Архив
25 января 2012 в 9:05

Геббельс курит в углу. И завидует

Харизматичный параноик, обладающий даром убеждения и огромным разрушительным потенциалом. Плюс гениальный пропагандист, не обременённый нравственными веригами. И бездумная толпа, жаждущая хлеба и зрелищ. Нет, я не про Артёмовский городской округ. Так когда-то у умных, рассудительных немцев начинался фашизм.

Все понятия — с ног на голову, а люди с воодушевлением вверяют себя воле одного человека. Они могут подписаться под какой угодно бумажкой и поверить в какую угодно чушь, лишь бы она прозвучала из уст любимого фюрера. Никто не хочет ничего анализировать, потому что всё давно проанализировано пропагандистской машиной, разжевано и уже лежит на языках обычных смертных: глотайте.

Нет, это я опять же не про Артёмовский. Про тот же третий рейх.

Реклама

Всё. Дальше самостоятельно. Я не буду проводить параллели: вы, дорогие наши читатели, проведёте их сами — каждый в своей голове.

Ни с кем не хочу воевать. Спросите у моих друзей, коллег, близких. Я, правда, очень мирный человек. Но, конечно же, у меня есть свой бронепоезд, которым я пользуюсь в случаях крайней необходимости. Боюсь, что такой момент приближается.

Если честно, меньше всех людей на свете меня интересует столь нагрешившая на этой земле личность, как Шарафиев. Но жалко город, жалко людей, живущих в городе, больно смотреть на то, как этот господин вот уже на протяжении двадцати лет выносит мозг моему родному Артёмовскому и артёмовцам. И практически, похоже, уже вынес. Потому что события последних дней явно продемонстрировали наличие серьёзной проблемы на всей территории АГО. Проблема называется так: отсутствие разума.

Сегодня какие-то настойчивые люди ходят по домам и собирают подписи против главы АГО О.Б. Кузнецовой. Муть, которую они несут в качестве сопровождения, подозрительно напоминает столь же мутные публикации в газете «Егоршинские вести». Хотя что ж тут удивительного? Это там читателям на протяжении последнего года объясняли, почему они не должны любить Кузнецову. И это там вот уже второй месяц подряд повторяют одну и ту же мысль: Кожевина продалась этнической группировке.

«Многократно повторенная ложь рано или поздно становится правдой», — говаривал министр пропаганды третьего рейха Йозеф Геббельс. Сейчас, я полагаю, он нервно курит в углу. Поскольку наш гений пропаганды его точно перещеголял.

Облик врага

В воскресенье газете «Всё будет!» исполнилось восемь лет. До появления этого издания наш коллектив выпускал молодёжную газету «Артёмовский-ПЛЮС». Все эти годы, разумеется, мы были и сейчас являемся главными конкурентами редакции «Егоршинских вестей». Страдаем соответственно положению. Чего только ни начиталась о себе я за эти годы. Каких только грехов я ни совершила на страницах «Вестей». Ну разве что терактов на мне никаких не висит. Хотя тоже не уверена — не помню, может, и в этом меня когда-то обвиняли.

Несколько лет назад на юбилее одной из школ ко мне подошла постоянная читательница газеты «Егоршинские вести» и удивлённо сказала, что представляла меня огромной злой бабой, которая только и знает, что скандалит и ворует деньги из бюджета. Ну вот вам: сформированный облик врага. Точно по Геббельсу.

Мы с коллегами уже без труда определяем, на какое событие в нашей редакционной жизни отреагируют наши конкуренты, в какие децибелы выльется их крик по каждому конкретному поводу. Причём вопли с Ленина, 12, всегда усиливаются по мере усиления позиций той газеты, которую мы выпускаем. Тогда уже наш противник проявляет чудеса изобретательности, и в ход идут самые невероятные выдумки.

Так что нет ничего удивительного в том, что именно сейчас со страниц этого издания полилась столь зловонная жижа.

Как-то так уж получилось, что в эту выборную кампанию мы (не отделяю себя от друзей и редакции) спутали карты всех местных наполеонов. И с тех пор, как они ни раскладывают пасьянс, ничего-то у них не сходится.

