Архив
14 января 2016 в 8:30

Словно душа горела Это было страшно и больно — видеть, как горит храм

Сначала на ночном небе из-за купола будто поднималось зарево, и казалось, что где-то там, не в храме, а далеко за ним, что-то случилось. Но через несколько минут показались язычки пламени, и стало понятно: в городской церкви пожар. Тревожная весть мгновенно облетела город. Огонь ещё был робок и только пробирался по крыше, а люди уже сбегались со всех сторон, на скорости проезжали машины, мигающие пожарки проносились по снежной дороге, выискивая в темноте наступившего трагического вечера верную короткую дорогу. Но с каждой минутой пламя набирало силу, и огонь наступал со скоростью рвавшегося ветра. Пожарные пытались победить стихию, бегали, торопились, рисковали. Но мощности машин не хватало против мощности разбушевавшегося огня, пожарные рукава давали течь, по дороге вода из машин разливалась, превращая проезды в катушку, подъехать ближе к строению всё время что-то мешало и в какие-то моменты просто не было воды! Но с какой болезненной надеждой смотрели на пожарных десятки человеческих глаз!

Храм горел уже час. У ворот ограждения толпились люди, многие женщины плакали, кто-то стоял на коленях и молился. Крики, всхлипывания, гул машин и рёв огня — всё смешалось в морозном воздухе в один голос — голос пожара. Храм горел. Пламя пожирало бревно за бревном, метр за метром. Когда рухнул купол и за ним в огонь провалился крест, в толпе ахнули и человеческий плач стал сильнее. А из обезглавленного кругового сруба, как из огромного горнила, неохватным столбом вырвался в небо огонь, в секунду озарив краснотой округу. Наверное, в этот момент все поняли: храм не спасти…

Пожар тушили ещё несколько часов — машины ездили от гидрантов на пожарище до глубокой ночи. От нарядного когда-то строения с золотым куполом и зелёной крышей остались прогоревшие стены в половину своего роста да полкрыльца с уцелевшей над ним маленькой иконой Богородицы. Хмурое утро застало храм обугленно-чёрным, обледенелым, пустым. Тяжко начиналось воскресенье…

В субботу, 9 января, через два дня от наступившего Рождества Христова, которое встречали и здесь, в Храме в честь иконы Божией Матери «Умиление», артёмовцы потеряли больше, чем просто городскую деревянную красавицу церковь.

Любовь Шмурыгина 


Причина — на втором этаже

Пожнадзор считает, что петарды ни при чём 

В воскресенье, 10 января, на месте сгоревшей церкви работали эксперты испытательной пожарной лаборатории. Они собирали информацию для экспертизы, которую будут проводить в Екатеринбурге. О сроках её проведения и о том, какая работа в этом направлении проведена, мы поговорили с заместителем начальника отдела надзорной деятельности Режевского ГО и Артемовского ГО А.В. Исаковым.

— Возгорание и тушение происходило в тёмное время суток, и испытательная пожарная лаборатория работала на следующий день — в светлое время суток. Были собраны все пробы, составлен протокол осмотра самого остова и территории вокруг. Кроме того, был подготовлен массив документации с опросами очевидцев события. В целом на подготовку материалов для экспертизы и для дополнительных мероприятий дается десять суток. Сюда входит и то, что я перечислил выше, и подготовка схемы, и фототаблицы по данному происшествию, а также другие мероприятия. На этой неделе мы отправим всю подготовленную документацию в экспертный отдел в Екатеринбург. На экспертизу отводится до двадцати дней.

— Это резонансное событие для города, нельзя ли ускорить время проведения экспертизы?

— В сопроводительной документации мы укажем, что событие для города важное, но буквально на днях получили извещение о том, что пока задерживаются документы, отосланные на экспертизу ещё в 2015 году.

— Предварительно обсуждались три версии причин возгорания: котел в подсобном помещении, электропроводка и взрыв петард…

— Версию с петардами, поджог снаружи или какое-то воздействие огня снаружи мы отвергли во время предварительного осмотра, так как храм горел изнутри на втором этаже. Наибольшее термическое разрушение было зафиксировано под куполом в северной части храма, так что, скорее всего, возгорание произошло на втором этаже внутри.

— То есть версий по-прежнему три: котельное оборудование, электропроводка и…?

