Архив
29 июня 2012 в 8:39

Пакистан и Корсика, родом из Артёмовского

На последних областных конно-спортивных соревнованиях «Пора надежд», что прошли в Верхней Синячихе, все призовые места заняли орловские рысаки, что родились и были воспитаны в частной конюшне Анатолия Витальевича Кислицына.

Первое и второе место заняли жеребцы Жар Пустыни и Пакистан, лидерство им уступила Корсика (третье место). Корсика — из конюшни Кислицына, а вот жеребцы сейчас уже выступают не за Артемовский, они проданы.

— Но все равно это наши лошади, двухлетки, — рассказывает Миля Александровна Панюкова, что вынянчила, вырастила и выучила нынешних чемпионов. — Первым пришел Жар Пустыни (наездник Алексей Черемных), вторым пришел Пакистан (наездник Федор Алешин из Раскатихи) и третья — я, на Корсике.

— Такие имена у лошадей экзотические….

Реклама

— У спортивных лошадей обычно клички даются так: первые буквы имен мамы и папы должны присутствовать в имени жеребенка. Если у Пакистана мама Колонна, а папа Прокат, то в имени жеребенка должны быть П и К. У девочек желательно, чтобы в имени была первая буква мамина, а у мальчиков наоборот.

— Как чемпионов вырастили? Есть какой-то рецепт воспитания?

— Как спортсменов воспитывают? Всё — с детства. Я утром встаю в пять часов утра, еду на маршрутке и, пока нет в поле оводов и комаров, запрягаю, отрабатываю с ними программу. Есть графики специальные, по которым мы работаем. То есть точно так же, как тренируются люди, точно так мы и с лошадью работаем, чтобы чего-то добиться.

— По нынешним победителям соревнований с детства было видно, что будут успешными в скачках?

— По приметам можно увидеть, конечно, но всё же главное — тренировка, воспитание, уход.

Миля Александровна признается, что, хоть и не за нашу конюшню лошади выступали и принесли своим хозяевам победу, но гордость за них она испытала.

— Я с детства воспитывала их, как мама. Я приняла роды и до году с ними занималась, к рукам приучала — ножки брала, на поводочке водила. А в семь-восемь месяцев мы их отсаживаем от мамы и начинаем тренировать. На привязь ставим, на вожжи, уздечку одеваем, чтобы привыкали.

— А когда продаете и на разных соревнованиях встречаетесь, узнают вас воспитанники?

— Было в этот раз. Мы приехали на соревнования, нас с кобылой Пакистан издали узнал. Мы его последнего продали. Я на нем уже ездила, готовила для себя. Но потом решили, что на двух лошадях не поедешь. Вот и договорились, что кобылу оставляем на племя, а Пакистана продаем.

Я нисколько не удивляюсь, что у Мили Александровны воспитанники занимают призовые места. Видели бы вы, как она общается со своими подопечными! Каждому свое ласковое имя подобрано, с каждым — разговор особенный: с малышами, как с детками малыми, с их мамами — ласково, успокоительно, с жеребцами — серьезно, настойчиво, с уважением и теплом в голосе.

— Откуда у вас такая любовь к лошадям?

— Я с детства хотела заниматься с ними, но мама с папой не разрешили. А на пенсию вышла, мне уже никто не указ. И теперь не знаю, как я без них была? Мы не расстаемся сейчас, ежедневно с ними.

Реклама

— А ездить когда научились?

— Я послевоенная. Папа пришел с войны, а раньше же не было транспорта. Ездили верхом. Он стал меня возить с собой, а в пять лет я уже ездила сама. А когда в школе училась (я родом из Осинцево Ирбитского района), там недалеко на конном дворе, где родители работали, и сено возила, и на граблях работала, на волокушах. Постарше стала, хотела пойти на Ирбитский ипподром, а там как раз несчастный случай произошел со смертельным исходом, и меня родители не отпустили. А мы же раньше послушные были. Но я эту любовь к лошадям через всю жизнь пронесла. Фильмы смотрела, книги про лошадей читала.

Я сейчас все жалею, что мало мне с ними быть отмерено, все равно же возраст свое берет.

Миля Александровна, даже беседуя, далеко от своих лошадок отойти не может. Пока говорили, успела всех приласкать, малышей почесать, домой привести нагулявшихся маму с жеребенком, а Корсику наоборот — вывела погулять. Правду говорят, что по животному сразу видно, любят его или так — кормят и терпят. Там, где питомцев любят, они лоснятся и будто светятся изнутри. Видите, какая Корсика? Остальные лошадки точно такие же. Не удивительно, что здесь растут чемпионы.

Наталья Шарова