Две команды, консультант один

На минувших выборах в Думу АГО рвались две слаженных команды: одну из них возглавлял Темченков, во второй на щит был поднят Клименко. Вроде бы люди далеко не родственные, во всяком случае бизнес, поддерживающий каждого из них, имел разные лица. А вот «консультант» у этих групп, двигающихся во власть, был, по всей видимости, один — редактор и депутат Шарафиев.

Первая команда определила всё чётко. Темченков попадает в Думу, его выбирают главой АГО. Как он умеет благодарить своих друзей, мы уже наблюдали. Вот и тут: кому-то он мог бы пробить пост — например, Трофимов стал бы первым замом, кому-то — муниципальные заказы (Арсёнову, к примеру), кому-то оказать помощь в бизнесе (Пономарёв же, помнится, у нас не только главный «пенсионер», но и каким-то образом связан с одной из городских автомоек, да и Горбунов владеет не только телевидением).

Реклама

Вторая команда тоже имела свои планы. Тут главой, судя по всему, была определена управделами Завражнова, которая должна была, очевидно, выполнить и миссию по возращению в администрацию Клименко.

К крушению планов второй команды я не имею никакого отношения. Сами же помните эту историю: справедливороссов сняли с выборов из-за того, что они нарушили свой же собственный устав. А вот к тому, что у второй команды ничего не сложилось, я, конечно, приложила руку. И Темченков — её ключевая фигура — буквально пролетел мимо Думы. Никто из его приближённых этого не ожидал. Пришлось срочно искать ему замену, которая оказалась совершенно неравноценной: Дынул всё же сильно уступает Темченкову и по лидерским качествам, и по организационным способностям.

Ну да ладно. Оставим пока в покое эту команду — речь не о ней, а о том, кто дёргает за ниточки деревянных кукол.

Обидно ходить в лузерах…

Его в последнее время преследуют неудачи. Итоги выборов стали только первым провалом нашего пропагандиста. Можно сказать, что Шарафиев выиграл в индивидуальном зачёте, но проиграл в командном. Он попал в Думу, но из двух контролируемых им команд осталась только одна, а потому с дружественными ему голосами случилась напряжёнка. И он потерял влияние там, где очень рассчитывал влиять.

После выборов произошло братание темченковских ребят (Трофимов, Пономарёв, Дынул, Арсёнов, Горбунов) с Шарафиевым. Закончилось оно выдвижением Дынула на пост главы АГО, а для Темченкова был предусмотрен пост сити-менеджера.

Потом было первое заседание Думы, на котором Шарафиев, судя по всему, испытал очередное потрясение. Несмотря на все усилия, на все уговоры, угрозы, обещания, несмотря на подключение областного ресурса в виде некоторых областных депутатов, сторонников никак не хватало для того, чтобы надеть корону на Дынула. Уже и Тер-Терьян совершила очередную политическую перебежку. Уже Вакорина «купили с потрохами» (а это, если честно, стало потрясением для меня: поначалу парень искал поддержки у КПРФ, затем был не против проголосовать за Кузнецову, а теперь вот буквально правая рука Шарафиева — уверена, молодой человек далеко пойдёт). Гарееву, думаю, уговаривать не пришлось — она по жизни как-то совсем по-родственному относится к редактору «ЕВ».

В общем, как ни крути, девять человек.

Большая же часть депутатов упорно не желала играть по правилам, установленным Шарафиевым.

Долгие игры в переносы заседаний, требования аудиенций у Гредина и даже эффектный, но бессмысленный уход из зала всех протестантов — никакие тактические уловки так и не принесли знойному гуру желаемого результата. Кузнецову (с которой он до того не хотел работать в Думе, что даже собирался её покинуть) всё же выбрали.

Это, конечно, было полным поражением Шарафиева. Больше года он угрохал на то, чтобы объяснить артёмовцам, почему они должны не любить Кузнецову. Старался сильно. И вдруг такой облом. К тому же, как честный человек, он должен был бы после такого события положить на стол депутатский мандат.