— Неосторожное обращение с огнем. Наиболее вероятной причиной пожара явилась неисправность газового отопительного оборудования. Предположительно, произошло затухание горелки с последующим воспламенением накопившегося газа. Точнее определит экспертиза.

Наталья Шарова 


Шансов не было?

Почему победил огонь, а не пожарные 

На наши вопросы отвечает начальник ФГКУ «54 ОФПС по Свердловской области» Игорь Владимирович Петухов.

— Игорь Владимирович, что сложного было в этом пожаре?

— Первое: церковь деревянная, пятой степени огнестойкости. Второе: очень сильный ветер. Третье: проблема с гидрантами. Один гидрант — он в 150 метрах от церкви находится — мы вскрыли, начали воду забирать, он сломался. На 9 Мая мы попытались заправиться, вода не пошла, не было давления, задвижка не сработала. На Первомайскую, 72, поехали, это 900 метров. Там вода была, но подъезд был неочищенный. Пришлось своими силами разгребать, из-за этого первые машины задерживались. Ну и четвёртое: позднее сообщение о пожаре.

— А все говорят, что пожарные долго ехали…

— Так сообщения не было, нам женщина только в 18.59 позвонила из соседнего дома, сказала, что внутри храма горит. Если закончили службу в 18.30 и уже почувствовали запах дыма, а нам сообщили только в 18.59, то сами представляете, что за 29 минут могло произойти.

— Сколько единиц техники, пожарных участвовало в тушении?

— Было 7 единиц техники, 6 автоцистерн и одна автолестница. По вызову №1 БИС выехали сразу 4 автомобиля, и я дополнительно ещё 3 автомобиля привлёк: Покровское, Буланаш, Мироново приехали. Участвовали 25 человек личного состава плюс офицерский состав: мой зам, дежурный смены службы пожаротушения и я.

— У людей сложилось впечатление, что пожарные приехали без воды, очень уж быстро она закончилась.

— Никогда такого не было, чтобы наши пожарные приехали без воды. Любой, кто хочет, может прийти в часть и посмотреть: машины всегда полностью заправлены. Даже когда они едут с пожара, они в первую очередь заезжают на гидрант, а потом уже машину ставят в гараж.

— Ещё струи воды казались очень слабыми, напор как будто небольшой. Может быть, не те стволы использовали?

— Использовались ствол А, ствол Б — основные виды ручных пожарных стволов. Если бы был водоисточник, мы бы использовали лафетный ствол. Но тут не могли, потому что у нас и так воды не хватало. Кроме того, сильный ветер был. Если вы там были, сами видели, как ветер раздувал. У меня, честно говоря, компактная струя даже не доставала до самого верха. С лестницы поливали — там нормально, а снизу — нет. В результате мы в одном месте тушим, в другом огонь вылезает.

— Частные дома по Красному Лучу, по Кирова — они вроде тоже были в опасности, но там машины не дежурили.

— Нет, стояли в резерве машины и люди с той стороны работали со стволами.

— Говорят, электроэнергию поздно отключили…

— Когда мои прибыли, электроэнергии уже не было.

— А газ?

— Когда газовые службы приехали, минут через двадцать, они доложили, что всё отключено.

— То есть тут всё было более-менее слажено?

— Ну да. Электрики, газовики — в первую очередь мы всегда их вызываем. И скорую — всё вместе, потому что мои диспетчера всегда сразу сообщения дают на эти службы.

— Так можно ли было спасти церковь? Или она была обречена, потому что деревянная?

— Деревянные строения, если не хотят сильного распространения огня, обрабатывают. Хотя бы раз в три года. Обречена? Не знаю. Я думаю, если б было раннее обнаружение, мы бы её отстояли. Когда мы прибыли, купол уже горел. Полностью был охвачен огнём. И ветер, конечно, раздувал всё в секунды. Там же оцилиндрованное дерево, сухое полностью. Здание высокое, и нет ни дверей, ни стенок, чтобы где-то был доступ воздуха закрыт.

Мы, как прибыли, пошли в разведку (это первоочередное дело): надели свои аппараты и зашли вовнутрь, но возможности работать там уже не было, были сильное задымление, температура и огонь…

Ирина Кожевина 


Облака из пепла и искр

Частный сектор тоже был в опасности 

— Мам, кажется, наша церковь горит, — тревожно сообщил сын.

Выглянула в окно и глазам не поверила: с ветром в нашу сторону несло дым, пепел, горящие обрывки чего-то, искры. И сквозь пелену, вдали — пламя над церковью.

