Архив
6 августа 2012 в 9:09

Забастовка

Событие это случилось 105 лет назад, когда по всей европейской части Российской Империи уже прошла первая революционная война. Отгремели выстрелы, баррикады разобраны…

Ранним утром 12 марта 1907 года жители услышали тревожный сигнал заводского гудка. Рабочие всех смен быстро собрались в сварочном цехе, туда же прибежал встревоженный гудком управитель завода Сафонов.

Забастовка…

Незадолго до описываемых событий в доме Афанасия Самсоновича Шаньгина (по другим сведениям в доме Сергея Ивановича Пепелева) в полном составе собралась Ирбитско-заводская ячейка РСДРП (не путайте с большевиками, они к 1-й революции в России практически ни какого отношения не имеют, прим. авт.), которой руководил уроженец поселка Григорий Герасимович Ветлугин. Темой заседания было обсуждение недовольства рабочих в Ирбитском заводе. Нужно было показать, что завод настроен революционно.

Реклама

Предложения были разными. Самые радикальные предлагали разгромить винные лавки, напоить рабочих, а затем разграбить магазины купцов Елина и Замятина. Другие к этому же сценарию предлагали добавить пожары на складах торфа и угля, а когда туда придет управитель сделать ему «карачун», а тело бросить в огонь: потерялся, мол, и все.

Но более сознательные члены партии убедили остальных, что надо устроить забастовку. План был такой: так как после выходного дня завод начинает работу с растопки паровых котлов, забастовать надо топочникам. Когда на переговоры придет управитель, потребовать у него прибавки к зарплате.

По цехам были распределены агитаторы, которые призывали рабочих и служащих к бунту.

В понедельник смена пришла на пуск завода, но вместо паровых двигателей рабочие включили пожарные гудки. Собралось около 200 рабочих.

Как известно, Павел Петрович Бажов свою повесть о событиях в Ирбитском заводе «Формирование на ходу» писал по воспоминаниям участников и очевидцев, и так как она была написана в середине 1930-х годов, на нее еще не легла толстая советская пленка приукрашивания событий. Предоставим слово самому писателю: «Толпа окружила его (управителя, прим. авт.) и потребовала прибавки. Привыкший за четверть века к другому поведению рабочих, управитель заносчиво объявил:

— Прибавки не будет, а сбавить могу хоть сейчас.

Этот заносчивый ответ возмутил рабочих, и всякие переговоры стали явно излишними.

— Не можешь, так нечего тут тебе сидеть. На харовину посадить да на свалку увезти, только и дела.

Молодежь подхватила этот выкрик и сейчас же раздобыла дровни, привязав к ним длинную веревку. На дровни была брошена харовина (рваный, испорченный лист железа). Посадили на это лист управителя и с гиканьем, свистом и криками вывезли за ворота завода».

Далее из письма Е.А. Думновой своему сыну от 14 марта 1907 года: «Рабочие довезли его до проходной сторожки. Он встал и сказал: «Спасибо, братцы». Потом пошел в контору. Служащие затворили двери в конторе, не пустили управителя. Должно быть, боялись народа. Он пошел домой и в тот же час уехал в Алапаевск».

Бастующие вызвали земского начальника. Тот пришел вместе с помощником управителя Кетовым. Попросили от рабочих делегацию для переговоров. В состав делегации вошли Ф. Журавлев, С. Казанцев, Г. Ширкунов, В. Кононов, С. Пепелев.

Зашли в контору к Кетову.

Реклама

— Какие у вас требования? — спросил тот.

— Требуем восьмичасовой рабочий день, — сказал Кононов.

— Я это не уполномочен сделать, — ответил Кетов.

Так ни к чему и не придя, все разошлись по домам.

На следующий день из Ирбита в завод приехал исправник Липский и несколько полицейских. Были арестованы Ф. Журавлев, С. Казанцев, И. Сердюк, Г. Ширкунов. Для допроса задержали подозреваемых в связи с РСДРП учителей: В.Е. Беззубова и Р.Ф. Попову, врача Г.А. Удинцева и акушерку А.П. Яркину.

Непонятно, понимали ли организаторы забастовки, что управитель завода Сафонов сам был «маленьким человеком» и не мог решать вопросов повышения заработной платы и уменьшения рабочего дня, и их требования, обращенные к управителю, заведомо были бессмысленными.

Вот так 77-летний А.И. Сафонов, 42 года управлявший Ирбитским металлопрокатным заводом, покинул его навсегда.

Константин Бороздин