Я уж не говорю о том, что, когда столь популярная личность выставила свою кандидатуру, за неё был подан всего один голос. Догадываюсь, чей. Обидно ходить в лузерах…

Работать в Думе господину редактору становилось всё неприятнее. Придуманный им со товарищи политический саботаж (пришли-сели-слушаем-не голосуем) тоже оказался лишён всякого смысла. Для принятия решений нужно простое большинство — одиннадцать депутатов. Нас, которые пришли в Думу работать, а не играть — ровно одиннадцать. И мы можем принимать решения, несмотря на безголосых саботажников, хотя, сами понимаете, ни заболеть, ни уехать теперь никому из нас нельзя. Они-то просто плюнули на своих избирателей. У нас плюнуть не получается. То есть мы не хотим плевать. Дума решает жизненно важные вопросы: стоит ей затормозить, жизнь в городе тоже начнёт пробуксовывать.

На депутатских комиссиях мы попробовали предложить портфели и тем, кто находится по другую сторону баррикады. Последовали самоотводы. В итоге и тут мы обошлись без протестантов. Сказать, что нас это радует? Нисколько. Но что делать? Интересно, а как они объясняют избирателям своё поведение? Их же выбирали в Думу совсем не для того, чтобы безмолвно штаны и юбки протирать. И, смею предположить, люди ждут от них в Думе борьбы с проблемами, а не с коллегами.

Да, кстати, Шарафиев в комиссиях вообще не собирается работать. У него идея-фикс: раздробить АГО на мелкие княжества. Воплощению этой идеи в жизнь он и мечтает посвятить свой депутатский срок.

Ну а последней каплей, переполнившей чашу терпения главного по протестам, стало то, что одиннадцать депутатов единогласно (девять саботажников отказались участвовать в голосовании) избрали заместителем председателя Думы «такую Кожевину». Спасибо им за доверие. На этот раз я не решилась взять самоотвод: делать резкие телодвижения в том состоянии, в которое приведена сегодня Дума усилиями саботажников, опасно.

Шарафиев же не просто обиделся. Он, если судить по последней газете, просто пришёл в бешенство от продемонстрированного сначала избирателями, а затем и депутатами уважения к газете «Всё будет!».

И торчат уши желания

И появилось интервью с Маркаряном. А до него было ещё два материала, где правдоруб обвинил меня в том, что я служу этнической группировке. Шарафиев утверждал, что я заключила некий очень тайный договор со Сваловым (которого он назвал представителем этнической группировки) и что я ежегодно получала по этому тайному-претайному договору от Свалова по 300 тысяч рублей.

Потом в подтверждение своих утверждений этот господин опубликовал интервью, в котором Маркарян (!) изобличает меня буквально в том же самом — в служении этнической группировке!

Нестыковочка, однако, получается. Из всех этих публикаций торчат геббельсовские уши желания скомпрометировать во что бы то ни стало, напугать, выключить из активной борьбы. А мне, не-а, ничуть не страшно. Возможно, потому, что стыдиться нечего.

Да спросил бы меня, я бы точно не стала скрывать, что газету нашу неоднократно предлагали взять и под тайную, и под явную опеку разные бизнесмены и политики — не буду их называть, некоторые из них сегодня, например, дружат с газетой «Егоршинские вести». Из таких «предложений руки и сердца» можно список составить. (Впрочем, чего уж об этом рассказывать редактору газеты, по уши обязанному появлением своего издания на свет небезызвестному господину Думнову? Хотя, может, именно потому, что на заре туманной юности редактор был так зависим, его сейчас так клинит на теме независимости?).

Но продолжу. Ещё я бы не скрыла, что время от времени, после каких-нибудь очередных потрясений, мне приходит в голову мысль (здравая, наверное) продать газету, бросить всё и уехать туда, куда зовут.

И нет никакой тайны ни для кого из сотрудников редакции, что в списке тех, кто однажды хотел купить газету «Всё будет!», действительно были и два названных артёмовских предпринимателя — Иван Саутин и Сергей Свалов. Но ведь одно дело — намерение, и совсем другое — как это было на самом деле.

Читайте, Шарафиев. Специально для вам подобных я разыскала предпринимателя Сергея Свалова, который сегодня живёт в Екатеринбурге. Только для вас — из первых уст.

Прошу прощения у наших читателей за то, что называю себя в интервью по фамилии и имени-отчеству — просто я хочу использовать его в суде, а потому оно должно быть предельно ясным.