Первый порыв — схватить ведро и бежать тушить. Пламя, кстати, не полностью ещё охватило храм, поэтому подумалось, что можно уберечь большую его часть. Пока одевались, с ведром было бежать уже поздно — пламя взметнулось высоко, жар шёл — не подступиться. Ветер дул в сторону квартала Западного как раз в улицу Кирова, захватывая дома по улицам Добролюбова и Красный Луч. Каждый раз с порывом ветра или с обрушением части строения в небо в нашу сторону летели искры.

— Последний день Помпеи! — пришло кому-то в голову сравнение.

Люди напряжённо следили, как огненные обрывки, порой размером с ладонь, кружились и падали на крыши, во дворы, залетали под козырьки домов. Кто-то тушил их, кто-то был уверен, что искры потухнут сами, если не попадут на что-то сухое, кто-то «утешал»: хорошо, что зима, снег, летом точно бы загорелись и плотно стоящие деревянные дома частного сектора.

— Поле сухой травы да ветер, да дома деревянные, а с такой высоты горящей церкви весь квартал бы искрами закидало. Без снега каждая искра тлела бы, — ужасались местные жители.

Расстояние между горящей церковью и ближайшим домом на Добролюбова метров сто, не больше.

Вот и не спали жители почти до утра, обходили по полночи свои участки.

Утром с пепелища тянуло гарью, даже бросить взгляд в сторону черного остова было страшно, не верилось… Не верится.

Наталья Шарова 


Будет каменный храм?

В администрации говорили о восстановлении сгоревшей церкви 

Через день после трагедии, потрясшей артемовцев, возможность восстановления Храма в честь иконы Божией матери «Умиление» обсуждалась на утреннем заседании штаба при главе АГО в администрации.

Вот что рассказала нам по телефону глава АГО Ольга Борисовна Кузнецова сразу после окончания заседания.

— Было решено, что источник водозабора будет расположен у храма, этот вопрос мы обговорили с руководителем ресурсного предприятия, поставляющего воду городу. Были обговорены сроки восстановления подачи электричества для всех уцелевших храмовых служб. В воскресенье на место сгоревшей церкви приехала лаборатория, которая сделала забор данных для экспертизы точной причины возгорания. Далее мы обговорили возможность восстановления храма. Архитектор города предложила восстанавливать каменный храм по проекту архитектора Бориса Григорьевича Хаустова. Для того чтобы этот проект начать осуществлять, необходимо одобрение епархии. Представитель епархии прибудет к нам на днях, мы будем обсуждать с ним и то, как осуществлять поиск средств на строительство. Конечно, я знаю, что артемовцы уже сегодня готовы жертвовать на восстановление храма, для этого на сайте администрации мы разместили номер счета, на который можно перечислять средства.

Реквизиты счета получат все СМИ. Оставшаяся без храма православная община будет временно проводить молебны в уцелевшем здании православной школы. 


Начался сбор средств

Уважаемые сограждане! Администрация Артёмовского городского округа Свердловской области обращается с просьбой поддержать акцию по сбору средств на восстановление храма в честь иконы Божией Матери «Умиление».

Банковские реквизиты

Кор.счёт 30101810800000000756

БИК 046577756 (СКБ-банк)

Расчётный счёт 40703810500000005733

ИНН 6602011089 КПП 660201001

ОГРН 1076600005900 ОКАТО 65406000000

ОКВЭД 91.31 ОКПО 81182619

ОКТМО 65703000 ОКОГУ 62000

ОКФС 54 ОКОПФ 83 


Под завалами ждёт чудо?

Деревянный купольный крест уцелел в огне 

Непросто сегодня настоятелю Храма в честь иконы Божией Матери «Умиление» иерею Андрею Малашенко. Храм, в который за десять лет было вложено столько забот, труда и души, сгорел. Всё нужно начинать заново. А пока вопросы, которые встают сейчас десятками, — все к нему. Мы даже встретиться смогли только спустя два дня телефонных переговоров: звонок из редакции заставал его в администрации, у энергетиков, во время очередного интервью, на этот раз «Вести-Урал», потом в Епархии, и только поздно вечером во вторник нам удалось поговорить в спокойной обстановке.

— Отец Андрей, расскажите, что случилось в субботу в храме. Ведь шла вечерняя служба?

