Архив
14 апреля 2016 в 0:00

«Тревога людей понятна и обоснована» С Ларисой Геннадьевной Фечиной мы говорили, конечно, о состоянии медицины

Фечина Лариса Геннадьевна – сопредседатель Регионального штаба Общероссийского Народного Фронта в Свердловской области, доверенное лицо Владимира Путина. С апреля 2015 года депутат Государственной Думы Российской Федерации. 

Эта тема волнует всех россиян, но нас, живущих в провинции, всё же интересует особенно. Потому что ситуация сегодня сложная, она не улучшается, люди уже выходят на митинги, чтобы говорить там именно о недостатках нашего здравоохранения.

Между тем, совсем немногие так знакомы с проблемами российской медицины, как этот депутат Госдумы. Лариса Геннадьевна — Заслуженный врач России, кандидат медицинских наук, детский онколог.

А ещё за тот год, что она является депутатом, Лариса Геннадьевна уже не однажды побывала на территории Артёмовского городского округа.

С кем и разговаривать о нашей медицине, как не с ней?

В общем, темы для обсуждения придумывать не пришлось.

Ситуация

— Тревога людей по поводу того, что происходит в здравоохранении, понятна и, я думаю, обоснована. Хорошо, что сейчас в прессе мало победных реляций, потому что любая неискренность по отношению к людям воспринимается как высшая степень несправедливости. Я считаю, что именно откровенный разговор по проблемам здравоохранения сейчас очень востребован в обществе. Что я как врач, как депутат Государственной Думы, вижу? Безусловно, в рамках оптимизации в нашей глубинке происходит сокращение сети медицинских организаций. Если это происходит осторожно и вдумчиво, то от этого будет только польза. Если же идёт сокращение с целью некой экономии финансовых ресурсов, в связи с тем, что очень долго не ремонтировали медицинскую организацию, а сейчас она уже не подлежит ремонту из-за аварийного состояния, то это совершенно другая история.

Информация

— В чём есть ещё большая проблема. У людей недостаток информации. Вот давайте разберёмся: знают ли наши люди, что включает в себя Программа государственных гарантий? Думаю, не очень. Соответственно, они не знают, что им положено бесплатно, а что может быть сделано на платной основе. В каждой из наших больниц висят стенды с такой информацией, но кто-то не прочитает на этом стенде, а кто-то не поймёт с первого раза. Было бы замечательно, если бы эта информация присутствовала на страницах газеты. Человек прочитал газету, она же при нём осталась, ещё раз прочитал, с близкими посоветовался. Конечно, у медиков не очень много времени, но почему бы не давать короткие комментарии в газете?

— С этим у нас в Артёмовском, например, очень проблематично…

— Пользуясь случаем, обращаюсь к своим коллегам-медикам. Я их очень уважаю за непростой труд, порой подвижнический, но со своими пациентами надо разговаривать. И разговаривать надо больше. На приёме времени нет. Врачу отпущено 15 минут, а он за это время ещё должен документацию заполнить, отчёты сдать. Как сделать так, чтобы доступ был сразу во все дома артёмовцев? Ну, наверное, опубликовать заметку в газете или выступить на местном телеканале. Тогда услышат все и даже те, кто сегодня не включал телевизор, от соседки узнают, что была такая передача, и что именно там сказал врач.

Красногвардейский

— Я была на территории Артёмовского городского округа, в частности в посёлке Красногвардейский, и должна вам сказать, что у вас очень ответственные люди, дай бог каждому муниципалитету иметь такой Совет ветеранов, который работает, например, в Красногвардейском. Ветераны не просто говорят о проблемах, они умеют эффективно добиваться их решения.

Мы ездили, смотрели ОВП. Это пример хорошей ОВП: там есть всё необходимое для оказания медицинской помощи, недавно отремонтирована, находится в крепком здании. Но имела место проблема транспортной доступности. Посёлок вытянут, люди живут пожилые. Как больному человеку дойти до ОВП, чтобы там получить медицинскую помощь? Мы на месте убедились в том, что есть проблема с расстояниями.

Когда мы обратились к Главе округа О. Кузнецовой, она ответила, что для ветеранов продлят автобусные маршруты, которые ходят в Красногвардейский, и увеличат время стоянки. Думаю, Глава АГО взяла этот вопрос под личный контроль, надеюсь, что проблема решена. А люди у вас требовательные, они это проконтролируют.

Семиэтажка

— Я в первый свой приезд увидела, что на территории больницы в Артёмовском большущий корпус стоит — долгострой. Когда главный врачом больницы был Евгений Васильевич Самборский, который затем долгое время возглавлял Свердловскую областную клиническую больницу, он, желая блага артёмовцам, хотел построить это здание. Но проекту не суждено было сбыться. И теперь надо подумать, что делать. Откровенно вам должна сказать, что великовато это здание для Артёмовского. На население вашего муниципалитета хватит масштабов центральной районной больницы, которую мы видели.

