечны, — расстраиваюсь.

— Это что, мы в Польше работали при температуре плюс пять градусов, — улыбается мой собеседник. — Сухим льдом склеивали скульптуры…

Вот тебе и «Пермяк-соленые уши»

Олег Клавдеев рассказал, что в Америке совершенно иначе относятся к художникам. Их проекты поддерживает мэрия и даже продвигает работы, рекламируя, когда проект заслуживает одобрение общества и оказывается нужен городу.

— Почему не остались там?

— Возраст уже не тот. Родители здесь пожилые. Дом строю, — отговаривается.

— Пытались какие-то проекты у нас предложить в мэрии?

— Конечно, предлагал проект памятника у ЗАГСа, мостик. У роддома можно было поставить скульптуру — семейство Бобров. Как в Перми, например. Символ — медведь бронзовый — стоит, у него весь нос отполирован руками. Или скульптура «Пермяк- соленые уши». Там лицо в прорезь вставляешь и на фотографии видишь себя с огромными ушами из бронзы.

Да, нам не хватает таких креативных работ, скульптур где-нибудь в парке, у реки…

А ещё Олег Клавдеев предлагал поднять с земли мраморные плиты, что в Сквере Победы. Именно он сделал проекты к памятникам участникам локальных конфликтов и жертвам политических репрессий. Увы, муниципалитет не заинтересовался, а общественники приняли бы с распростертыми объятиями, да вот только где ж денег взять на оплату? Ведь Олег Николаевич — профессиональный художник, он своим творческим трудом на жизнь зарабатывает.

Хотя, конечно же, и по жизни он не может без художеств. Во всем. Даже дом, что он строит, как родовое гнездо, на месте родительского, у него необычный, особенный — мимо не пройдешь. «Во французско-английском стиле» — говорит.

Вот такой он, Олег Клавдеев, художник, человек созидающий.

В двух словах:

Олег Николаевич Клавдеев родился в 1963 году в селе Больше-Трифоново. Учился в школе №56. После окончания школы окончил училище №11 в Богдановиче по специальности «художник-оформитель». Работал на радиозаводе инженером -конструктором по художественному конструированию и проектированию. Отслужил в армии (1984-1986 год). После армии закончил институт в Нижнем Тагиле — художественно-графический факультет. Член Союза художников России.

Наталья Шарова