Архив
13 марта 2014 в 18:40

«Надо менять всё!» Собственник всерьёз возьмётся за водопроводные сети посёлка Буланаш

О ситуации с водоснабжением посёлка Буланаш уже не первый год говорится только в негативном плане. Мол, сети ветхие, давления не хватает, станция обезжелезивания устарела. И виной всему, по мнению общественности, собственник, который «только деньги грести, а вкладывать в ремонт оборудования ничего не хочет». Собственник — Олег Константинович Узунов — с прессой не встречался, интервью не давал и слухи о себе и ситуации вокруг своей собственности не развеивал.

А первого марта весь комплекс водоотведения и водоснабжения поселка в достаточно обветшалом состоянии от предприятий-арендаторов, оказавшимися банкротами, был передан обратно собственнику.

Олег Константинович Узунов принял назад свою собственность. Принял и …сам встал у руля. Сегодня директор ООО «БуланашКомплекс» — гость редакции. О сложившейся ситуации, а также о «водных» перспективах посёлка — из первых уст.

Реклама

— Почему вообще такая ситуация с обеспечением водой сложилась в поселке Буланаш? Все винят именно собственника.

­— Да, я собственник имущественного комплекса, который обеспечивает подачу воды, водоотведение и так далее. Три года назад, когда предприятие было приобретено в собственность, я отдал всё это в аренду. ООО «Аква» занималось водой, «БКС» — «Буланашские коммунальные сети» — подъемом воды, обслуживанием скважин. «Канализационная служба» — водоотведением. Но, собственно, сам «БуланашКомплекс» — это база. По-военному — хозвзвод: это транспортный цех, механический цех, столярный цех, единая диспетчерская служба, электроцех. За три года я в транспортном цехе поменял технику на более современную. То есть технически мы обеспечены. Та техника, которая у нас в коммунальном комплексе используется, у нас имеется. Что не хватает, нанимаем. Но это редко. А сети были переданы в аренду. Как и было это ранее, ещё до меня.

— Это было выгодно тогда?

— Как собственник, я должен следить за состоянием собственного имущества. И да, расчёт был на то, что средства от аренды будут использованы на содержание комплекса и модернизацию.

— Не получилось?

— Предприятия-арендаторы выплачивали аренду очень плохо. По ООО «АКВА» порядка 845 тысяч рублей задолженность, по «БКС» — миллион с лишним рублей. По «КС» — 429 тысяч рублей. Все эти предприятия — банкроты.

— А у вас есть свой опыт работы в коммунальной сфере?

— Когда приобрел предприятие — не было. За три года, думаю, я приобрел достаточный опыт. И, в принципе, у меня есть штат специалистов-профессионалов, которые работают. Моя задача состоит в том, чтобы организовать нормальную работу предприятия. Я директор, и я собственник, который заинтересован в эффективной работе предприятия. 1 марта я принял сети, часть специалистов заменил — экономистов и бухгалтеров. И не путайте: я не занимаюсь водоснабжением. Я — собственник, который передавал имущество в аренду. Как отработали эти предприятия, мы знаем. Они банкроты, имущество запущено.

— Сейчас какое предприятие обеспечивает подачу воды?

— Создано предприятие ООО «Водоканализационная служба», которое занимается и водоснабжением и водоотведением. Попытаемся наладить работу системы.

— Сегодня не стоит вопрос о передаче комплекса, обеспечивающего подачу воды и водоотведение в муниципальную собственность, как это было, например, два года назад?

— Не собираюсь ничего передавать. Речь ещё может стоять о выкупе. Но, будем говорить так: если это будет выгодно для населения посёлка. Предприятие уже было муниципальным. И что? Так же обанкротилось.

Реклама

— Какие первые шаги сделали по выходу предприятия из кризисной ситуации?

— На данный момент я только получил тариф на 2014 год. Это 23 рубля 73 копейки за кубометр. А был 23 рубля 79 копеек.

— Меньше стал тариф? Вы же ратовали, чтобы поднять тариф, чтобы заниматься модернизацией сетей…

— Об этом можно говорить сколько угодно. Но РЭК не поднимает тариф! Мы — единственное предприятие, которое посмело судиться с РЭК. Нам вообще тариф предложили в 19 рублей! Как на такие средства можно содержать систему? Я вот вам покажу, из чего этот тариф складывается. Там чёткая градация. Например, столько-то — на электроэнергию, столько — на зарплату, столько — на налоги. Но в тарифе не заложено ни копейки на капитальный ремонт сетей. Только на аварийный! Но о чём можно говорить, если износ сетей — 80 процентов?

