Архив
11 января 2008 в 14:36

Российской прокуратуре – 286

«Уничтожить и ослабить зло, проистекающее из взяточничества и беззакония» - так была прописана задача прокуратуры в указе царя-реформатора Петра Первого 286 лет назад. В разное время генерал-прокурорами были Павел Ягужинский, юрист Дмитрий Набоков, русские поэты Гавриил Державин, Иван Дмитриев и многие другие.

1 апреля приоткрывает тайну

День рождения Советской прокуратуры – 25 мая 1922 года, сейчас это 12 января. А вот дата образования нашей – Артемовской – прокуратуры оказалась довольно-таки темным пятном в истории родного города. Мы разговаривали со многими ветеранами – работниками прокуратуры, но точного времени, похоже, не знает никто.

— Когда я в Артемовском был прокурором, с 2001 по 2005 годы, мне поручили найти, так сказать, исторические следы нашей прокуратуры, — рассказывает старший помощник Режевского городского прокурора Сергей Николаевич Ситников. – Но все, что удалось отыскать – информационная справка прокурора Егоршинского участка в исполком от 1 апреля 1933 года. Более ранних документов обнаружить не удалось. Запрашивали мы и Областную прокуратуру, но тоже безрезультатно.

Итак, дата создания прокуратуры в Артемовском, конечно, условная – 1933 год. Какие-то факты тех лет, как оказалось, найти проблематично, так что коснемся более позднего времени, а именно 60-х – 70-х годов.

Реклама

Женщину-прокурора утвердила Москва

— В Артемовский я приехала в 1967 году после окончания Пермского университета – на должность помощника прокурора, — рассказывает бывший прокурор Галина Дмитриевна Перемыкина. — Тогда прокурором работал Иван Трофимович Гребнев. Когда он из прокуратуры ушел, его место занял Владимир Александрович Пономарев, и в основном я работала с ним.

В то время прокуратура находилась на улице Радистов, 3 в простом одноэтажном бараке, там располагались и суд, и нотариус, и прокуратура, и адвокатура. Народу было немного: прокурор, два помощника, следователь, машинистка, заведующая канцелярией и техничка. У нас было шесть махоньких кабинетов, все скромно, а коллектив очень дружный: праздники, дни рождения, свадьбы – все отмечали вместе.

Галина Дмитриевна следила за соблюдением законности судом. Какое-то время работала в горкоме партии – секретарем по идеологии, но затем ее снова вернули в прокуратуру – уже на должность прокурора.

— Перед этим мою кандидатуру рассмотрели на обкоме партии, одобрили, после чего привезли в Свердловск к прокурору области С.П. Лукину, который сказал: «Захочешь работать, ночи не поспишь, все зависит от тебя». Таким образом, я стала первой в области женщиной-прокурором.

В те годы на эту должность назначали на пятилетний срок, после этого — на усмотрение Генеральной прокуратуры в Москве. Г.Д. Перемыкина ездила и в первый раз в Москву на утверждение, и второй. Она немного не доработала до 10 лет – пришлось уволиться по состоянию здоровья.

Психология плюс интуиция

— Не могу судить, как сейчас, но раньше по приказу Генерального на каждое убийство выезжал прокурор, начальник уголовного розыска, после чего решали, кто будет заниматься этим делом. А убийства были во все времена, эту категорию преступлений профилактировать очень сложно, поскольку 50-60 % убийств — бытовые.

Галине Дмитриевне запомнился случай, когда начальником уголовного розыска работал Юрий Юрьевич Скутин – очень тонкий психолог. На станции в районе клуба железнодорожников (клуб Кирова) обнаружили труп. Выехали, Скутин долго ходил, смотрел на людей, потом подзывает своих ребят и говорит: «Возьмите вон того паренька». Оказалось – точно, убийца пришел на место преступления, и его вычислили.

– Раньше задерживали не на десять суток, как сейчас, а на трое, — продолжает Галина Дмитриевна. – За это время нужно было разобраться с материалом, предъявить обвинение, затем ставить вопрос об аресте. С каждым подозреваемым я беседовала лично, сама составляла протокол и, случалось, не давала санкцию на арест.

А однажды произошло следующее. В пруду около ТЭЦ нашли утопленника с признаками насильственной смерти, по подозрению были задержаны два человека, на которых указывали все улики. Прокурор Перемыкина их арестовала, но в ходе работы доказательства стали рассыпаться. Один из арестованных вскрыл вены, и после трех месяцев содержания под стражей их пришлось отпустить.

— Я их вызвала и говорю: извините, мы вас отпускаем, так как доказательств не собрали, но мне интуиция подсказывает, что это сделали вы. До сих пор встречаю одного, он очень вежливый, всегда поклонится, спросит о здоровье. И один раз спросила: «Все-таки вы? А он: «Галина Дмитриевна, но вы ничего не доказали…»

Сегодня Артемовская городская прокуратура осуществляет надзор за соблюдением законов, установлении правонарушений и их устранении.

В прошедшем году на учете состояли 419 условно осужденных, из которых 57 – несовершеннолетних, осужденных к исправительным работам – 61, осужденных женщин с отсрочкой наказания – 5, водителей, лишенных права управлять транспортными средствами – 7.

Реклама

Злостным нарушителям условное наказание заменяется на реальные сроки. Так, за 12 месяцев 2007 года тринадцати осужденным наказание в виде обязательных работ заменено на лишение свободы, отменено условное осуждение девятнадцати осужденным – они направлены в места лишения свободы, двум женщинам также отменены отсрочки.

Грубое нарушение трудового законодательства — нарушение права на оплату труда, причем в прокуратуру с фактами о несвоевременной выплате зарплаты артемовцы обращались в течение всего года.

Также Артемовская городская прокуратура акцентирует внимание на дорожной безопасности. Сейчас в нашем районе образовалось 12 очагов повышенной аварийности, где нарушаются правила дорожного движения, недостаточное освещение, плохое качество дорожного покрытия.

Еще одно направление деятельности прокуратуры – борьба с экологическими преступлениями, в том числе незаконная рубка леса. Для справки: максимальное наказание за это преступление – три года лишения свободы.

В 2007 году по этой статье в Артемовском было возбуждено 14 уголовных дел, и имеются обвинительные приговоры. К примеру, в начале прошлого года за незаконные рубки деревьев три человека осуждены на срок от четырех месяцев до полутора лет, причиненный ущерб лесному фонду России составил 27 тысяч рублей. В июле еще один местный житель осужден на шесть месяцев, причиненный им ущерб – 25 тысяч рублей.

Андрей Лавренюк