Архив
22 августа 2013 в 8:30

Партбилет Павла Бажова Да если б не егоршинцы — может, и не было бы знаменитого сказочника…

В очередной раз перелистывая страницы замечательной книги Ольги Марковны Мартыновой «Против собственного народа», ищу имена подзабытых уже людей, тех, которых смял и уничтожил зверский механизм репрессий. Тема моих поисков покажется довольно странной для большинства жителей Артёмовского городского округа: Павел Петрович Бажов, известный уральский писатель. А ведь этот человек оставил след в истории нашего района, след глубокий и во многом трагичный для него самого, да и для героев его повествований тоже.

17 ноября 1933 года на заседании объединённой партийной группы Уральского истпарта, партийного архива и Музея революции обсуждался вопрос об исключении П.П. Бажова из рядов ВКП(б). Его обвиняли в присвоении партийного стажа с 1917 года. Но в своё оправдание Бажов сообщил, что в партию он вступил 26 июня 1918 года в Камышлове. А по некоторым сведениям, партийный билет он получил только 1 сентября этого же года. К чему всё это?

В 1918 году, когда отряды Красной Армии под общим командованием Макара Васильевича Васильева отступали на Ирбитский завод и Егоршино, Павел Петрович находился при штабе полка. В Егоршино же было принято решение об издании газеты «Окопная правда», редактором и журналистом в которой и стал Бажов. С учётом того, что в августе-сентябре штаб бригады находился на станции Егоршино, билет ему был вручён, вероятно, именно здесь.

В это время в составе 1-го Камышловского полка, державшего оборону на подступах к Ирбитскому заводу, уже состояли Григорий Васильевич Никонов, Михаил Петрович Панов и Степан Леонидович Пушкарев, жители посёлка.

Реклама

В 1934 году была издана книга Бажова под названием «Бойцы первого призыва» о формировании 1-го Крестьянского коммунистического полка, часть книги была посвящена событиям Гражданской войны в Егоршино. В апреле 1936 года на заседании партгруппы Павел Петрович выступил с самоотчётом, в котором рассказал о том, что он пишет книгу о 1-м Камышловском полке. Писатель доложил коллегам: «Хочу отразить роль партии в организации рабочих полков. Книга основана на подлинных документах». Вероятнее всего, и на его воспоминаниях. Вторая книга описывала формирование и боевое крещение 1-го Камышловского полка, сформированного в Ирбитском Заводе (п. Красногвардейский). В ноябре 1936 года она вышла из редакции.

25 января 1937 года выходит Постановление бюро Свердловского горкома ВКП(б): «По своему существу книга «Формирование на ходу» является антипартийной, контрреволюционной, так как популяризирует и выводит как тип борца-революционера М.В. Васильева, разоблачённого троцкиста, контрреволюционера. Ряд эпизодов в книге написан со слов М. Панова, осуждённого за контрреволюцию, Г.В. Никонова, исключённого из партии за троцкизм. Автором Бажовым искажены также факты из истории формирования Камышловского полка, смазана роль партийной организации».

М.В. Васильев, герой Гражданской войны, был арестован 26 декабря 1936 года, М.П. Панов, счетовод Ирбитского металлопрокатного завода, арестован 10 сентября того же года, Г.В. Никонов, инвалид Гражданской войны, арестован 20 декабря этого же года, С.Л. Пушкарев, инспектор НКВД, попал под арест 8 января 1937 года, все они были боевыми товарищами.

Бюро ГК ВКП(б) постановило: «Книгу П. Бажова «Формирование на ходу», как популяризующую врагов партии и народа, троцкистов Васильева, Панова, Никонова — изъять как антисоветскую. Автора книги Бажова, написавшего эту контрреволюционную троцкистскую книгу, из рядов ВКП(б) исключить».

Вот так и получилось… Получил Бажов партбилет на нашей земле, из-за наших же земляков его и лишился.

Из заявления П.П. Бажова в Комитет партийного контроля по Свердловской области от 20 февраля 1937 года о написании книги: «По исправлении рукопись была сдана в типографскую работу с тем, однако, чтобы потом ещё раз прочитать её при Истпарте. Читка эта состоялась в конце сентября сначала на собрании партизан-участников полка, потом рукопись просматривалась тремя научными сотрудниками Истпарта. Были замечания, поправки, предложения, но никакой сигнализации о троцкизме или троцкистах не было. Со стороны бывших участников полка тоже никаких отводов имён не было, а Васильев и сам присутствовал на этой читке. Был на этой читке и Филаретов, но он тогда не говорил, как на бюро горкома, что Бажов оклеветал молодёжь полка, приписав ей контрреволюционную песню (песню эту я не выдумал, она встречается в воспоминаниях у многих, печаталась в Ирбитской газете, и говорить о её контрреволюционности можно разве только в порядке подхалимского экстаза)». Песня эта, «Шумел, гремел пожар Шмаковский», была написана в сентябре 1918 года после победы 1-го Камышловского полка в боях под Ирбитским Заводом, но, внимание, обвинителем выступает некий Филаретов, а он, скорее всего, житель Ирбитского Завода.

Далее из заявления: «Что я не относился безразлично к политическому лицу авторов воспоминаний, легко видеть из материала, над которым я работал. В списке активных участников полка имеются, например, Пушкарев Степан, Барышников, Ветлугин…»

Что же стало с героями этой документальной книги?

После ареста и пребывания в Верхнеуральской тюрьме М.В. Васильев был отправлен в Магадан, а 24 октября 1940 года расстрелян.

Г.В. Никонов девять месяцев просидел под следствием в Свердловской тюрьме, а затем тоже был отправлен в Магадан. 10 февраля 1938 года его еще обвинили в участии в антисоветской, повстанческой террористическо-вредительской организации. И это в лагере-то… 8 марта того же года его расстреляли.

М.П. Панов по приговору получил срок пять лет, домой он тоже не вернулся, погиб в лагере.

С.Л. Пушкарев был расстрелян 31 мая 1937 года.

Реклама

Судьба книги сложилась не лучшим образом: не уничтоженные экземпляры пролежали в спецхранах разных библиотек до 1956 года. Издание 1936 года сейчас является редкой книгой.

До конца 50-х годов замалчивались почти все события, связанные с действиями 1-го Камышловского полка, да, пожалуй, и всей 29-й стрелковой дивизии.

А что же случилось с Павлом Петровичем, спросите вы?

Жил он в уединении, в большой семье, без работы и средств к существованию — практически в нищете, друзья боялись приходить в гости. Документальных книг Павел Петрович Бажов больше писать не стал, редко писал и очерки. Но упорно трудился — писал сказы. Первые из них были опубликованы ещё в 1936 году. А к началу 1938 года он закончил уже 14 сказов, которые вошли в первое издание знаменитой «Малахитовой шкатулки».

Вот так невольно, трагично для себя и для писателя, наши земляки послужили созданию великолепных сказов Павла Бажова.

Константин Бороздин