Жаль, конечно, вложенных ресурсов и средств, но здесь, наверное, строители-экономисты лучше нас с вами посчитают, что выгоднее — разобрать этот долгострой или достроить его. Если достраивать, то надо задумываться о том, как бы это здание могло быть использовано в будущем. Лучше сделать там не медицинское учреждение, а может быть, социально-культурный комплекс, есть дефицит реабилитационных центров, коек сестринского ухода, отделений паллиативной медицины… Но я хочу быть предельно искренней с вашими читателями: сейчас не самое лёгкое время, непростая социально-экономическая обстановка, поэтому надеяться, что по мановению волшебной палочки что-то произойдёт в ближайшее время, не стоит.

Кадры

— Сейчас самое главное — сохранить то, что есть, сохранить кадры, которых очень остро не хватает на территории.

— У нас артёмовские врачи просто разбежались от нового главного врача. Одни ушли в железнодорожную больницу, другие в образование, некоторые уехали вообще с территории. И это врачи, которые годами работали, квалифицированные, уважаемые, которым артёмовцы доверяли…

— Есть такая проблема. Когда приходит новое руководство, нужно набраться терпения всем: и руководителям, и медикам, чтобы лучше узнать друг друга. Здесь, скорее всего, пришёл новый руководитель, люди столкнулись с новыми требованиями, но не готовы были к этому. Необходимых компромиссов не достигли. И те, и другие в обиде развернулись, разошлись. Кто пострадал при этом? Прежде всего, больные. Мы, медики, всегда должны думать сначала о наших незащищённых пациентах. Руководитель пришёл, хотел сразу оседлать ситуацию: вот, сейчас будем работать по новым порядкам. А люди этого не поняли. Восприняли как недоверие к их профессионализму.

— И что ж нам теперь делать? Где взять кадры, которых сегодня так не хватает?

— Когда я приехала в ОВП п. Красногвардейский, я увидела, что в Артёмовском принимают на работу и иногородних граждан, и граждан-жителей других государств. Это нормально. Главное, чтобы у врача было добросовестное отношение к пациенту и хорошее базовое образование. Врач из Красногвардейского не очень хорошо меня понимал, но жители говорили, что он по-доброму относится к пациентам. Правда, я недавно услышала, что он ушёл с работы.

А вообще нужно растить свои кадры. Нужно разговаривать с теми выпускниками, кто хочет поступать в медицинский, говорить, что их здесь ждут, что они нужны. Надо сотрудничать и с родителями этих ребят. Есть же хорошая пословица: где родился, там и пригодился.

Видеокамеры

— Вы знаете, это какое-то поветрие. Артёмовский — не единственное место, где эта тема присутствует, где в кабинетах видеокамеры ставят. Но я считаю, что значительно более правильным является воспитание духовное и нравственное будущих врачей. Никакая видеокамера не спасёт от нарушений. Нарушитель зайдёт в «серую» зону для того, чтобы что-то получить или даже избить — есть и такие вопиющие случаи. Видеокамера не является надёжной профилактикой коррупции — можно хоть сто камер поставить, найдут, как конвертик передать. А вот нравственная зрелость, когда врач не берёт, а пациент не даёт, когда стороны проявляют обоюдную ответственность, является. Нужно стремиться строить гражданское общество.

Тубдиспансер

— С зарплатами медиков в Артёмовском ситуацию знаю. Обращались к нам работники тубдиспансера. Зарплаты очень маленькие. Сам диспансер выглядит неухоженным, обшарпанным, забытым. Вот мне интересно, видели ли это чиновники из Минздрава? Не будем забывать, что как раз вот эти технологии лечения туберкулёза финансируются за счет средств бюджета Свердловской области, поскольку туберкулёз относится к социально значимым заболеваниям. Так вот вопрос: хватает ли реально бюджетных денег для того, чтобы можно было надлежащим образом организовать работу в этом туберкулёзном диспансере? Там есть проблемы. И надо не отстраняться от них, надо решать. Я бы хотела адресовать пожелание Главе. Несмотря на то, что полномочия переведены на уровень субъекта, Главы же всё равно отвечают за жителей своей территории, за народосбережение. И, безусловно, их волнует судьба и здоровье их людей. Поэтому надо чаще бывать в Министерстве здравоохранения области, контактировать с министром, рассказывать о проблемах в Правительстве. Нужно понять, почему возникает недостаток средств, почему у медиков падает зарплата, откуда такие сиротские условия пребывания пациентов. И к главврачу хочу обратиться. Чтобы решать проблему, порой приходится входить в конфликтную зону, говорить непопулярные вещи, требуется дополнительная энергия, для того чтобы что-то довести до людей. Свои решения и действия чиновники от медицины должны разъяснять. А главный врач должен быть представителем интересов жителей.

Пожелание

— Я желаю артёмовцам сохранить на достойном уровне медицину, смелее заявлять о проблемах, вносить конструктивные предложения. Неплохо было бы приглашать к себе чиновников из Минздрава: приезжайте, пройдём вместе по больнице, увидим, что устраивает, что не устраивает. Надо нащупать путь сотрудничества. А главному врачу, конечно, хочу пожелать мужества, чтобы стоять на позициях интересов людей. Это очень ценно и приятно, когда пациенты с уважением говорят о враче…

Дай бог, чтобы мы пережили это непростое время, не растеряв то хорошее, что собирали по крупицам. Доброго здоровья всем артёмовцам.

Ирина Кожевина