Архив
17 февраля 2016 в 0:00

Мороженое — это не больно Мама Полины Бронских Наталья пишет «ВБ!» из Израиля

О маленькой девочке Полине, которая с рождения борется с редким и сложным диагнозом, мы рассказывали в прошлом году пять раз. Но именно теперь в жизни Поли происходят судьбоносные события и она изо всех сил старается стать совершенно здоровой.

Причина бед — мембрана

Ровно год назад, в феврале 2015-го, наша газета первый раз написала о Полине Бронских. Тогда девочке было восемь месяцев и ей требовалась помощь всех неравнодушных людей, чтобы сделать операцию на горлышке, в котором стояла трубочка, трахеостома, через неё Поля дышала. По этой причине ребёнок не мог произносить звуки. Тогда после публикаций в СМИ буквально за девятнадцать дней собрали нужные двенадцать тысяч евро, и Наталья Бронских специально пришла в редакцию, чтобы всем откликнувшимся людям сказать спасибо. А через неделю семья Бронских первый раз улетела в Израиль на операцию в надежде вернуться уже без трахеостомы. Но надежда не оправдалась: трубочку не убрали. Зато израильские врачи поставили наконец диагноз: врождённая мембрана гортани. И прежде всего требовалось устранить эту причину всех Полиных бед.

Снова требовалась операция, на этот раз куда более сложная. Сумма, соответственно, выросла — в пять раз. Снова объявили сбор, а пока Полина подрастала и набирала необходимый для операции вес, ведь она была ещё слишком мала. Но израильские доктора давали надежду: в случае успешной операции Полина будет здорова. Родителей это, конечно, вдохновляло. Тогда Наталья сказала: «Сейчас мы просто не имеем права опускать руки!». 21 мая Бронских объявили, что сбор закрыт: нужную сумму набрали. За два дня до этого события Полине исполнился годик, а родители в подарок снова получили надежду на выздоровление дочки.

В июле состоялась плановая операция. И хотя трахеостому снова не убрали, у Поли после неё появился долгожданный голос — она начала говорить, и первым словом, конечно, было «мама»! Несколько месяцев девочка жила без врачей и уколов, чувствовала себя хорошо и во всём пыталась быть помощницей маме — помните фотографию, на которой Полина моет посуду в фартуке до пят, которую мы публиковали перед самым Новым годом?..

За день до окончания сбора

В январе Бронских снова собирались в Израиль на очередную операцию. И как рассказала Наталья, в отличие от прошлых сборов, семье в помощи не отказал ни один благотворительный фонд, но возникла другая сложность: на сбор средств была всего неделя, фонды были готовы помочь, но с условием перенести дату операции. Такой возможности у Бронских не было. Но случаются же чудеса! За день до окончания сбора из клиники сообщили: «На счет клиники поступил частный перевод для Полины Бронских». Операция состоялась в назначенный срок.

— Операция действительно очень сложная, с огромными рисками, — рассказывает Наталья. — 13 января, после проведения очередной ларингоскопии, врачи вынесли свой вердикт — либо пластика, либо трахеостома на всю жизнь.

Пластическую операцию по реконструкции гортани решено было проводить в два этапа. Первый, самый сложный, состоялся 31 января. У Полины взяли межреберный хрящ, используя его как имплант, вставили в горлышко, увеличив тем самым просвет. Трахеостому оставили — для щадящего восстановления. Перенесла Полина операцию непросто. Неделю после операции Наталья называет ужасом: Полине ставили сильнодействующие препараты, чтобы ей не было так больно и она могла спать, но девочка плакала даже во сне. Она находилась на аппарате искусственной вентиляции лёгких, кормили её через зонд. У ребёнка была температура и сильный озноб. Наконец Полину перевели из реанимации в отделение.

— Значит, идём на поправку! — радовалась Наталья.

Видно каждое рёбрышко

Но Полина чувствовала себя не очень хорошо. Вот что пишет Наталья 8 февраля:

— До пятницы она плакала практически круглые сутки, даже во сне, просила меня стоять рядом с кроваткой и гладить ее по головке. Сил у Полюшки не было совсем — ни взять что-то в ручки, ни встать на ножки. В пятницу Полине убрали зонд, сейчас необходимо кушать самостоятельно. Увы, но до сих пор получается очень плохо… И аппетита вообще нет, и глотать ужасно больно, прямо держит все в ротике долго, потом либо с огромными усилиями и слезами глотает, либо выплевывает, часть пищи попадает в трахеостому… Но, по словам врачей, всё в норме. Нужно время для восстановления после такой операции.

В пятницу Поля встала на ножки, неуверенно, немного шатало, но сейчас уже бегает!

Настроение очень и очень переменчивое. Но уже начала общаться с медсёстрами, которые дарят ей игрушки. Каждый день ходим в «Макдональдс» кушать мягкое мороженое — рекомендация врачей. Оно Полечке нравится, видимо, холодное действительно глотать не так больно. Все показатели и во сне, и в период бодрствования отличные!

Сейчас Полиша плачет только во сне и после пробуждения, сильно вздрагивает во сне и просыпается от этого. Когда доча плачет, спрашиваю у неё, что болит, она показывает на трубочку, под которой шов, и на ребро, где брали хрящик… За эту неделю Поля похудела больше чем на килограмм, видно каждое ребрышко, все штанишки висят. Но это не самое главное в настоящее время, я понимаю. Врачам и Полина, и её состояние нравятся, сегодня нас уже выписывают на квартиру.

Плачем вместе

Домом для Натальи и Полины теперь служит съёмное жильё в Израиле. Один-два раза в неделю они ходят в клинику на осмотр. Пока Полине больно глотать и приём пищи превращается для неё в испытание. Но врачи первым этапом операции довольны, по их мнению, Полина будет дышать без трахеостомы. А это главное! И если восстановление пойдёт, как ожидается, то второй этап операции проведут 14 марта, и это будет просто детальная диагностика под общим наркозом, после чего определятся с датой снятия трахеостомы.

Два дня назад Наталья написала:

— Случаи аспирации (попадание пищи в трубочку) практически прекратились. В принципе, всё идёт так, как и предполагали доктора! Сильно чешутся швы: и под трубочкой — так страшно когда она туда лезет! — и на ребрышке. Голоса так и нет совсем. Говорят, это из-за отёка. Смотрю видео, где она говорит «мама», и так скучаю по её голосочку. Каждую ночь дочка просыпается от сильного плача, будит меня и перебирается из кроватки ко мне, кладет мою руку на себя и сильно-сильно прижимается. Мокроты в трахеостоме по-прежнему очень много, откачиваем раз тридцать в день, плачем при этом, иногда даже вместе… Но это тоже послеоперационный период.

Сегодня у Полины очередной осмотр в клинике. Будем надеяться на удовлетворительное заключение врачей.

В чужой стороне

Сбор средств для Полины Бронских не закрыт — жить в чужой стране маме и дочке придётся не меньше трёх месяцев от начала операции. Аренда квартиры обходится дорого — 55 долларов в сутки.

— Мне очень-очень неудобно просить, снова просить. Но вот так… — пишет Наталья.

А ещё она надеется, что к дню рождения Поли, к 19 мая, они прилетят домой — здоровые!

Пусть у них всё получится.

Любовь Шмурыгина