Архив
8 февраля 2012 в 11:59

Возвращение из революции Ответ тем, кто спрашивает: буду ли я отвечать на очередной «разоблачительный» материал в газете «Егоршинские вести»

Возвращаясь к уже запомнившемуся образу, скажу: я не Геббельс. Сто раз повторять одно и то же, как это делает мой оппонент, мне нет никакой нужды, потому что я уже однажды честно ответила на все вопросы сразу.

Не являюсь, не состою, не участвую. Не беру и не даю. Не выпускаю. Все остальные подробности смотрите в №4 газеты «Всё будет!». Вернитесь, прочитайте снова и поймите: не на что мне отвечать.

Так что хочет Шарафиев плавать во лжи — пусть. Ну и вы… Хотите верить — верьте. Мне, ей же богу, всё равно. Знаете, почему?

Реклама

Я за эти дни, пока «Егоршинские вести» рисовали мне новую биографию, на самом-то деле поняла одну неожиданную истину: достучаться до людей, до их разума возможно. Я нисколько не лукавлю: за эти дни я увидела столько думающих, анализирующих людей, для меня их неожиданное появление со словами поддержки — просто именины сердца. Не могу сказать, что все они думают абсолютно так же, как я, что все наши оценки происходящих событий совпадают. И всё же. Все они — люди конструктива, а это значит: у Артёмовского есть будущее.

Что же касается Шарафиева, то мне эта политическая фигура сама по себе абсолютно не интересна. Наверное, кому-то нравятся терминаторы, уничтожающие всё живое. Мне они противны. Любопытство вызывает разве что такой момент: как вменяемые люди могут поддаться влиянию подобного субъекта? Ну как?

Кстати, очередной его пассаж в мою сторону объясняется просто: он снова проиграл. На этот раз он вынужден был отказаться от митинга и, отменив его, по сути, просто сдал всех своих последователей. Звал-звал всех на баррикады, а потом — раз и отказался! Отказываются и от него. Его недавние коллеги по думскому саботажу, как мы видим из его же заявления, уже не хотят подписываться под его декларациями. Остались только самые близкие: Трофимов, Тер-Терьян. Остальные, похоже, начинают возвращаться из виртуальной революции. А это значит: скоро Дума начнёт нормально работать.

Ирина Кожевина