Архив
14 января 2016 в 9:16

На улице 9 Мая был гейзер В «Водоканале» обещали управиться за два часа, а потребовалось полсуток

В воскресенье без воды остались первый и второй микрорайоны, то есть та часть многоквартирных домов, что расположена от улицы Мира к реке. Порыв случился за домом 16 по улице 9 Мая. Авария произошла во время масштабного водозабора в субботу, когда пожарные машины подвозили воду к горящей церкви, набирая её через гидранты возле ближайших домов. Жители дома говорят, что поздно вечером ощутили перепад давления в системе водоснабжения: по трубам раздавались звуки, характерные для выходящего воздуха, после чего напор воды в кране упал.

Видимо, в это время и случился порыв. Говорят, что через порванную трубу вода хлестала с силой — «гейзер был приличный». Жители улицы Красных партизан, расположенной ниже, рассказывают, что вода через огороды к реке текла всю ночь. Хозяева одного из частных домов не спали всю ночь, отводя русло от своего дома. А жители другого дома пожаловались, что вода затопила яму, протекла под гараж и даже в дом попала.

Всё воскресенье читатели звонили сотрудникам газеты, жалуясь на «Водоканал». Например, в десять утра поступил вот такой звонок:

— Я начала звонить с вечера субботы, когда у нас не стало воды. Звонила часов до одиннадцати. Утром в воскресенье снова начала звонить. Диспетчер то трубку подолгу не берёт, то занято — невозможно дозвониться. В конце концов сказала, что бригада выехала. Обещали сделать всё за полтора-два часа.

А около восьми вечера вот такой:

— Я звонила утром, мне сказали: не волнуйтесь, порыв устранят за два часа — уже вечер, а воды всё ещё нет!

Весь день мы связывались с замглавы по городскому хозяйству А.И. Мироновым, который, кстати, тоже сидел без воды, поскольку живёт во втором микрорайоне. Александр Иванович не раз побывал на месте порыва и регулярно сообщал, как идёт работа. Сначала нашли место порыва, разрыли, изучили характер повреждения. Возникла проблема: думали, что здесь пролегает труба на 150 мм, а оказалось, она шире — пришлось прервать ремонт и вернуться на техническую базу, чтобы изготовить материал для врезки нужного диаметра. На это ушло несколько часов — привезли трубы уже в седьмом часу вечера. На подгонку и сварку ушла ещё пара часов. В девять вечера работы ещё продолжались, а люди ждали воду. И несмотря на то, что на месте порыва работало несколько единиц техники, действовала бригада рабочих, выехали начальники разных рангов, устранение порыва затянулось. Наконец в десять вечера в кранах забулькало и пошла вода. Чтобы перемыть скопившиеся горы посуды и себя привести в порядок перед рабочей неделей, у жителей этих двух микрорайонов была вся ночь впереди.

А в понедельник к десяти часам утра краны снова пересохли. Выяснилось, что появилась протечка, которую устранили к полудню.

Понятно, работа на морозе, в грязной воде, в авральном режиме — не из приятных, и жители даже сочувствовали рабочим, жалея их, что замёрзли, что работают весь день на улице. Но что тут сказать: работа такая. А если отбросить эту лирику, то, признаться, осталось не самое положительное впечатление от работы «Водоканала»: налицо нерасторопность и неслаженность действий, а главное — отсутствие необходимых материалов. Вот и замглавы Миронов на вопрос: трубы разного диаметра, наверное, должны быть заготовлены заранее для оперативности работы вот в таких аварийных случаях? — ответил: да, конечно, должны. В конце концов, «Водоканал» для того и существует, чтобы обеспечивать работу системы водоснабжения города. Или он не готов к выполнению своей основной функции?

Любовь Шмурыгина