Архив
10 июня 2015 в 9:56

Неподсуден? Почему лидера «Единой России» не наказали за 250 присвоенных тысяч

Слух о том, что директор санатория-профилактория «Юбилейный» К.М. Трофимов не попал на скамью подсудимых из-за досудебной амнистии, на прошлой неделе стремительно пронёсся по АГО. «Так вот почему затягивалось принятие решения о возбуждении уголовного дела! — говорили самые догадливые артёмовские граждане. — Тянули несколько месяцев, ждали конца апреля, когда накануне юбилея Победы будет объявлена амнистия».

Граждане ошибались. Как нам удалось выяснить, на самом деле амнистия тут ни при чём.

— Уголовно-процессуальный кодекс не предусматривает отказа в возбуждении уголовного дела в связи с актом амнистии. Амнистия предусматривает прекращение уголовного дела. Для того чтобы по амнистии прекратить дело, надо вначале его возбудить, — говорит заместитель руководителя Ирбитского следственного отдела Александр Сергеевич Воробьёв.

А не возбудили уголовное дело, судя по всему, из-за того, что следствие не видит у него судебной перспективы. Сотрудники следственного комитета считают, что тех оснований, которые усмотрели и в прокуратуре, и в ОМВД, недостаточно для обвинительного приговора, и дело, скорее всего, рассыплется в суде.

Подоплёка следующая. Коррупционные статьи в УК опираются на такое понятие, как «существенный вред», а это вещь оценочная, поскольку в статьях не указано, ущерб на какую именно сумму считать существенным. А значит, всё зависит от трактовки, от того, посчитает ли судья 250 тысяч (а именно об этой сумме шла речь в заключении прокуратуры, которая первая проверила деятельность директора Трофимова) существенным ущербом. Для большинства артёмовцев это, конечно, деньги значительные, а вот как посмотрит на цифру судья?

Есть и другой момент. Трофимов, считает следствие, не причинил ущерб бюджету. Он положил в свой карман (250 215 рублей), а также в карман бухгалтера «Юбилейного» (190 313 рублей) и в карман своей жены, сотрудницы профилактория (14 285 рублей) внебюджетные деньги. Конечно, эти полмиллиона можно было использовать на улучшение материальной базы предприятия, на выплату премий сотрудникам, которые получают зарплату в десять раз меньше директора… Но бюджет тут всё-таки ни при чём. А внебюджетная деятельность, помимо Бюджетного кодекса, регулируется ещё и локальными актами. И тут появилась проблема нормативного порядка. Потому что выяснилось, что сами эти локальные акты, то есть положения по внебюджетной деятельности, по всем учреждениям области начали регулироваться только в июле 2014 года после принятия соответствующего нормативного документа. То есть нормативная база в тот период была недостаточной для чёткого определения виновности директора профилактория. Да, положение о премировании за счёт средств от внебюджетной деятельности выглядело, по словам следователей, очень неоднозначно, однако осудить директора, выписывающего себе премии, в два раза превышающие оклад, вряд ли возможно.

Хотя, конечно, не факт, что суд закончился бы оправданием гражданина Трофимова. Следователи, испугавшиеся неопределённости, которая действительно присутствует, не учли всё же антикоррупционного настроя в обществе. Суд в отношении такого подсудимого, каким мог бы стать лидер артёмовских единороссов, заместитель председателя Думы АГО, директор ГАУ СО «Санаторий-профилакторий „Юбилейный“», вполне мог вынести справедливое решение. И пусть потом оно было бы не однажды оспорено, пусть суд продолжался бы не один месяц, зато всем нам было бы понятно: государство в лице прокуратуры, следственного комитета, суда борется против коррупции. Ну хотя бы: пытается бороться…

Ирина Кожевина