Архив
5 апреля 2017 в 0:00

Граната для депутата: полгорода подозреваемых Сотрудников «ВБ!» тоже пригласили в полицию, чтобы объясниться

Граната для депутата почему-то перестала волновать умы артёмовцев. А зря. Раскрыть резонансное дело по горячим следам полиции не удалось. И, если честно, в этой ситуации больше всего, похоже, пострадали полицейские, которые сегодня вынуждены в ущерб другим расследованиям целыми днями заниматься делом депутата Шарафиева.

А ведь тут только подозреваемых, вернее тех, кого подозревает сам пострадавший, — полгорода. Шарафиев, насколько я понимаю, очертил круг тех, кто хотел бы отправить его на небеса, не особо заморачиваясь: все, про кого он писал «плохо». Ну то есть все, кого он через свою газету обличал, а вернее обливал грязью, оскорблял. Таких в городе за двадцать пять лет деятельности газеты «Егоршинские вести» накопилось огромное количество — сотни.

Вот и из нашей редакции уже людей приглашают, чтобы взять объяснения. В том числе меня. А что я могу объяснить? Что, несмотря на всё своё презрение к персонажу, ни разу не пришла мне в голову такая мысль — подбросить депутату гранату?

В очередной раз поражаюсь умению этого г-на извлекать выгоду из любой ситуации. Сегодня он пусть и чуть-чуть, но сумел отомстить каждому своему неприятелю. Согласитесь, все, кто с неприязнью относятся к А.М. Шарафиеву и не скрывают этого чувства, оказались не в самом приятном положении. Полагаю, среди тех, кто ныне в полиции отвечает на вопросы следователей, достаточно достойных людей. Сочувствую им.

Версия самопиара, судя по всему, сегодня в полиции не из самых популярных. Говорят, Шарафиев прошёл через полиграф. На детекторе лжи проверили человека, который на вранье давно уже собаку съел и на голубом глазу может сказать какую угодно чушь. И вроде бы полиграф обмануть чрезвычайно сложно, но ведь ответа на главный вопрос так и нет: вот скажите, какой чудак может взять стакан с гранатой в салфеточке (не в пакете!) и потащить её к себе во двор? Хотя, насколько я поняла, граната была помещена в стакан очень плотно и выпасть оттуда могла только при очень сильном толчке. Кстати, последним, с кем расстался Шарафиев накануне, был сотрудник «ЕВ», его верный оруженосец Ергашев. Вроде бы друзья-приятели очень приятно провели вечер… Вот интересно, оруженосца приглашали побеседовать?

Ну да ладно, не будем идти по этому пути. Полиция же работает — будем ждать результата. О котором, конечно, сообщим читателям.

Ирина Кожевина