Архив
27 октября 2016 в 0:00

Так кто же разрисовал Буланаш? Полиция то ли не смогла, то ли не искала, то ли боится назвать виновника

Напомню обстоятельства дела.

О том, что «Трофимов — вор!», весь Буланаш узнал накануне выборов, 16 сентября. Возможно, кто-то и раньше об этом догадывался, а тут узнали просто все — посёлок в одну ночь был буквально исписан этими утверждениями.

С утра соратники кандидата Трофимова заголосили на всех перекрёстках, что все дома испортила кандидат Кожевина. Тем буланашцам, которые не знают ни меня, ни Трофимова, доказать это было нетрудно — как раз накануне я была на Буланаше, вместе с помощниками разносила агитационные материалы по участку, нас видели многие.

«Пострадавший» Трофимов показательно вывел коллектив вверенного ему профилактория «Юбилейный» прибирать исписанные дома. Надписи где-то соскребли, а где-то закрасили — и ведь подобрали точно такую же краску, тон в тон, надо же…

В этот же день, 16 сентября, я написала заявление в полицию с просьбой срочно расследовать происшествие, объяснив, что провокация в первую очередь направлена против меня.

Думаете, когда я получила ответ?

Да вот буквально на днях, месяц спустя после выборов. И, между прочим, после настойчивого моего требования. Сначала ответ по телефону мне дал начальник отдела полиции №25 ОМВД России по Артёмовскому району майор полиции Малыгин. Он сказал, что полиция никого не нашла, поквартирный обход не дал никаких результатов, а «предприниматели у нас все жадные, ни у кого нет камер видеонаблюдения». Ещё объяснил, что кто-то из жителей посёлка думает, что Буланаш разрисовала Кожевина, кто-то — что сам Трофимов.

Затем наконец я получила и письменный ответ — от лейтенанта полиции Пламодяло. Сказать, что этот официальный документ меня поразил — ничего не сказать. Я даже не говорю о том, что в одном случае прохожу там, как Кожевина К.М. (за что мне дали такое «трофимовское» имя — ума не приложу). Главное, что ответ предназначался совсем не мне! Ещё 23 сентября 2016 года полиция ответила Трофимову: ему отказали в возбуждении уголовного дела, которое, как выяснилось, он просил возбудить против Кожевиной и …Тухбатуллина, сильно им подозреваемых в совершении «художественного» преступления.

Копию этого отказа мне и вручили вместо ответа.

Значится там следующее: «В ходе проведения проверки причастность Кожевиной И.Е. и Тухбатуллина Т.Н. к нанесению надписей краской на фасадах домов не нашла подтверждения».

Вот вы можете ответить, зачем мне вручили копию ответа не мне? Я и сама знаю, без майора Малыгина и лейтенанта Пламодяло, что не причастна «к нанесению надписей краской на фасадах домов», а уж подозревать в этом Т.Н. Тухбатуллина, который баллотировался на соседнем округе, — вообще бред. Меня-то интересовало, кто виноват на самом деле.

Но, судя по всему, полицейских это интересовало не очень. Терзают смутные подозрения: да рассматривали ли они моё заявление вообще? А ведь должны были рассмотреть в определённый срок и в соответствии с законодательством дать письменный ответ по существу поставленных в обращении вопросов.

Однако основной вопрос так и остался без ответа. Установив мою (ну и Т.Н. Тухбатуллина, конечно) непричастность к буланашским художествам, исследовали ли буланашские полицейские причастность других заинтересованных граждан — Трофимова того же?

В общем, я до сих пор жду ответа. Попытка вручить мне копию документа, предназначавшегося совсем другому человеку, лейтенанту Пламодяло не засчитана.

P.S. Ещё раз обращаюсь с просьбой к тем, кто стал свидетелем работы неизвестного художника: пожалуйста, откликнитесь. Не верю, что, разрисовав такую уйму зданий, нарушитель не оставил никаких следов. Если вам хоть что-то известно о случившемся, позвоните по тел. 2-54-52 или придите в редакцию газеты «Всё будет!» (Артёмовский, ул. Физкультурников, 14), в Буланашский ПОМ. Благодарность гарантирую.

Ирина Кожевина