— А вы представили выкладки с расчётами? Почему в РЭК этого оказалось недостаточно?

— Да, представили расчёты. На моей стороне выступила и администрация АГО. Но это вопрос политический. На первое полугодие роста тарифов не предусмотрено.

— Как собираетесь выходить из ситуации? Быть может, оговаривать с собственниками домов перспективы модернизации? Каждый, наверное, хочет, чтобы к его дому от колодца шла не дырявая труба, а нормальная.

— У нас это проблема номер один. Вот есть 51 километр сетей в моей собственности. А ещё есть сети — бесхозные. Раньше деление зоны ответственности проходило по колодцам. Сейчас — по границе дома или земельного участка. А сети, что от колодца до дома, некому обслуживать, они даже в муниципальную собственность не приняты. Меня просят их принять. Но оформление всех сопутствующих документов — это дело не одного дня. Пока в планах участвовать в программах, в том числе и федеральных по модернизации систем ЖКХ. Есть программа инвестирования, которую мы сами создавали. В общем, уже есть наметки. Но на сегодняшний день наши специалисты проводят диагностику всех объектов, чтобы оценить масштаб вложений.

— То есть привлечь население к модернизации водовода не планируете?

— Пока ничего не могу сказать. Идёт диагностика. И моя задача — привести мои сети к нормальному функционированию.

— Есть уже определенность по первоочередным задачам?

— Я не собираюсь латать дыры. Планируем менять сети кусками, к примеру, по сто метров.

— Пытаетесь убедить, что денег нет, поэтому не ждите многого?

— Нет. У нас есть техника, есть желание работать. Но, допустим, за поселком сети можно поменять без согласования с разного рода службами. А в поселке каждый участок нужно согласовывать, чтобы не перекапывать детскую площадку, что-то ещё. От меня сейчас будут ждать, чтобы я за год всё поменял…

— Желательно за лето дождаться изменений…

— Вот. За лето. А на какие средства? Вот в Сухом Логу случилось — деньги нашлись. А здесь я смогу только маленькими шажками что-то менять. Надо менять всё.

— А станция обезжелезивания? Там оборудование 1975 года стоит.

— Там нужно засыпку в фильтрах сменить. Но, если говорить прямо, то вода на месте забора хорошего качества. Она по СанПИНу у нас проходит. В ней только повышенное содержание железа. Это уже в трубах она это качество теряет. Мы берём анализ воды на заборе, перед домами, на выходе. Я могу сказать, что проблема в ветхости сетей. Поэтому трубы будем ставить ПХВ, современные. Нет смысла менять их на металлические, они рвутся, когда зимой почва ходит.

— Как обстоят дела со строительством водовода в обход кладбища?

— Это вопрос к «Жилкомстрою». До сих пор какие-то согласования проектов идут. «БуланашКомплекс» технические условия согласовал.

— Одно время много говорили о возможности модернизировать систему водоснабжения с помощью шахтного водоотлива.

— Ерунда это. У нас скважины артезианские. И те мы очищаем. А из водоотлива воду сколько нужно очищать?

— А вы сами где живёте? Из «варягов»? Пьёте воду из-под крана?

— В поселке Буланаш. С самого основания посёлка здесь жили все мои родные. Бабушки-дедушки, отец, мать. Воду из-под крана не пью. Фильтр стоит на кране. С детства учили воду из-под крана не пить. Покупаю бутилированную. Пять литров покупаю — 30 рублей. А мы 1000 литров продаем за 23 рубля по тарифу.

— Дети по вашим стопам в коммунальную сферу не собираются?

— Дочери старшей уже 27 лет. Она закончила пединститут, факультет иностранных языков. Сыну четырнадцать лет, и у него пока одни компьютеры на уме. Есть ещё дочка — ей два года. Тоже не время думать о перспективах будущей профессии.

— Ну а вам зачем такая головная боль — коммуналка? Сами же говорите, что отдачи нет — одни убытки.

— Я из военных. Служил в пожарно-технических войсках МВД СССР. Сейчас это МЧС называют. Сдаваться не собираюсь. У меня высшее экономическое образование, так что бухучёт и экономика мне тоже знакомы. К тому же не хочу, чтобы в посёлок пришёл, как вы говорите, кто-то из «варягов», из Москвы, из Екатеринбурга — собственник, который людей не знает местных и знать не захочет. Буду стараться сделать что-то для посёлка, модернизировать систему. Всю ситуацию знаю. Трудно продвигаться через административные препоны. Сейчас только с разного рода УК сколько приходится договариваться — разбираться, где чьи сети. Но ничего пока говорить о перспективах не хочу. Дайте время.

Наталья Шарова