Архив
24 мая 2017 в 0:00

Горели могилы… Кто и зачем поджёг буланашское кладбище?

Это письмо мы получили по электронной почте: жительница Буланаша Марина Глазырина сообщала, что на буланашском кладбище сожжены могилы. Женщина пишет:

«Папу схоронила — чуть больше полугода прошло, приехали родственники навестить могилу — и на кладбище мы увидели картину ужаснейшую! На могиле осталась только одна проволока от венков и цветов и обугленный крест! Все наши эмоции описывать не буду — это и так понятно! Таких могил, как наша, мы насчитали больше 20, но по всему кладбищу мы не ходили. Когда стали узнавать, кто директор кладбища и как защитить своих умерших родственников, нам сказали: никто ответственности не несёт! Получается, если человеческий индивид получает удовольствие от костра на могиле и за это ему ничего не будет, то завтра ему захочется выкопать тело и за это тоже ничего не будет?! Правду говорят: весь мир перевернулся!»

За подробностями мы обратились в ТОМС и полицию.

Реклама

По информации главы посёлка Л.И. Вандышевой, сообщение о возгорании на кладбище поступило в среду, 17 мая, около девяти часов вечера. Смотритель кладбища (функции которого сейчас выполняет В.А. Федотов по договору с ТОМСом), пожарные и добровольная пожарная дружина выехали на место и тушили пожары до одиннадцати вечера.

— Общими усилиями потушили, — говорит Людмила Ивановна. — Ущерб тогда установить не представлялось возможным — было уже темно. Горели кучи мусора, забор, венки, кресты. Впечатление складывалось, что шли и целенаправленно поджигали.

Граждан, заподозренных в совершении этого деяния, задержали на следующий день. Произошло всё благодаря звонку жителя посёлка, который утром пришёл на могилу сына и увидел снова горящие погосты, а возле одного такого костра стоящего мужчину в красной куртке. Подозрительный тип быстро ретировался. Но приехавшие полицейские нашли его и задержали. Также задержали ещё одного подозрительного гражданина, ходившего по кладбищу. Как рассказал нашей газете начальник отдела полиции №25 посёлка Буланаш А.Ф. Малыгин, второго отпустили, потому что он признался лишь в том, что собирал поминки с могил — себе для пропитания.

— А первого звонивший гражданин опознал, поэтому с ним мы работали сутки. Сначала он ничего не хотел говорить, но потом дал признательные показания.

Признался задержанный вовсе не в умышленном поджоге, а в том, что хотел обжечь венки, чтобы сдать проволоку-каркас в металлолом. По словам начальника поселковой полиции, этот гражданин ведёт асоциальный образ жизни, не работает, хотя имеет жильё в посёлке, где постоянно не живёт, со слов соседей — пьёт. Сейчас его отпустили, поскольку, как считают полицейские, причин задерживать его нет. Как будут квалифицированы его действия, повлекшие пожары на кладбище и причинившие людям моральный и материальный вред, сейчас решается. Но получить от него материальную компенсацию будет непросто — взять с него нечего.

— Ну разве определить его на исправработы, чтобы вычитать часть доходов, — предполагает начальник Буланашского отдела полиции.

Однако Александр Фёдорович говорит, что все пострадавшие могут обратиться в суд, где ответчиком выступит данный гражданин, признавший факт поджога. Но прежде нужно подать заявление о причинённом ущербе в полицию, где заявителям сообщат и личную информацию о потенциальном ответчике (для судебного заявления она потребуется). На сегодняшний день такое обращение в полиции всего одно.

Тем временем, по информации главы ТОМС, обгорело семнадцать оградок, в них примерно двадцать могил.

— 22 мая с помощью общественников мы установили и обзвонили почти всех родственников и попросили проверить нашу информацию: таблички ведь оплавились. И всем, кто считает себя пострадавшим от этого факта, следует обратиться в полицию, — говорит Людмила Ивановна.

На центральных кладбищенских входах размещены таблички с контактными телефонами ТОМСа Буланаша и смотрителя кладбища — любая информация, по словам Л.И. Вандышевой, принимается и обрабатывается.

Но где бы ни были похоронены близкие, от такого ЧП никто не застрахован, ведь круглосуточная охрана на кладбищах нашего АГО не осуществляется.

Любовь Шмурыгина