Архив
17 февраля 2012 в 10:46

«Признать виновным — и точка!»

Материал под таким названием был опубликован в нашей газете в №5 от 2 февраля. В нём мы рассказали о рассмотрении в судебном заседании дела по ч.1 ст.12.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях в отношении Алексея Корнева. Молодого парня, вопреки множественным противоречиям (они, как гласит презумпция невиновности, должны толковаться в пользу лица, привлекаемого к административной ответственности), признали виновным в управлении автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, и мировой судья С.Г. Смердова вынесла постановление о лишении водительских прав.

Мы вернулись к опубликованному материалу в связи с тем, что к нам в руки попал офицальный документ — то самое постановление мирового судьи от 26 января 2012 года. После внимательного его изучения наши и без того большие сомнения в справедливости принятого решения только подтвердились. Итак.

Алкотекторы — в утиль!

«18.12.2011 года в 01 час. 30 мин. Корнев А.С. управлял автомобилем… в состоянии алкогольного опьянения.

Реклама

Перед домом был остановлен сотрудниками ГИБДД. Автомобиль был доставлен на штрафстоянку на ул. Техническая.

При проведении исследования с использованием прибора, прибор показал «0»… После чего Корневу А.С. было предложено пройти медицинское освидетельствование, на что он согласился.

При проведении медицинского освидетельствования в больнице первоначально показания прибора также были «0».

Спрашивается: что ещё нужно было сотрудникам ГИБДД, если прибор опьянение не подтвердил? Но, видимо, такой результат их не устраивал, и парня дожали: по какой-то причине прибор в очередной раз сработал. Первый вывод, какой напрашивается: приборы некачественные, доверять их показаниям нельзя, самое время сдать все в утиль. Ведь, если они показывают то один, то другой результат, значит, «под раздачу» может попасть любой водитель. Вот и инспекторы первоначально «не доверяли» — когда результат был нулевой. Однако после того, как молодой человек на несколько минут вышел (отлучился, извините, в туалет), а затем, вернувшись, вновь дыхнул в трубку того же прибора, тот показал наличие алкоголя. Второй вывод, какой из этого напрашивается, совсем уж нехороший. Мы, конечно, ничего не утверждаем, но что мешает «заставить» прибор показать нужный результат, например, протереть спиртсодержащим раствором трубку? Однако никакие глюки алкотектора (надеемся всё же, что неисправен был прибор) судья к сведению не приняла.

Выборочное доверие

«На штрафстоянке были приглашены понятые, в присутствии которых было проведено освидетельствование на состояние алкогольного опьянения». (Как мы уже говорили, прибор показал «0»).

В ходе судебного разбирательства в качестве свидетеля также был допрошен брат Алексея Корнева, которого он вёз из Екатеринбурга: «…признаков опьянения у Корнева А.С. не видел».

Ни одно из показаний этих свидетелей роли в окончательном решении не сыграло: «Суд критически подошёл к оценке показаний…» Зато показания других свидетелей приняты судом безоговорочно. Например, инспектор ДПС утверждал, что у Корнева имели место признаки опьянения: запах алкоголя из полости рта, бледный, зрачки расширены, невнятная речь. «Суд пришёл к выводу о том, что отсутствуют основания не доверять показаниям свидетелей…», и эти «свидетели» — инспекторы ГИБДД.

То есть самые незаинтересованные люди в этом процессе, как и во всех других подобного рода, — госинспекторы? Те, кто оформляет нарушения, составляет протоколы, фактически отдаёт под суд — это всего лишь свидетели?

Виновен без анализов

«Кровь и моча на анализы у Корнева А.С. при проведении медицинского освидетельствования не брались, хотя он и предлагал.

Доводы Корнева А.С. о том, что у него не были взяты на исследование кровь и моча, признаны судом необоснованными, поскольку в соответствии с приказом Минздрава РФ от 14.07.2003 года №308 отбор биологических объектов проводится при наличиии клинических признаков опьянения и отрицательном результате определения алкоголя в выдыхаемом воздухе…»

Вот так поворот! Свидетели клинических признаков опьянения (запах алкоголя изо рта, неустойчивость позы, нарушение речи, резкое изменение окраски кожных покровов лица, поведение, не соответствующее обстановке) не заметили, да и прибор, как записано чёрным по белому, несколько раз показал отрицательный результат. Значит, самое время провести биологический отбор. Но — отказали. А если бы прибор «заглючил» в пятый, шестой, в десятый раз — дождались бы одного-единственного результата, который не подлежит никакому сомнению, потому что нужен именно он? Но С.Г. Смердова и этот факт во внимание не приняла.

По нашему мнению, уважаемые читатели, здесь всё разложено по полочкам. Хотя выводы делать вам. Хочется лишь ещё раз напомнить, что этот материал готовился на основании постановления мирового судьи: «Признать виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст.12.8 ч.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях». В конце документа стоит подпись.

Реклама

P.S. Мы, естественно, не столь компетентны во всех этих вопросах, как наши уважаемые госинспекторы и судьи. Но ведь, как говорится, и на старуху бывает проруха. Видимо, подобная проруха с освидетельствованием несколько лет назад случилась в Архангельской области, и Областной суд ещё в 2005 году направил мировым судьям районных судов информационное письмо, касающееся рассмотрения дел об административных правонарушениях в области дорожного движения. В частности в нём сказано: «При рассмотрении дел по ст.12.8 КоАП РФ следует учитывать, что доказательством состояния опьянения водителя, как правило, является факт медицинского освидетельствования на состояние опьянения, выданный врачом, проводившим освидетельствование, должностному лицу, доставившему водителя транспортного средства в организацию здравоохранения. Состояние опьянения устанавливается на основании комплексного медицинского освидетельствования с учётом результатов лабораторного исследования».

Вот любопытно, а вдруг подобные рекомендации мировым судьям давно распространены и в нашей области?

Андрей Лавренюк