Архив
3 февраля 2016 в 0:00

Миф о монолите разбит Оказывается, у народа есть другое мнение

Ещё одно голосование на теперь уже очередном заседании Думы по поводу внесения изменений в Устав АГО опять не принесло никаких результатов. Из 15 присутствующих (болели Замараева, Петрова, Тер-Терьян, Гареева, Дынул) «за» проголосовали 11 депутатов (чтобы вопрос решился, необходимо квалифицированное большинство, то есть 14 голосов).

Однако серьёзные сдвиги наметились. Вот уж чего не ждали сторонники прямых выборов главы АГО: у народа объявилось альтернативное мнение!

Но — по порядку.

Депутаты в очередной раз выслушали речь своего коллеги Шарафиева, который снова призывал прислушаться к мифическому мнению народа. Тот факт, что народ на публичных слушаниях высказался совсем не за прямые выборы главы АГО, его опять не очень смутил. Он заявил, что у сторонников «пятой» модели выборов нет чёткого понимания выгод этой модели и чёткой аргументации. «Народ» Шарафиева сидел в зале и согласно кивал головой — уже не в первый раз почётную роль народного представителя играл член «Народной трибуны» В.С. Абнагимов.

Но тут неожиданно слова попросил другой человек, присутствующий на заседании, — общественник Максим Демашин. И оказалось, что этот представитель народа вопреки представлениям предыдущего оратора вполне себе представляет, что такое пятая модель, и может аргументировать свою точку зрения. Только вот она совсем другая.

— Я за «пятую» модель, когда назначается конкурсная комиссия — от губернатора четыре человека, два депутата и два общественника. Объясняю, почему. Идёт централизация и укрепление вертикали власти. Институт сити-менеджера был переходным периодом. И эта «пятая» модель, которая внедряется, — тоже переходный период. Скорее всего, в будущем губернатор в единственном числе будет назначать глав муниципалитетов.

Как проводятся прямые выборы в МО? У кого больше денег, тот и выиграет. Конкретный приведу пример. Александр Михайлович Шарафиев участвовал в предвыборной кампании Манякина. Всем известно, кто такой Манякин, мнение народа о нём известно. Участвовал в кампании, штабом руководил. У него была газета в руках, он прорекламировал Манякина. А как дальше пойдёт, что Манякин сделал — плохо, хорошо — спросить невозможно ни с кого. В данном случае, если будет назначена комиссия конкурсная, если какой-то кандидат проходит, я имею право спросить с губернатора: Евгений Владимирович, были ваши люди, они назначили вашего человека. Получается, спрос с вас. А с кого нам спрашивать, если будут прямые выборы? С Александра Михайловича? Идёт манипуляция народом. Мэр должен отвечать перед народом? Вот, допустим, Манякин развалил предприятия, закрыл садик «Солнышко». Так давайте спросим с Манякина — не с Ольги Борисовны, не с Татьяны Александровны, а с Манякина. Давайте покажем, как это делается.

Я прошу общественников и депутатов: аргументируйте, объясните, каким способом спрашивать с мэра, который выбран прямыми выборами.

После этого выступления апологет прямых выборов А.М. Шарафиев, похоже, потерял дар речи. Да и общественник В.С. Абнагимов ничего аргументировать не смог. «Народный трибун», как всегда, поступил по своим понятиям: сначала слегка оскорбил Думу, назвав её заседание детским утренником, потом призвал не склонять Манякина, а взять за пример господина Росселя (отчего бы?), затем заявил, что если «мы сейчас начнём выбирать прямым голосованием, Росселей не добавится, но есть шанс, что Кузнецовых уменьшится» (тоже отчего бы?). В общем, выступление было пафосным и пустым.

Кстати, на этом заседании обнаружилась ещё одна точка зрения. Депутат Арсёнов сказал, что он не за прямые выборы главы, но против обсуждаемой «пятой» модели: пусть за всё отвечает партия власти.

Короче говоря, случился прямо какой-то разгул плюрализма мнений, разбивший мифы о монолитном артёмовском народе, признающем только прямые выборы, а также о биполярной Думе, представляющей только две позиции. Только вот результата так и не случилось. По-прежнему непонятно, как через семь месяцев мы будем избирать главу АГО. А значит: продолжение сериала «Вносим изменения в Устав» следует.

Ирина Кожевина