— Да, вечерняя служба закончилась около семи часов, мы освятили свечи, которые привезли в храм, каждый заканчивал выполнять свои обязанности. Я собрался отвезти нашу сотрудницу домой, ей плохо в тот вечер было. Пошёл к выходу мимо кухни и почувствовал, как будто костром пахнет. Меня это удивило: заглянул на кухню — ничего на плите не горит. В окно увидел на улице зарево — выбежал, смотрю, стена сверху горит. Я побежал обратно в храм, поднялся наверх — внутри не было огня никакого, но было огромное количество дыма. Я хотел по полу проползти в алтарь, но было темно и очень дымно. А огня не было, это однозначно, он полыхал снаружи — я говорю то, что видел. Началась такая суета — все бегали, пытались чего-то спасать, но у всех шоковое состояние, то на улицу выбежим, то обратно. У меня мысль: котлы рванут. Выбежали на улицу, схватив кто что.

— Пожарные говорят, что звонок поступил поздно.

— Неправда, мы стали звонить в пожарную сразу, как только увидели огонь, но городской телефон почему-то не работал, а до этого был исправен. Я на своем телефоне набрал странный номер 020 — состояние шоковое. Но мне ответили: знают и уже едут. Люди из домов начали сбегаться.

— Как думаете, от чего загорелось?

— Сначала я думал, что газовая система дала сбой, но утром мы прекрасно увидели (и сейчас это можно увидеть), что это вряд ли: труба, которая выходит на улицу, защищена двойным кожухом и там нет гари, всё целое. Горело выше метра на полтора. То есть газовое оборудование, на мой взгляд, не может быть причиной. Мне говорили, что есть свидетели с Добролюбова, которые рассказывали, что здесь недалеко пускали салют, и после этого сразу загорелось. Ракета могла воткнуться, к примеру: ракеты траекторию иногда меняют.

— То есть внешнее воздействие? Поджог не исключаете?

— Может, это поджог. Выгорел угол полосой, где срубы сходятся — как будто плеснули что-то.

Наш храм был ведь не целым зданием, это три сруба, приставленные друг к другу. Мы, конечно, в течение десяти лет щели законопачивали, замазывали. У нас даже шутка была: с каждым годом у нас на один градус теплее. Но все равно в морозы в храме было холодно. Вот в рождественские морозы в храме было восемь градусов. Так вот, я это к чему: думаю, что дым от горящего угла заходил в храм вот в эти щели, поэтому его много было.

— В дыму без противогаза, наверное, спасти ничего не удалось. Говорят, вынесли две иконы?

— Икону сняли нам пожарные с алтаря храма, с улицы, два креста принесли, они в алтаре были. Кресты старинные, медные. Их нам подарил один мой приятель, который занимается антиквариатом. Одним из этих крестов мы освещали всегда Иордань на Крещение. Он, конечно, изогнулся, эмаль сгорела, но уцелел. У нас много святынь было в храме. Перед Новым годом мы привезли из Дивеево икону Киевских Жен с мощами. Перед Рождеством установили царские врата новонаписанные. Мы готовили подарок владыке Мефодию, который хотели подарить на освящении Храма князя Владимира, — такая чудная икона была написана в дубовом киоте, она стояла в алтаре. Ремонт в прошлом году сделали — полы перестелили, основание иконостаса поставили новое. Иконостас резной. Да, цена страшная, столько святынь погибло… Но иконы — это наша привязанность к земному. А у Бога другое измерение жизни. Может, Он нам показывает, чтобы мы не прилеплялись ни к чему земному. Главное — никто не погиб.

— Сохранилось что-то для проведения службы? Скоро Крещение.

— Нет, всё облачение сгорело, а также богослужебные книги. Думаю, что на Крещение Господне, это будет вторник, службу ещё не сможем провести. Но ключик освятим, это уже традиция. Приглашение поступило от отца Игоря Трошина — приехать на сборный пункт послужить, и от отца Николая Трушникова — в Ильинский храм. Приедем в оба храма.

— Как прихожанам узнать, когда эти совместные службы?

— Расписание на дверях лавки будет. И телефон завтра нам подключат с прежним номером: 2-02-18.

— Коммуникации уже восстанавливаете?

— Свет сегодня провели в школу, но он снова потух. Завтра будут запускать систему отопления и электричество подключать.

— Это было первое воскресенье за десять лет без службы, без литургии?