С.А. Свалов: «Нет такого договора»

— Сергей Анатольевич, существует ли такой договор, по которому вы обязались раз в год давать Кожевиной по 300 тысяч рублей, а Кожевина дала обязательство не печатать про Свалова материалов, наносящих прямой ущерб экономической и иной деятельности Свалова?
— Нет. Такой договор никогда не действовал.

— Какие у вас отношения с Ириной Евгеньевной?
— Нормальные. Мы знакомы.

— Просила ли она в 2006 году у вас денег на развитие газеты «Всё будет!»?
— Нет, не просила.

— Платили ли вы ей за участие или неучастие в какой-либо выборной кампании, за какое-нибудь особое отношение к вам или вашим партнёрам?
— Нет.

— Может, вы какой-то другой договор с ИП Кожевиной заключали, по которому она получала деньги?
— Лет пять назад мы делали буклет для участия в выставке, редакция газеты «Всё будет!» тогда нам его готовила — за него мы платили. Ещё давали объявления в газету, имиджевые материалы вроде бы заказывали. Поэтому договор, конечно, был, но точно не такой, о котором вы упоминали.

— Возможно, вы с какими-то другими коммерческими предложениями к Ирине Евгеньевне обращались?
— Несколько лет назад мы с Иваном Ивановичем Саутиным обратились к Кожевиной с предложением купить газету «Всё будет!» или войти в состав соучредителей. Она тогда собиралась уезжать из города. Чтобы она не продала газету никому другому, мы даже предложили ей залог или первый взнос. Юрист подготовил договор. Но она раздумала уезжать, и сделка не состоялась.

— Почему же в интервью газете «Егоршинские вести» ваш партнёр по бизнесу Саяд Маркарян утверждает обратное?
— Он же сам говорит, что договаривались без него, что он в переговорах не участвовал. Возможно, в тот момент он что-то не так понял. А нынче «Егоршинские вести» просто использовали его неприязнь к Кожевиной.

 

«Многократно повторенная ложь рано или поздно становится правдой». Меня эта фраза продолжает удивлять — настолько точно в ней отражается наша сегодняшняя реальность. У редактора газеты «Егоршинские вести» дневники Геббельса — настольная книга, что ли? Действует-то он точно в соответствии с предписаниями рейхсфюрера.

Давайте наконец разберёмся с тем, почему такому количеству артёмовцев вдруг не угодила глава Кузнецова. Ну до такой степени не угодила, что они начали подписи собирать и созывать митинги против неё. Странное дело: против абсолютно никакого главы Манякина, дремавшего днём в кабинете да гонявшего по ночам на служебном авто, никакие митинги не устраивались и подписи не собирались. Вроде бы многие были недовольны, но по квартирам-то никто не ходил, в магазинах и детских садах не приставали с просьбой расписаться в подписном листе. Так в чём дело? Неужели Кузнецова ещё хуже худшего из глав? В чём она так сильно провинилась перед подмахивающими подписные листы артёмовцами?

Ну вот, одна из называемых причин: она инициировала отставку бывшего сити-менеджера Клименко. Так ведь неправда: не она, депутаты. И то, что у неё столь уж ужасные отношения были с Клименко — тоже неправда. И общались они, и в кабинет друг к другу заходили, и советовались. А вот работать им вместе действительно было сложно. Сложно было с сити-менеджером и депутатам, и главам ТОМСов, и руководителям разных муниципальных структур. Потому что Андрей Иванович — руководитель кабинетного типа, который не очень любил не только выезжать на места, но и до Думы пять метров порой дойти ему было отчего-то в ломы. Ну а уж доехать до обледеневшего дома на Мира, 33, сами понимаете, вообще невозможно. Причём до «Усадьбы» получалось, а вот до дома — никак.

Так что едва ли кто-то из руководителей сегодня жалеет об его уходе. Все признают, что новый глава администрации работает эффективнее, открыт для общения, он лучше владеет ситуацией, чем его предшественник, и он постоянно занят конкретными делами, а не неосуществимыми прожектами. И вот этот тандем «Кузнецова-Родионов», на самом-то деле, и слаженный, и перспективный. Она может выцарапать из области, мне кажется, любые деньги, любые бонусы, положенные и не положенные Артёмовскому. Он, по-моему, тоже не пропустит ни одного проекта, сулящего положительные изменения в АГО, моментально ориентируется в обстановке и не боится принимать решения.

