Архив
22 мая 2008 в 18:57

Охотничий «Сезон» В эту командировку милиционеры едут с автоматами

Междуреченск – это поселок городского типа (станция Устье-Аха), где люди живут ничуть не хуже нас с вами, потому как, что ни говори, ближе они к нефти и газу, ну и, естественно, несравнима охота и рыбалка. А где дичь да рыба – браконьеры тут как тут. Казалось бы, где мы, а где Устье-Аха. Но браконьеры – они везде браконьеры, что у нас, что где-нибудь в Южной Америке. Тем более что в Междуреченск на время операции «Сезон», которая проводится в данное время и задевает Тавду и Устье-Аху – территория обслуживания ЛОВД на станции Егоршино, - командируются наши транспортные милиционеры.

— В ходе операции «Сезон» нашими сотрудниками проводятся проверки незаконной добычи биоресурсов, куда, естественно, подпадает незаконный лов рыбы, — рассказывает начальник штаба ЛОВД на станции Егоршино К.А. Маркин. – К примеру, во время операции мы задержали жителя Междуреченска, у которого при досмотре были обнаружены целых четыре сети, рыба — щука, язь.

Незаконная добыча водных животных, растений, рыбы и т.д. и т.п. (ст. 256) – штраф от 200 до 500 минимальных размеров оплаты труда вплоть до ареста сроком от четырех до шести месяцев. То есть рыбу ловить никто не запрещает, вопрос в средствах лова, что все прекрасно понимают. А в тех краях браконьерством занимались и занимаются постоянно; у местных жителей часто конфисковываются и сети, и лодки, и оружие. Сети, как правило, затем уничтожаются, оружие реализовывается, а рыба сдается в местный коптильный цех.

— Сколько людей попадается на браконьерстве?

Реклама

— В прошлом году по незаконной добыче рыбы было возбуждено около десяти уголовных дел, — отвечает Константин Анатольевич. – Дело в том, что браконьерство очень тяжело доказывать, когда орудия лова успевают уничтожить. Говорят: только что подъехали на моторке, предложили – мы и купили… А при наличии сетей, если нет официального разрешения, состав преступления, можно сказать, наполовину уже есть.

Как уже говорилось, сотрудникам милиции выписываются в Устье-Аху командировки, едут они с табельным оружием, автоматами, неделю там живут, проводят оперативно-розыскные мероприятия.

— «Сезон» касается не только рыбы, это еще и охотничья операция, — рассказывает К. Маркин. – В тех краях водятся бобры, глухари, зайцы, лисы, волки, также лоси и медведи. Мы контролируем работу на реках Тавда и Конда, но с нами выезжают и представители рыбохотхозяйства. Допустим, если мы задерживаем человека с ружьем, они проверяют его по своей базе. Конечно, необходимы документы на оружие, если добыта какая-то дичь, тот же заяц — разрешение. На отстрел лося – лицензия. Иначе – привлечение к уголовной ответственности.

— Константин Анатольевич, как насчет погонь на катерах — с перестрелками?

— Как правило, этого не происходит. Наши сотрудники хорошо вооружены: представьте – стоит милиционер на катере с автоматом… Да и из-за чего начинать перестрелку? Подвергать жизнь смертельной опасности из-за рыбы…

Четвертого мая при проведении операции «Сезон» в районе Междуреченска на реке была обнаружена моторная лодка, в которой находилось два охотничьих ружья 12 и 16 калибра, 84 патрона и нож кустарного производства. В настоящее время хозяин моторной лодки установлен.

Андрей Лавренюк