— Совершенно верно, даже если я уезжал, кто-то другой служил.

— Тогда, наверное, особенно важно поскорее возобновить воскресные службы. Где думаете их проводить?

— Это мы решим в пятницу, когда приедет владыка Мефодий. Есть Храм князя Владимира. Там немножко осталось сделать — прибрать, иконостас установить, повесить светильники — ну, на месяц ещё работы. Другой вариант: школа же уцелела, слава Богу, там два класса и холл, вот в одном классе, который на восток смотрит, можно молельную комнату сделать. Мне бы хотелось, чтобы здесь жизнь продолжалась.

— Наверное, так и будет: речь идёт о строительстве нового храма на этом месте, причём каменного.

— На месте сгоревшего деревянного храма строят, конечно, каменный. И однозначно он должен быть больше — всех желающих храм не вмещал.

— Какие источники финансирования?

— Официальные источники, конечно, будут. Думаю, в пятницу создастся попечительский совет по строительству храма. Но и люди уже звонят отовсюду — из Сочи звонили, из Петербурга, из Москвы. Конечно, это знакомые мои, прихожан, кто-то крестился в нашем храме, кто-то бывал в нём. И местные жители приходят, приносят посуду, деньги, счёт спрашивают. Счёт действует. Может, завтра позвонит какой-нибудь богатый человек и скажет: я готов один построить храм, у меня есть возможность. Такие примеры есть.

— Ещё какая помощь сейчас нужна?

— Завалы будем разбирать, когда — мы объявим. Слой завала большой — около двух метров.

— Может, под завалами что-то уцелело.

— Сегодня откопали кресты купольные. Крест с колокольни уцелел, не сломался. Он деревянный, обшит, но не сгорел, не покорёжился. Два больших колокола уцелели. Может, и икону «Умиление» найдем, бывали же такие чудеса: Казанскую икону, например, нашли на пепелище…

…Возможно, это возрождение из пепла — уже и есть начало новой жизни Храма в честь иконы Божией Матери «Умиление». Вот и уцелевшие колокола попробуют отреставрировать, а потом установить звонницу на земле, пока нет самой колокольни. И однажды воскресным утром, быть может, уже скоро, мы услышим, как звонят к литургии, главному богослужению. И поймём: храм снова живёт.

Любовь Шмурыгина 


Центр притяжения

Ещё на Рождество звонили колокола… 

У каждого человека с храмом личные взаимоотношения и путь к нему у каждого свой. В Храм в честь иконы Божией Матери «Умиление» ходили многие артёмовцы. Кто-то пришёл однажды и стал его постоянным посетителем, кто-то приходил сюда от случая к случаю, по большим праздникам, кто-то только собирался зайти — «свечку поставить». Конечно, и величина потери для каждого своя. Однако вряд ли кого-то этот пожар оставил равнодушным.

Что переживают артёмовцы сегодня, после пожара?

Галина Михайловна, прихожанка:

— Жалко нашу церковь, она ведь родная, каждый уголок нашими руками перемыт. Но теперь будем большой храм строить — видимо, этот нам уже был мал.

Николай Семёнович, житель соседней с храмом пятиэтажки:

— Храм было видно из нашего дома. Выйдешь на улицу, обязательно взгляд на него упадёт — стоит. А теперь там пусто. Не хватает его.

Марина Владимировна, жительница ближайшего к церкови частного сектора.

— Не представляю, как буду теперь мимо ходить. Эта церковь была центром притяжения города. Красота такая! Словно парила над землей. И летом и весной — зелено кругом, цветы полевые, а позади сосновый лес! От центра идёшь в нашу сторону — глаз не оторвёшь! Как жалко-то!

Николай Владимирович, житель этого же частного сектора:

— Я помню, когда колокола появились, мне колокольный звон утром спать мешал — окна не откроешь. А потом в разговоре о том, где живу, я с гордостью говорил, мол, колокольный звон в окна льётся, с церковью городской рядом живу. А вон, видишь, как всё… Слышала, как колокола падали? Мне показалось — стонали…

Татьяна, приехала на машине с сыном со станции, увидев зарево:

— Ехала и надеялась, что не она, красотища, горит. Так она, церковь наша, глаз радовала, так хорошо расположена, что её далеко видать. А посмотрите-ка, ведь у нас что ни фото о достопримечательностях города — так там она на переднем плане стоит! У меня у самой дома её фотографий множество. Слезы, да и только!

