Архив
20 января 2010 в 11:36

Унтер-офицерская вдова по-артёмовски

Всем известна унтер-офицерская вдова, которая сама себя высекла. Недавно похожего рода экзекуцию продемонстрировал один очень известный в городе гражданин.

В газетном сообществе раньше было не принято устраивать на своих страницах «разборки» с коллегами-конкурентами. Однако новые времена, а главное, новые люди диктуют новые нравы. Не хватает реальных дел своих – поливай грязью других, вот и станешь «чище» их. Такие ассоциации возникли у меня после прочтения в «ЕВ» от 31 декабря статьи «Суды, суды, суды…», вышедшей из-под пера, похоже, изрядно запутавшегося в цветах и лицах (опять о себе в третьем лице) редактора Александра Шарафиева.

По законам жанра нужен был информационный повод. А что «париться»? Поместил гражданин, подписавшийся «Артёмовец», на популярном Интернет-сайте своё мнение о редакторе и его газете – вот и повод. Для начала обвинил автора нелицеприятного сообщения в трусости – за анонимность. Словно не знает, что в Интернет-сообществе принято пользоваться никами. Как будто забыл, что сам весьма «многолик», его материалы подписывают, кроме Шарафиева, ещё и Шаров, и Кожевин, и ещё бог весть кто.

Обиделся, что на сайте его вновь во «вранье» обвинили, а газету «жёлтой» назвали. Но не растерялся: решил эту «желтизну» с себя соскоблить и на конкурентов налепить. Как? Да запросто! Тот самый «Интернет-мостик» (ну и что, что хлипкий, может, для его аудитории и бутафорского достаточно) бросил – и вперёд. А так как по лёгкости пера известному гоголевскому персонажу Иван Санычу Хлестакову А.М. Шарафиев, наверное, очков триста форы даст, то, не мудрствуя, сообщил, что «этот цвет действительно характерный для издания специфического характера, преобладающий все-таки не в нашей газете. В какой – называть не будем…». Не знаю, почему, но после прочтения этого фрагмента вспомнилось известное: с больной головы да на здоровую.

Реклама

Но главная тема публикации, конечно, не цвет, а суды, в которых наш герой лихо расправляется с супостатами. Он подробно повествует о своей титанической борьбе в суде с Никитиным, который подал иск за то, что газета поведала, как он «назвал главу подлецом, а в одну из работниц администрации кинул икону». Казалось бы, ну и что? Мы тоже с Никитиным судимся, но никакой радости от этого не испытываем. А. Шарафиев, наверное, и сам понимает, что никакая это не слава – одолеть Никитина, ни одного лаврового листика к его венку это не добавит.

Зачем тогда эта публикация на две трети страницы? Да уж не за тем, чтобы поведать ещё и о суде с предпринимателем Ольковым. Тем более не за тем, чтобы о проигранных им судах говорить – например, о вчистую проигранном суде о защите чести и достоинства В.Е. Бабкину. А вот зачем. Есть там два абзаца «кстати». А кстати обладатель лёгкого пера сообщил, что подавал иск «на один из материалов той газеты». Что «редактор той газеты и ее подчиненный сотрудник очень старались показать, что А. Шарафиев плохой, а они написали правду». (Не обижайтесь, но я раскрою «секрет»: «та газета» это «Всё будет!», а «подчинённый сотрудник» – я). И что областной суд «по одному из эпизодов заставил-таки опубликовать опровержение».

Было. С иском А. Шарафиев обратился в Артёмовский суд ещё в октябре 2008 года. Обиделся он на публикацию «Выборы состоялись». Да так обиделся, что в своём исковом заявлении просил суд потребовать «ту газету» разместить опровержение аж по шести эпизодам! А ещё требовал опубликовать извинения А. Шарафиеву (причём, куда же денешься, в трёх лицах: журналисту А.М. Шарафиеву, депутату А.М. Шарафиеву, директору А.М. Шарафиеву) и плюс одно признание.

В суде, слава богу, люди трезвомыслящие. На стадии предварительного слушания суд объяснил истцу некоторые азы, в результате количество исковых требований сократилось до четырёх, а требования об извинениях перед «троицей» вообще исчезли – знаток всего и вся не знал, что они незаконны. Но за оставшиеся-то он уж бился! Однако суд первой инстанции два требования всё-таки отклонил, а два – удовлетворил.

После этого «та газета» обратилась в Судебную коллегию по гражданским делам Свердловского облсуда. Судебная коллегия (это было уже в 2009 г.) отменила решение суда первой инстанции в отношении удовлетворения одного требования, а одно, последнее, оставила в силе. А вот дальше «подчинённый сотрудник» откровенно лопухнулся. Я должен был обратиться в Президиум областного суда, чтобы добиться отмены оставшегося требования, однако ошибся в определении процессуального срока, пропустил срок подачи апелляции, в результате пришлось публиковать то самое опровержение.

Собственно, дело не столько в том, что из-за моей ошибки не удалось добиться полной отмены исковых требований, сколько в том, что была упущена возможность добиться того, чтобы следующие выборы в Артёмовском проходили хоть чуточку почище.

А ещё есть в публикации фраза, которая заставляет вернуться к вопросу о грязи. А. Шарафиев пишет, что «теперь руководство газеты не сможет публично заявить о своей безупречности». Понимаете, ему показалось, что он удачно нас «забрызгал», и потому теперь уравнялся с нами!

Не обошлось и без прикола. Создаётся впечатление, что А. Шарафиев даже и не заметил, как из образа Хлестакова в образ унтер-офицерской вдовы перевоплотился. Вот результат этого перевоплощения в его публикации: «Конечно, мало кто понял суть опровержения, потому что грамотно, в соответствии с законами, у нас пока не научились делать опровержения». Как вы думаете, о ком это он? О себе? Ну так учись, если не научился! О «той газете»? Так она слово в слово опубликовала текст опровержения, поступивший в её адрес. На кого пеняет человече?..

Подчинённый сотрудник редактора той газеты