Архив
20 октября 2016 в 0:00

Своя крыша над головой Жильё для детей-сирот получить непросто

Елене Андреевне Степочкиной скоро будет 19 лет. Недавно она вышла замуж, стала мамой, заканчивает обучение в колледже Екатеринбурга. Те, кто её знают, говорят о ней только хорошее: и отзывчивая, и аккуратная, и работящая, и целеустремленная… Некоторые, правда, добавляют, мол, сломала все стереотипы о детях, выросших в детских домах. Да, Лена выросла без родительской поддержки. Как её братья и сестры, воспитывалась в школе-интернате, но вопреки мнению о том, что «детдомовские дети вырастают неподготовленными к жизни и настроенными против тех, кому, как они считают, повезло больше», девушка оказалась с твердым характером и огромным желанием жить не так, как ее биологические родители.

Ей повезло, и она встретила любимого человека, обрела поддержку со стороны его родных, ставших и для неё семьей. Дочка, появившаяся в этом году, стала отрадой и придала Лене сил, чтобы добиться положенного ей по закону жилья.

— У меня есть доля в квартире моей матери, где, кроме меня, прописаны еще братья и сестры, — рассказала Лена. — Это минимум квадратных метров, а жилье непригодно для проживания. По законодательству, в соответствии со своим социальным статусом — «граждане из числа детей, оставшихся без попечения родителей» — я имею возможность получить квартиру. Еще до достижения 18 лет мною было написано заявление на предоставления жилья. Но до сих пор приходится снимать квартиру, писать письма в разные инстанции.

Причём номер очереди постоянно меняется и продвижения вперед пока незаметно. Чтобы самой понять, какова схема, по которой предоставляется жилье, Лене пришлось не раз обратиться в управление социальной политики и написать с десяток писем в разные инстанции.

— Я обратилась сначала в Управление социальной политики, потом в прокуратуру, ходила в администрацию АГО, но всё, что мне удалось понять из слов людей, с которыми я встречалась, и из их официальных писем, это то, что номер очереди изменяется и сдвигается, если появляется новое заявление от участника очереди старше меня. То есть очередь формируется по дате рождения. Так получилось, что моя знакомая, которая подала заявление позже, в очереди — на несколько пунктов выше. Такими темпами я точно к пенсии квартиру смогу получить, — огорчается моя собеседница.

Ответил на письмо Елены Степочкиной и уполномоченный по правам ребёнка в Свердловской области И.Р. Мороков.

— Из письма я поняла, что Фондом жилищного строительства проводится работа по проведению электронных аукционов на приобретение (строительство) жилых помещений, расположенных на территории АГО, в пределах выделяемых для этих целей лимитов. Однако он пишет, что «перспектива реализации Вами права на обеспечение жильём на момент проверки не определена».

А ещё И.Р. Мороков порекомендовал «…воспользоваться правом обращения в суд с исковыми требованиями о возложении обязанности на Фонд жилищного строительства, Министерство социальной политики и Министерство строительства и развития инфраструктуры Свердловской области предоставить Вам жильё. В случае принятия судом положительного решения и представления судебного акта в Фонд. Вы будете включены в список лиц, сформированный на основании судебных решений, которые в первоочередном порядке подлежат исполнению».

На 1 октября 2016 года по линии соцзащиты в очереди состоят 138 человек (порядковый номер Лены — 77). Причем у 83 человек, как и у Лены, наступило право на обеспечение жильем. В администрации АГО тоже есть очередь из граждан категории детей-сирот, но здесь в очереди состоят те, кто должен получить льготные помещения по решению суда. Главная проблема в том, что ни администрация, ни Управление социальной политики пока Лене помочь не могут, ведь программу по обеспечению детей-сирот реализует Фонд жилищного строительства, и от него зависит, как скоро Лена и её дочка перестанут скитаться по съемным квартирам.

Лена планирует всё же подать в суд, как посоветовал уполномоченный по правам человека в Свердловской области. Она считает, что это действие лишний раз обратит внимание Фонда на проблему детей-сирот.

— Мы, лишенные дома в детстве, вырастая, по-особенному относимся к возможности иметь свое личное пространство. То место, с которого можно начать строить нормальную жизнь. Я знаю несколько случаев, когда ребята не могли снять жилье из-за маленькой зарплаты, постепенно в себе разочаровывались, скатывались все ниже. И потом уже их дети попадали в детские дома. Очень хочу объяснить всем чиновникам, от кого зависит получение жилья детям-сиротам, что своя крыша над головой — это для нас очень важно, ведь у нас нет родителей, которые помогут и подскажут, что делать. Нам в разы сложнее!

Напомним, что детям-сиротам квартиры от государства передаются по договорам социального найма или специализированного найма. И государство строго контролирует это имущество, чтобы дети-сироты не стали жертвами черных риэлторов.

Наталья Шарова