Подробности

«Здесь нет случайных людей» Как приходят в Национальную службу санитарной авиации, рассказали её пилоты

Фото: Оксана Бережная
Наверное, все в детстве махали рукой летящему вертолёту и мечтали в этот момент оказаться в небе. Однажды мне удалось побывать в кабине этого чудо-аппарата и посмотреть на окружающее глазами пилотов, пусть и не с высоты птичьего полёта. Гидами этой мини-экскурсии стали Александр и Денис, пилоты Национальной службы санитарной авиации. Они согласились рассказать читателям «ВБ!» о своей профессии.

Искать себя можно и на пенсии

Главная мысль, которую удалось вынести из беседы, — в авиации нет случайных людей, даже если изначально у человека были другие цели. Собеседники рассказали, что начали свой путь с армии. После окончания высших военных училищ, Сызранского и Уфимского, продолжили летать.

Александр в качестве запасного варианта рассматривал иняз, но основную подготовку вёл к лётному училищу. За его плечами — армия, МЧС. Сейчас на пенсии — два года работает на вертолёте «Скорой помощи».

Денис сначала думал идти в пожарные, а ещё любил работать с деревом:

— А потом мне рассказали про училище, и решил попробовать. Поступил и летал в армии после окончания училища — отслужил в общей сложности 7,5 лет. Скажу, что во время учебной практики происходит самый честный отбор: отсеиваются на втором-третьем курсе, после первых полётов, те, кого практика пугает, кто понимает, что это не их дело. С 2017 года начал летать в гражданской авиации. В «Скорую помощь» позвали, когда увольнялся из армии, искал, где я себя найду, послал резюме в разные компании. Когда ознакомился уже с работой, мне очень понравилось, и с желанием большим уже третий год работаю.

Посадить вертолёт — это творчество

Новая работа оказалась ответственной и творческой, в которой каждый день что-то новое.

— Если в армии были одни и те же полёты, упражнения, то здесь — всегда разные регионы, разные маршруты, ландшафты, на которые надо решить, как сесть. Ты летишь на эту площадку, смотришь, какая она, какой заход, анализируешь погоду. В день у нас по 2-3 вызова. Один полёт будет полон стрессов, а следующий — совершенно спокойный: солнечно, безветренно, особенно красиво летом, когда всё цветёт.

Фото: Оксана Бережная

Работа пилота «Скорой помощи» не всегда ограничивается задачей обеспечить быструю и безопасную доставку врачей и пациентов.

— Чаще всего больной, которого мы транспортируем, находится без сознания. Те, кто в сознании, переживают перед полётом, мы тогда его или родственников, которые провожают, поддерживаем, настраиваем, что всё будет нормально.

Нужна жадность до учёбы

На вопрос, говорят ли пассажиры спасибо, собеседники объяснили, что в экстремальных условиях людям не до этого.

— А потом, когда всё налаживается, то слова благодарности выражают в адрес нашей компании, а нам начальники передают.

К слову, мало кто из пилотов, если они трудятся по призванию, хочет стать большим начальником.

Фото: Оксана Бережная

— Чем выше ты добиваешься чего-то, тем больше времени будешь тратить на документацию, рутину. А развиваться-то хочется в плане мастерства. В нашей работе должны быть выдержка, спокойствие, готовность всё время учиться, повышать квалификацию, нужна жадность до учёбы, развития. У нас, пилотов, свои радости — сами полёты, ну и чувство пользы.