В общем, оттого, что депутаты добились отставки Клименко, обычные артёмовцы только выиграли. И о нём, ей же Богу, давно уже никто бы не вспомнил просто потому, что не о чем горевать. Если бы с завидной регулярностью в газете «Егоршинские вести» не повторялась байка о том, как Кузнецова «съела» Клименко.

Ещё один упрёк: почему во время выборов она в списке «спряталась» за спины других единороссов — Смирнова, Петровой и Исакова? А вы спросите у неё: она-то хотела там «прятаться»? Насколько я помню, на каком-то партийном форуме даже скандал разгорелся по этому поводу, потому что Кузнецова не понимала, почему в начало списка нужно ставить тех, кто потом откажется от своего места. Однако мысль о «спрятавшейся» Кузнецовой была вброшена скандальной газетой и с тех пор повторялась неоднократно.

Ну а теперь честно, положив руку на сердце: претензии посерьёзнее к Кузнецовой есть? Такие, чтобы тянули на отставку, которой добивается Шарафиев и подпевающие ему депутаты?

Для меня всё очевидно. Кузнецова когда-то оказалась во власти не без помощи Шарафиева. Он, кстати, изо всех сил бился и за её зарплату, за которую нынче тоже упрекает чуть не в каждом номере. Однако через некоторое время Кузнецова из зоны зомбирования господина Ш. вышла (Манякину это не удалось, да он, наверное, и не стремился), начала решать вопросы с помощью области, а затем и самостоятельно. Ничего не скажу, у неё хватает недостатков, как, наверное, у большинства из нас. Но она может и хочет работать. И она не ворует. И ни с кем не объединяется на воровской основе. Чего бы там ни придумывал о ней мастер интерпретаций.

Шарафиев этого состояния «вне зоны доступа» простить главе никак не может. И потому без конца повторяет и повторяет им же придуманные обвинения. «Мы добиваемся не правды, а эффекта, — говаривал мастер инсинуаций из третьего рейха. — Правда не нужна, нужно, чтобы поверили в ложь».

Про нас, про нас эти слова. Про нашего пропагандиста.

Не сомневаюсь, что мысль о подписных листах с требованием отстранить Кузнецову возникла тоже в знакомой всем нам голове. Впрочем, с большой готовностью откликнулись на призыв пошатать лодку и депутаты-саботажники. Именно они сейчас контролируют сбор подписей. Именно они без конца накручивают наше и без того накрученное население и с удовольствием участвуют в травле законно избранного главы. Ну что тут сказать? Маразм крепчает, толпа зреет, люди-зомби скрипят ручками в подписных листах. Никто уже не хочет ничего анализировать, потому что всё давно проанализировано великим вождём, разжевано и лежит на языках: глотайте.

Вот так. Всё по Геббельсу.

… Ну есть же в городе разумные люди. Может, нам тоже пора объединиться? Может, хватит уже держать свои бронепоезды на запасном пути?

Понимаю: стоять на пути у зомбированной толпы, влюблённой в своего вождя, страшновато — могут снести. Но отступать-то некуда: позади Артёмовский.

О.Б. Кузнецова: «Давайте уже работать!»

— Ольга Борисовна, что за акция против вас проводится? Как вы к ней относитесь?
— Что мне сказать? Ну да, я сама лично увидела, как собирают подписи. Не очень приятно, конечно. И проводится этот сбор как-то анонимно. Я написала заявления в полицию и прокурору — для контроля. Сегодня уже зарегистрировали, меня опросили. Я прекрасно понимаю, кто это всё готовит, но в глаза не говорит. Самое главное, что люди эти вводят в заблуждение всё население. Они-то хорошо понимают: незаконно это. У нас избраны представители народа — депутаты. В их компетенции решение этого вопроса. По Уставу только две трети депутатов от всего состава Думы (четырнадцать) и губернатор могут отстранить меня от должности — и то через суд.

Работы столько сейчас, в начале года, а тут они со своими подписными листами. Ну сколько можно бодаться? Давайте уже работать!

Ирина Кожевина