Алевтина Александровна, прихожанка:

— Здесь, в храме, можно было со всеми повстречаться. Мы здесь все вместе молились — за город, за страну, коленопреклоненно читали молитвы за Украину — в такие моменты кажется, что ты за всё несёшь ответственность. Но самое главное — не надо унывать, нужно думать о благоприятном будущем. Мы не должны остаться без церкви, и в конце концов она когда-то будет. Предстоят большие труды.

Любовь Шмурыгина, Наталья Шарова 


Строили всем миром

Основные вехи жизни храма 

12 ноября 1999 года настоятелю Храма в честь пророка Божия Илии иерею Сергию Макушинскому дано Благословение архиепископа Екатеринбургского и Верхотурского Викентия на строительство в микрорайоне нового храма в честь иконы Божией Матери «Умиление» Серафимо-Дивеевской.

26 июля 2000 года протоиереем Владимиром Зязевым был отслужен молебен на закладку первого камня в основание храма.

Надземная часть однопрестольного храма была выполнена из дерева по проекту екатеринбургского архитектора А. Долгова. Храм возводился на средства, пожертвованные жителями города.

Монтаж сруба православная община начала своими силами. Трудоемкие и специфические монтажные работы проводили специалисты Тобольского объединения «Строймежмеханизация». Они устанавливали и церковные купола. Эти дорогостоящие работы на храме в Артёмовском специалисты провели бесплатно, в виде благотворительной помощи приходу.

На благотворительной основе проводились и работы по электроснабжению и газификации храма, но часть работ была оплачена за счет местного бюджета.

Будущие прихожане церкви изготовили сами для нового храма некоторые принадлежности из церковной утвари. Свой весомый вклад внесли и предприятия района.

2 июня 2005 года храм был освящен архиепископом Екатеринбургским и Верхотурским Викентием. После освящения состоялась праздничная литургия и крестный ход при большом количестве народа.

4 июня 2005 года первое богослужение в храме совершил настоятель прихода отец Сергий.

С 10 июля 2006 года настоятелем храма назначен иерей Андрей Малашенко. С этого времени стали совершаться регулярные богослужения.

В феврале 2009 года в храм прибыла святыня — особочтимая храмовая икона Божией Матери «Умиление», написанная в Екатеринбурге и в декабре 2008 года освящённая в Серафимо-Дивеевском монастыре Нижегородской епархии.

9 января 2016 года — храм иконы Божией Матери «Умиление» сгорел. 


Не спектакль!

На своём веку я повидал немало пожаров… 

И как зритель, и как участник тушения, и как корреспондент — по долгу службы. Поэтому, считаю, имею право оценить эту категорию людей-очевидцев пожара. Многие, особенно из числа представителей старшего поколения, из тех, кто вырос (жил) в деревне, помнят, что каждый из жителей знал, с чем бежать на пожар. На воротах домов висели даже таблички, где изображены багор, ведро, топор. Вот и сейчас многие из них устремляются, чтобы помочь пострадавшим, спасти имущество.

Другие стремятся просто своими глазами увидеть происшествие, стать его свидетелями, чтобы потом рассказать о нём с подробностями.

Сегодня появилась ещё одна, и весьма многочисленная группа зрителей — с сотовыми телефонами в руках. Они стремятся запечатлеть событие. Зачем? Неужели, чтобы потом возвращаться к этой беде снова и снова?

Отдельно всё же следует сказать о людях, приехавших посмотреть на пожар на личных автомобилях. Обочины дорог, идущих от церкви, во все стороны были забиты легковушками. Мне пришлось наблюдать, как и без того прибывшая со значительным опозданием пожарная вышка долго не могла проехать к очагу пожара из-за того, что перед ней пыталась развернуться какая-то серебристая иномарка.

Сегодня, как и двадцать с лишним лет назад, в каждой школе преподаётся предмет ОБЖ, где детей учат, как спастись, выжить в случае, если ты попадаешь в какую-то чрезвычайную ситуацию. Есть даже художественные фильмы типа «Остаться в живых». И хорошо, что всё это есть. Только вот как всё же внушить людям, что на первом месте в таких случаях должно стоять не сознание того, что ты стал очевидцем какого-то сенсационного события, а потребность спасти, помочь попавшим в беду?

«ВСЁ БУДЕТ!»