Архив
25 апреля 2013 в 23:49

Суженый привиделся во сне

Сегодня, 26 апреля, у Ольги и Сергея Лазаревых особенный день — 38-летие совместной жизни. Дата не круглая, но, согласитесь, солидная.

Когда Сергей и Ольга рассказывают историю своего знакомства, потом сватовства, а дальше, листая свадебный альбом, и самой свадьбы, всё больше убеждаешься в верности народной поговорки о том, что браки заключаются на небесах. Уж сколько всего пришлось преодолеть этой паре, и сколько подсказок посылали им небеса о том, что суждено им быть вместе.

— Я жила в Соснятах, западное крыло Покровского, а он в поселке Кирова. После армии «дембеля» месяц гуляли, вот и занесло его в наши края, — рассказывает Ольга. — А за полгода до встречи, в самую чёрную полосу моей коротенькой тогда жизни, я увидела его во сне, в костюме, что он был в день свадьбы, и имя его было в том сне, и часть событий, что случились после нашей встречи, и расположение комнат в его доме. И даже дочь, и наш переезд на Буланаш. Только заканчивался сон странно: я иду к нему в больницу, веду за руку дочку лет пяти, мы переходим железную дорогу. Случилось и это: он попал в «хирургию» с травмой, к счастью, не страшной, и мы с доченькой к нему через эту линию ходили.

А тогда, в январе 1975 года, когда встретились Сергей и Ольга, случалось жениху от Соснят до Кировки пешком бегать! Не могли друг без друга долго, а автобусы в то время ходили неважно. Да разве это препятствие? Было множество преград их встречам и без этого. Например, бывший ухажёр Оли грозился сесть на бульдозер и всю свадьбу в реку Бобровку свалить. Будущая свекровь тоже предстоящей свадьбе не очень рада была — сына уговаривала, мол, молод ещё, сперва на свадьбу заработай, оглядись, вон под боком сколь хороших девок, а эту не знаешь совсем.

Реклама

— Хорошие-то они хорошие, да как-то не к душе, не цепляли, — признавался потом Сергей.

— Мой отец тоже свадьбе противился — не хотел отдавать, — вспоминает Ольга. — Кто-то где-то ему наплёл неприятное о семье мужа. Как оказалось позже, не за тех приняли. В день сватовства отец закрыл все запоры на воротах и ушёл в огород. Сергей с родней идут от автобуса к дому, а я за отцом по огороду бегаю, доказывая, что он не на тех гневается. Бабуля выскочила да как гаркнет: «Ну и сиди в огороде, айда, Олюшка». Мы открыли все запоры, решила, что можно и без отцовского благословения. А он мне кричит: «Одумайся!» Кинулся домой, к матери. Потому и сватов встречали не наряженные, оба всклокоченные и растерянные. Будущая свекровь, хоть и поехала сватать, но потом признавалась: лишь потому, что знала — всё одно женится… А бабуля уже тогда нам счастливую совместную жизнь пророчила, шепнула на ухо: «Глянь, какая стряпня пышная удалась!»

Стряпня бабулина оказалась хорошим индикатором. Ведь до Сергея к Оле сватался другой парень. Всё в тот день не ладилось — свет отключили, печь дымила, а как сватам прийти, такой ливень пошел да все деревенские дороги так размыл, что к воротам только вплавь подбираться. А главное, у лучшей стряпухи, бабули, стряпня так не удалась, что даже пёс отворачивался. Тогда она Олю отговаривала: мол, не будет жизни с ухобакой. Свадьбы тогда и не случилось, а тот парень, хоть и угрожал Сергею, а отступился.

— В день свадьбы особого волнения не было, — вспоминает Ольга. — Даже огорчилась, что всё так обыденно. Но как только подруга, что стояла у окна, крикнула: «Едут!» — тут сердечко и заухало. А подружки такой выкуп заломили с радости, что я уже устала ждать, сидя за ширмой. Но Сергей мой не таков! Подружки потом смеялись, рассказывая, как их объегорили: друзья Серёги — Володя Гудков и Володя Ларионов — подставили плечо и помогли жениху перемахнуть через ворота.

А ворота в старых домах, что ворота крепости — высокие да крепкие. Перемахнул жених ворота — и к невесте, пока подружки не словили. Заскочил, ширму отдёрнул и в восхищении закрутил радостно: «Ух, ты! Красавица!»

— Я до сих пор, как рассержусь на него, вспоминаю тот взгляд, — улыбается, вспоминая, Ольга. — И он до сих пор ту, 20-летнюю, помнит в старушке нынешней.

Регистрировали брак в ДК им. Попова, десять пар в один день. Гости все толпились в фойе, а пары проходили наверх в спецкомнату.

— Моя родня потом всем рассказывала, что даже гости из другого кортежа признали в нас самую красивую пару, — говорит Ольга. — Одна женщина восхищённо сказала моей бабуле: «Красота какая. Она беленькая, глазища синие, а он чёрненький, глаза бархатные». Спасибо той, кто так сказал, сейчас передаю. Вдруг прочтёт.

Мы листаем свадебный альбом. Сколько удивительных фотографий! Вот характерный для того времени кадр — «Волга» с куклой на капоте, а следом грузовик с приданым, а за ним родственники на лошадях, украшенных лентами и бумажными цветами да запряженных в кошёвки (легкие телеги). И, кажется, слышно, как звенят колокольчики на упряжи.

— Вот тётка мне на ухо говорит, что повезло, ведь на Кировке лучшие женихи, — глядя на фото, вспомнила моя собеседница. — Говорила: «Они честные, работящие и красавцы все. Они тебе и жнецы, и чтецы, и на дуде игрецы. Городские — балованные, деревенские попивают, а наши само то!» Права оказалась. Все одноклассники и друзья моего мужа оказались на виду и на добром слуху, ничем не замарались, честно работали.

Тут я в свадебном альбоме натыкаюсь на странную фотографию — то ли бомжи, то ли чудища на ней.

— Ряженые это! — смеется Ольга. — С ними столько хохота было! Один дядюшка, нарядившись домовым, перепутал дома и напугал соседей. Другой дядя уснул с женой на диванчике у входа, встал ночью по нужде, а вернулся и прошел по привычке к кровати (расположение мебели и комнат в те годы в своих домах часто было схожее) и, прошептав спящей там тёще: «Жена, подвинься!» — плюхнулся рядом. То-то было смеху, когда тетка будила своего мужа, обнимавшего бабулю. Другой дядя, всех организовавший на спектакль «ряженых», сам, одевшись колдуньей, перебрал с веселья, рухнул на лавку у входа и проспал там сутки. Все входящие и выходящие спрашивали: «Эта старушка с вашей стороны? С их? Она живая? Проверьте. Давно лежит и не шевелится».

Реклама

После свадьбы молодые уехали в путешествие: Москва — Псков — Ленинград — Калининград (Кенигсберг) — Таллин — Вильнюс — Рига — Смоленск. Их в группе принимали за школьников — так молодо выглядели в 21 год. Тогда они ещё не знали, что ездят не вдвоем, а втроем — ровно через девять месяцев после свадьбы родилась дочка. 

Наталья Сергеева