Архив
2 декабря 2015 в 9:13

Встречали женщину с портретом? Где-то в молдавском селе болеет девочка

Эту женщину вы можете видеть возле магазинов. Она стоит с портретом в руках и просит помочь ей материально. На фотографии девочка в платочке лет восьми, очень похожая на эту женщину…

Родика Богдан пришла к нам в редакцию, чтобы рассказать, какое испытание выпало на долю её семьи. Вообще-то её дом далеко, очень далеко — в Молдавии, в селе Урсарь близ города Калараш, что в пятидесяти километрах от Кишинёва. Там она родилась и жила вместе с бабушкой, мамой и сестрой-погодкой Виорикой. Там вышла замуж. Там родилась её племянница Мария Богдан — та самая девочка на фотографии.

— Мария меня зовёт мамой, — рассказывает Родика, — потому что я её с трёх месяцев нянчила, а сестра у меня с детства больна, у неё рука и нога как парализованы. Но она работала: шила детскую одежду, а мама ходила на базар продавать её, чтобы хоть с голоду не умереть. Когда бабушка умерла, мы продали дом, в котором жили, и переехали в бабушкин. У Марии был папа, он работал на фуре. Когда ей было шесть лет, он в аварии погиб. А после этого случилась болезнь Марии.

Родинка на голове у Марии была с рождения, но, как говорит Родика, всё было нормально. Только у девочки часто болела голова и в садик её не отдавали. Потом родинка начала увеличиваться, самочувствие ухудшилось: она не пошла и в школу. А потом стала понятно, что Мария серьёзно больна.

Копии медицинских документов племянницы Родика носит с собой — говорит, на тот случай, если люди не поверят. Да и слова произносит гражданка республики Молдовы с акцентом, запаса русских слов не хватает, чтобы верно выразить всё, что нужно сказать. А в документах, в общем-то, всё понятно. Вот копия обследования Марии в институте матери и ребёнка Кишинёва, где девочка лежала с десятого июля по четвёртое августа этого года и куда поступила с жалобами на сильные головные боли, нарушение сна, судороги. Заключение врача: опухоль лобной области головного мозга справа. Доктор пишет и о том, что «ребёнок нуждается в более современных методах обследования и хирургического вмешательства…», а пока выписывается под наблюдение участкового врача. По поводу «серьёзного обследования и хирургического вмешательства» семья Богдан надеялась на Москву.

— Нам врачи сказали, что в Молдавии такую операцию не делают, надо ехать в Москву или за границу. Это, конечно, за деньги, мы ведь не граждане России.

Сначала в российскую столицу уехала Родика — даже не зная адреса больницы и не имея временного пристанища. Говорит, в поезде познакомилась с москвичкой, которая написала ей на листочке адрес поликлиники. Тогда она и встала первый раз у магазина.

— Собрала денег, позвонила сестре, они с племянницей приехали сюда в Москву на Киевский вокзал, я их встретила, потом отвезла в квартиру посуточную, которую сняла за пятьсот рублей в день. Потом мы пошли в больницу. Трое суток мы жили в этой квартире, потом сутки в больнице, пока ждали анализы, нам там койку выделили. Диагноз подтвердили, но сказали, сразу оперировать не будут, и Виорика с Марией поехали домой.

Сейчас Мария получает выписанное лечение по месту жительства. Вот только волосы сильно стали выпадать, теперь в платочке ходит. Родика звонит домой, говорит с Марией. Девочка ждёт тётю-маму домой, и Родика собирается вернуться через три месяца. Тем более что придёт время рожать: у Родики пять месяцев беременности. А пока они с мужем работают в Екатеринбурге, чтобы и самим было чем жить, и племяннице помочь.

— Я уборщицей в магазине, муж грузчиком на рынке. Он комнату с другом снимает, а я то там, то тут на выходных. У меня здесь двоюродная бабушка живёт, сестра моей бабушки. Приеду, постою у магазина, сколько соберу — сестре отправлю. А в Екатеринбурге хожу к церкви, к монастырю — там стою. Да ещё хозяин магазина, где я работаю, ставил баночки для пожертвований. Может, и насобираем на операцию.

Родика говорит, что в Москве операцию запланировали на июнь. Правда, с собой документов из московской больницы у неё нет — сестра увезла, а копии сделать не успели. Так что посмотреть медицинское заключение московских докторов мы не смогли. Но лишь бы Марии хватило сил дождаться июня. Родика за неё тревожится:

— До Москвы у неё ещё были волосы на голове, а сейчас звонили — говорят, выпали совсем. И похудела. Я всё думаю, думаю — ночью, днём. Сестра больная, я в положении — не знаю, что будет. Только Бог это знает.

Родика показывает документ, подписанный нотариусом и матерью ребёнка Виорикой Богдан, о том, что Родика Богдан может «собрать и получить необходимые суммы денег для проведения операции…». Поэтому здесь, в России, гражданка Молдовы открыла счёт в Сбербанке, вот его номер: 4276770019557955. Если хотите помочь Марии, можно перечислять деньги на него. А можно просто, заходя в магазин за продуктами, не пройти мимо женщины с портретом, на котором девочка в платочке лет восьми.

Любовь Шмурыгина