Архив
23 октября 2014 в 9:39

Вот если бы на стрелке забыли вентилятор… Прошлый четверг для АМЗ стал не лучшим рабочим днём

Читатели позвонили в газету и выразили опасение: снова захват машзавода? Обеспокоенность людей понятна, ведь мы это уже проходили в 2000-х, когда были совершены попытки рейдерского захвата АМЗ. В прошлый четверг мы не могли ничего пояснить своим читателям, потому что газета уже вышла в свет. Зато сегодня предлагаем подробнее разобраться в событиях недельной давности. Теперь уже известно: никакого захвата не было, собственники предприятия не поменялись, руководство — то же, завод работает в привычном режиме. Так что же тогда это было?

Различные электронные СМИ, сообщившие о вооружённом визите на артёмовское предприятие, обсуждают две версии произошедшего. Первая: интерес следователей вызван июльской аварией в московском метро, когда на Арбатско-Покровской линии с рельсов сошло три вагона подземного поезда, в результате чего погибли двадцать четыре человека и было ранено около двухсот; предполагается, что причина крушения — некачественная укладка стрелочного перевода, которая осуществлялась в мае 2014 года. «Вентпром», как известно, поставляет вентиляторы для метрополитенов, в том числе для московского. Это и есть причинно-следственная связь?

Вторая версия: «досмотр с пристрастием» связан с бывшим собственником завода Вячеславом Костаревым, в прошлом членом ОПС «Уралмаш». Сообщается, что в 2007 году он продал предприятие, но потом эта сделка оспаривалась в арбитражном суде. Предположить, что Костарев решил вернуть таким образом принадлежавшую ему когда-то собственность, конечно, можно, но методы — сильно из прошлого, и доверия такое предположение не вызывает. Однако и ту и другую версию мы попросили прокомментировать пресс-секретаря ГУВД Свердловской области В.Н. Горелых. Валерий Николаевич опроверг обе.

— Некоторые СМИ насочиняли, что работа полиции на артёмовском предприятии связана с работой по противодействию ОПС «Уралмаш». Это я опровергаю, никоим образом это не связано. Что касается предполагаемой связи с трагедией в московском метрополитене, то расследуется не факт трагедии, а факт поставки оборудования на московский метрополитен. Сотрудники полиции Свердловской области из подразделения с экономическими преступлениями и противодействия коррупции при силовой поддержке бойцов ОМОНа по поручению следственных органов действительно работали на вашем предприятии в рамках ранее возбужденного уголовного дела по статье 159 УК РФ «Мошенничество», связанного с поставкой оборудования на московский метрополитен. Судебного решения нет, и о том, кто обвиняется, говорить рано. Следственные мероприятия для того и проводились, чтобы найти ответы на вопросы следствия.

Реклама

— И какие-то ответы уже нашли?

— Больше пока новостей на эту тему нет и, думаю, нескоро будут.

После завершения следственных действий мы имеем право сделать запрос в следственные органы, чтобы задать интересующие нас вопросы по этому делу.

Более предметный разговор у нас состоялся с первым замом генерального директора «Вентпрома» П.В. Вяткиным. Кстати, представители надзорного органа нагрянули на завод в отсутствие Павла Владимировича: он днём раньше уехал в командировку. Но неслучайным этот факт руководитель не считает — говорит, совпадение, поскольку проверки прошли сразу на многих предприятиях. Павел Владимирович тоже не поддержал озвученные в СМИ причины визита на завод вооружённой инспекции.

— Если бы «Вентпром» был виноват в стрелочном переводе на московском метрополитене, то там нужно было бы просто забыть вентилятор на стрелке. Наше оборудование, наоборот, спасает жизнь людей — даёт кислород в чрезвычайных ситуациях. В ту аварию к нам замечаний не было никаких, наше оборудование отработало в полном соответствии с правилами — мы специально выходили на руководство служб, с которыми мы работаем, нам подтвердили: вы отработали чётко. Нет, конечно, это дело абсолютно не связано с аварией, с «Вентпромом», оно ведётся в отношении тех лиц, которые там, на метрополитене, уже не работают. Связано оно с поставками оборудования. Проверяли всех поставщиков, а поскольку мы тоже в то время поставляли, то и нас, что называется, чохом зацепили. К тому же в постановлении я увидел, что озвучивается совершенно сумасшедшая цифра — порядка миллиарда рублей хищений. Для примера, весь объём поставок предприятия за последний год — на миллиард рублей. Что такого надо было похитить на «Вентпроме», чтобы миллиард у нас ещё выручка была?! Что касается версии, которую связывают с бывшим членом ОПС «Уралмаш», то можно я не буду это комментировать, потому что это бред. У нас совершенно адекватные собственники, они адекватно вкладывают средства в завод.

— А ведь нигде нет информации о собственниках завода.

— Это физические лица, их фамилии вам вряд ли что-то скажут. Я бы не хотел обсуждать акционерный состав завода, но могу сказать, что это те люди, которые заботятся о предприятии, а не те, которые вывозят станки на металлолом и держат людей в чёрном теле. Мы нормальное современное развивающееся предприятие.

— Павел Владимирович, какие документы в сопровождении ОМОНа искали на «Вентпроме»?

— Искали договора поставки московскому метрополитену. Это официальная информация, и если бы приехал следователь без силовой поддержки ОМОНа, то точно так же получил бы их.

— Сколько времени они были на предприятии?

— Около половины двенадцатого ночи ушли. Время заняло копирование документов. Закон разрешает копировать изъятые документы, чтобы не прерывать нашу работу. А следственные мероприятия закончились около половины десятого.

— Работники предприятия тоже не выходили из стен предприятия до такого позднего часа?

Реклама

— Нет, что вы! По производству приостановка по сути не производилась. Было непродолжительное замешательство у людей, но им всё объяснили, рассказали, и работа продолжилась. А следственная группа была только на административном третьем этаже, где находится кабинет генерального директора, мой кабинет, канцелярия, на четвёртом к конструкторам зашли, но поняли, что это немножко другое, на пятом этаже, где находится бухгалтерия. Здесь людей вывели из кабинетов, приостановили их работу.

— Рабочие и сотрудники завода не беспокоятся по поводу случившегося?

— Всеми силами стараемся объяснять, что ничего особенного не произошло. В пятницу выдали зарплату. Знаю, были такие мнения: зарплату задержат, собственник поменялся. Нет, в десять часов уже начали приходить людям «волшебные» смс-ки. Так что деньги людям выдали вовремя, работаем в том же режиме.

Правда, как сказал Павел Владимирович, осадок остался: силовые методы позитива не добавляют, да и потенциальным заказчикам придётся объяснять ситуацию, которую не создавали. Ситуация неприятная, но не более того, ведь у завода есть заказы, а у рабочих зарплата. А значит, одно из крупных предприятий города по-прежнему наплаву.

Любовь Шмурыгина