Архив
17 февраля 2016 в 0:00

Снова — колокольный звон Звонили в уцелевшие колокола и в новые

В субботу вечером первый раз после пожара в храме «Умиление» зазвучал колокольный звон. И это хороший повод узнать новости прихода. О событиях, произошедших за эти пять недель после пожара, и о ближайших планах мы говорили с настоятелем Храма в честь иконы Божией Матери «Умиление» иереем Андреем Малашенко.

Звони кто хочешь!

— Старались к воскресенью успеть повесить колокола. Два больших — это старые колокола, которые уцелели. А было ещё три малых: два мы не нашли на пепелище, третий нашли расплавленным. Два новых малых колокола мы приобрели на деньги благотворителей, а третий, взамен расплавленного, нам подарил Николай Геннадьевич Пятков, владелец колокольного завода в Каменске–Уральском.

Как рассказал отец Андрей, для полноценной звонницы не хватает самого большого колокола — на 90 килограммов, и стоит он порядка ста тысяч. Правда, его не было и до пожара на прежней колокольне. Но комплектация настоящей звонницы предполагает наличие этого колокола.

Пока колокола установили на уцелевшей лестнице, по которой раньше прихожане поднимались в храм.

— Сейчас наши колокола ещё неправильно завязаны. Мы ждем отца Георгия, он служит в Каменске-Уральском в Троицком соборе и является главным по колоколам в Каменской епархии. Он в ближайшее время приедет, чтобы настроить колокола. У нас есть свои звонари: трое умеют звонить хорошо, а ещё трое учатся. И мы постоянно направляем кого-то из наших прихожан учиться звонить.

А в воскресенье после службы в колокола могли звонить все желающие. И таких нашлось немало — и дети, и взрослые. Причём среди участников оказались и знакомые с этим мастерством люди, даже среди детей: люди с интересом общались, пробовали себя в роли звонарей, одни учили, другие учились этому непростому делу. Оказывается, в нём масса тонкостей. Например, утверждают, что если от руки звонаря до колокола менее восьмидесяти сантиметров, то колокольного перелива не получится, сколько ни старайся.

К слову сказать, такая «вольность» позволяется далеко не всегда, только по особенным случаям. Вот теперь как раз такой случай — событие знаковое: жизнь прихода после случившейся беды восстанавливается. И об этом на всю округу заявляет колокольный звон.

Пожнадзор удивил

На позапрошлой неделе, по истечении срока следственных действий, Пожнадзор ознакомил настоятеля храма с результатами проверки. Официальная версия: короткое замыкание.

— Это нас удивило. Свет не мигал, пробки не выбивало — какое короткое замыкание? Я сообщил о результатах владыке Мефодию. Он тоже удивился. Владыка задал мне несколько вопросов, спросил мнение наших юристов и сказал, что не надо протестовать. Хотя люди не согласны с этим заключением, но мы должны принять как есть. Правду искать не будем.

Иконы уцелели

Да и забот в храме без судебных тяжб хватает. Сейчас служители прихода «Умиление» проводят раскопки на пепелище.

— Находим целые иконы, маленькие, правда, — рассказывает отец Андрей. — Какие-то требуют реставрации, какие-то совсем целые. Около двадцати предметов уже откопали. Что-то из этого будет выставлено в храме. Всё можно будет потом посмотреть — сделаем выставку. До Поста должны разобрать.

Настоятель прихода говорит, что работа эта ответственная, поэтому доверяют её только членам общины. Но наши читатели уже не однажды интересовались, когда будут разбирать сгоревшую церковь, чтобы помочь. Так вот, помочь можно будет, когда начнут разбирать сруб и пилить его на дрова. Предполагается, что эта работа начнётся с началом Великого Поста. Ближе к началу марта вопрос этот можно будет согласовать в храме по телефону 2-02-18. Наша газета также сообщит о начале этой работы.

И каменная, и деревянная

Следующий этап — строительство. Программа максимум — это каменная церковь, которую будут возводить на пустыре ближе к зданию лицея. Проект есть, но по нему возникли вопросы. Сейчас он дорабатывается, и потом его можно будет представить читателям. Цена вопроса, конечно, немалая — тридцать миллионов. Отец Андрей привёл такое сравнение: даже если каждый месяц будет находиться сто человек, которые будут жертвовать на строительство по тысяче рублей, то нам понадобится тридцать лет, чтобы построить каменный храм. Строить всем миром, конечно, будут, люди деньги жертвуют и теперь. Но нужны спонсоры, без их помощи дело затянется.

Сегодня речь идёт о программе минимум:

— На прежнем фундаменте возведём одноэтажный аккуратный храм, он будет вместительный. Есть предложение собрать щитовую церковь или из бруса. Пока не знаю, как лучше. Но к зиме надо сделать.

А пока приходу требуются два вагончика-бытовки: в одном необходимо разместить трапезную, в другом канцелярию.

— Одно предприятие нам уже готовит четырёхметровую бытовку под канцелярию, там разместится бухгалтерия, поставим компьютер для работы. Как только снег сойдёт, будем устанавливать вагончик на территории. А вот шестиметровую для трапезной ищем. Новая бытовка, самая простая, — 80-100 тысяч стоит. Бэушные мы тоже готовы рассмотреть.

В минувшее воскресенье первый раз после пожара в храме «Умиление» состоялась праздничная служба.

— Первый из двунадесятых праздников после пожара празднуем в храме — Сретение Господне, встречу Ветхого и Нового завета. На неделе этому празднику будут посвящены и другие события. В пятницу в 19 часов устроим «Вечёрки» и будем проводить их каждую неделю — под гитару и чаепитие. Могут приходить все желающие. В предстоящее воскресенье пойдём с детьми воскресной школы в поход на Паршинские горки — будем кататься, костер разведем. К празднику Сретения ведь приурочили празднование Дня православной молодежи, поэтому особенно ждём молодых людей.

…Сами видите, в храме «Умиление» и после пожара жизнь не стоит на месте.

Любовь Шмурыгина