Архив
6 апреля 2016 в 0:00

Хохол не нужен никому? Как сегодня живут беженцы с Украины

Полтора года назад наша газета опубликовала серию очерков о вынужденных переселенцах с Украины. Разные были истории, разные судьбы. Те, о ком мы писали, люди семейные, обстоятельные, положительные. Но обустраиваться на незнакомом месте, без средств к существованию, забрав с собой с Украины только детей и самые необходимые вещи, сложно.

Конечно, российские власти говорили о том, что созданы условия для вынужденных переселенцев. Например, временные пункты пребывания, проживание в которых оплачивалось. Но к тем, кто приехал в город Артемовский к родственникам, пусть и дальним, это не относилось. Более того, порой у людей просто не было денег, чтобы добраться до Екатеринбурга в миграционную службу. Жилье пришлось снимать, на работу без оформленных документов о гражданстве или временной регистрации брать не хотели…

Строитель с дипломом

На днях в редакцию пришла просьба о помощи от Виктора Афанасьева: «Я переселенец с Донбасса, в ноябре 2014 обо мне писала ваша газета, у меня семья (тоже о них писали во „Всё будет!“). Случилось так, что работы в Артемовском по специальности (строитель)  мне не нашлось, и поехал я в Екб. Проработал два месяца, но там не заплатили. Пока работал, копились долги за квартиру (снимаем), теперь нужно выплатить долг или выселят, зарплата у меня сейчас 11000, двое маленьких детей (2,5 и 1,5 года) и жена не работает. Что нам делать?».

Подробности мы узнавали у жены Виктора, Натальи.

— Мы чуть ноги не протянули за этот год, страшно сказать! — поделилась Наташа. — Где муж только не работал, чтобы платить за квартиру и содержать дочек и меня. Никаких социальных пособий нам не положено, пока нет документа хотя бы о временном проживании. Но для этого нужно иметь, как мне сказали в миграционной службе, хотя бы три месяца официального трудового стажа. А как? Не берут нигде официально работать, если нет документов. Муж сейчас в Артёмовском работает где-то на станции. Когда устроился, ему пообещали, что будет хотя бы трудовой договор, но пока без трудовой книжки. С февраля ждём, но не оформляют. Если получим хотя бы документы на временное проживание (РВП), то будет возможность получить документы, которые дают право на социальные выплаты. Мы недавно узнали, что приняли закон, который упрощает получение гражданства переселенцам с Донбасса. Не намного, но всё же. Возможно, получив РВП, мы сможем получить какие-то выплаты и на Машеньку, она же у нас здесь родилась.

— Почему не берут работать официально? У Виктора высшее строительное образование, а строители в области самая востребованная профессия!

— У нас сейчас такой синенький документ на временное убежище. Все смотрят на этот документ и говорят… Смысл такой: раз хохол, ты никому не нужен. В Екатеринбурге он отработал несколько месяцев на стройке, приехал только перед Новым годом, так ему даже не заплатили.

— Никуда не пожаловался?

— Без документов взяли, кому пожалуешься?

По кругу

Обращался Виктор и в центр занятости. Но и там нужны документы о временном проживании, а для их получения — три месяца официальной работы. А зарплату на официальной работе предлагают такую, что едва хватает оплачивать съемную квартиру и скудную еду.

— Я рада, что есть бесплатная медицина, — говорит Наталья. — Вот сейчас Маша заболела, нас кладут в стационар. И в детский сад мы старшую отправили, ей два с половиной года. А ещё мы пользовались услугами центра помощи семье и детям. Получала я бесплатное питание на ребенка до года, на Машу. Год Машеньке исполнился в феврале, сразу поехала в соцзащиту. Даже попала на приём к руководителю отдела, но, как и в прошлый раз, она сказала: «Извините, ничем помочь не могу». Единственное, я узнала, что, оказывается, имела возможность получить какую-то выплату. Там небольшая денежка, но хоть что-то! Но на 2016 год, сказали, эта статья расходов не профинансирована.

Наташа уже задумалась над тем, что с полутора лет отдаст Машу в детский сад, чтобы самой устроиться работать, пусть и за небольшую зарплату, но официально. Вот тогда можно будет и документы полностью все оформить.

— Я сейчас активно приучаю Машу к горшку, ложке. Но меня пугает перспектива. Вот у нас знакомая семья, тоже переселенцы, живут в поселке Буланаш, так у них бабушка пошла работать. Её с грехом пополам взяли на зарплату в две тысячи рублей мыть пол в столовой, а работать пять дней в неделю.

Моя собеседница рассказывает, что проблема гораздо глубже, чем может представляться. Нежелание брать на работу вынужденных переселенцев или обман, как в Екатеринбурге, — стандартные ситуации. А самим беженцам с Донбасса, чтобы оформить документы, деньги нужны — и на поездки в Екатеринбург, и на сдачу экзаменов на гражданство (на каждого порядка 10 тысяч рублей).

— Знаете, нас всюду, куда ни обращались, выслушивают, удивляются, что нет социальной поддержки. И всё — воз и ныне там.

Не доверять словам!

Мы обратились за консультацией к заместителю главы АГО по социальным вопросам Елене Аркадьевне Радунцевой. Оказалось, что по вопросам вынужденных переселенцев в администрации до сих пор работает комиссия. Правда, собирается уже гораздо реже.

— Каждая ситуация с отдельно взятой семьей вынужденных переселенцев индивидуальна, — сказала Елена Аркадьевна. — Поэтому мы и работаем с каждым персонально. Семья Афанасьевых к нам не обращалась. Точнее, обращалась только единожды с просьбой помочь с жильем. Но тогда родственник главы семьи помог найти им жилье, и вопрос был снят. Что касается официального трудоустройства, то большинство переселенцев за год этот вопрос решили. Мы, кстати, помогали многим и с устройством на работу, и с определением детей в школы и детские сады.

— Как помочь Афанасьевым?

— Быстро этот вопрос не решить. В нашем городе вскоре будет вести приём уполномоченный по правам человека Татьяна Мерзлякова, Афанасьевы приглашены на встречу, так как некоторые, в том числе правовые, моменты следует обговаривать на другом уровне.

Елена Аркадьевна рассказала несколько историй, когда после обращения в администрацию проблемы вынужденных переселенцев решались. А еще посоветовала Наталье не доверять только словесным уверениям в том, что то или иное пособие или выплаты не положены.

— Должны быть письменные подтверждения или иные доказательства того, что обращение было, но помощь не оказана и по каким именно причинам, — порекомендовала замглавы администрации.

Наталья уже и сама поняла, что по всем инстанциям нужно ходить упорно и регулярно. И хотя Афанасьевы пока в будущее смотрят совсем не так оптимистично, как раньше, но цели наметили. Осталось их осуществить. Будем надеяться, что в этот раз разобраться с документами на гражданство им помогут.

Наталья Шарова