Подробности

«Бояться можно, но делать всё равно надо» Интервью с теми, кто находится на передовой борьбы с коронавирусом

То, что у нас в Артёмовском городском округе пока не так много заражённых коронавирусом — не заслуга артёмовцев. Очень многие жители АГО не соблюдают профилактических мер: гуляют толпой, пьют на лавочке пиво из одной бутылки, организуют посиделки с родственниками и друзьями в день рождения.

В большей степени это заслуга медиков ЦРБ, которые, несмотря на опасность заразиться самим, круглосуточно трудятся, чтобы инфекция не захватила район: устанавливают контакты заболевших, берут пробы, наблюдают, обследуют, госпитализируют, лечат…

На вчерашний день взято 737 проб на коронавирус у приехавших из других регионов, контактных с ними лиц, у артёмовцев, почувствовавших недомогание, у медицинских работников.

Любой человек, к которому едут брать мазки, кого везут на КТ, кого доставляют в отделение, может оказаться инфицированным. Но медики не отказываются от опасной работы — говорят, им по профессии не положено бояться и жаловаться.

А вести долгие разговоры им сейчас просто некогда. Получается лишь перекинуться с ними парой слов на бегу.

Предлагаем вам мини-интервью с сотрудниками ЦРБ из числа тех, кто сейчас на передовой борьбы с коронавирусом.

«Маме могу только в окно ручкой помахать»

Фельдшер Татьяна Баченина координирует и сама ведёт работу с потенциальными больными COVID-19. Она только что вернулась из одного очага и уже приготовила новые средства индивидуальной защиты для поездки в другой.

С каждым днём выездов у Т.В. Бачениной становится больше. В среду, например, выезжать пришлось 21 раз. Фото предоставлено пресс-службой АЦРБ

— Татьяна Владимировна, в чём сейчас, во время угрозы пандемии, ваша задача?

— На период пандемии руководством ЦРБ определены фельдшеры по наблюдению за пациентами с подозрением на коронавирус. В посёлке Буланаш работает Марина Дмитриевна Палагушкина, в Красногвардейском — Галина Александровна Новожилова, в Артёмовском — я и Сергей Николаевич Щербина. Мы с ним дежурим по очереди — день я с восьми до восьми, день — он.

Работаем в очагах — там, где есть ОРВИ, подозрение на коронавирус, где проживают граждане, приехавшие из других субъектов Российской Федерации, из-за границы, там, где есть лица, имевшие контакт с подтверждённым больным COVID-19. Забираем анализы, ведём медицинское наблюдение.

— Сколько раз берёте анализы у каждого наблюдаемого?

— Если у человека нет симптомов ОРВИ, то два раза: в первый и десятый день наблюдения; если есть признаки ОРВИ, то в первый, третий и десятый день.

— Не боитесь?

— Бояться можно, но делать всё равно надо. Коронавирусы и раньше были, это не первый. И вызывающий атипичную пневмонию коронавирус тоже уже был.

А какие у нас раньше случались эпидемии гриппа! По двадцать пять вызовов, а сюда приедешь — тут ещё человек тридцать сидят с высоченной температурой. Сейчас нет таких эпидемий: с помощью вакцинопрофилактики необходимую иммунную прослойку создали. Думаю, и коронавирус победим.

За себя я не очень переживаю: ОРВИ не болею — за 25 лет работы в поликлинике, видимо, выработался общий иммунитет. За семью волнуюсь, конечно. Муж с ребёнком дома сидят на самоизоляции. У мамы недавно был день рождения — поздравлять не ходила, заказала доставку букета с открыткой. Могу только в окно ей ручкой помахать сейчас.

— Как защищаетесь на выезде к пациентам? Ведь любой из них может быть заразен.

— Средствами индивидуальной защиты: маска, шапочка, экран на лицо, халат, перчатки. После каждого пациента всё снимаю, обрабатываю руки, потом надеваю чистое. Вся спецодежда утилизируется.

— Те, к кому вы приезжаете, как реагируют на ваш визит и на дальнейшие строгие ограничения?

— В основном с пониманием относятся, тем более что мы едем уже с постановлением Роспотребнадзора о проведении обязательного медицинского осмотра и изоляции.

Извините, мне уже пора ехать. Сейчас будем отрабатывать ещё один контакт — любимую девушку заболевшего…

«Любой врач всегда в зоне риска»

Александр Новиков руководит клинико-диагностической службой Артёмовской ЦРБ. Ему и его коллегам приходится ежедневно обследовать на компьютерном томографе потенциальных больных коронавирусом.

За предыдущую неделю специалистами ЦРБ проведено 50 КТ-исследований пациентам с подозрением на коронавирус. Личный рекорд доктора Новикова — 16 исследований за время суточного дежурства. Фото предоставлено пресс-службой АЦРБ

— Александр Геннадьевич, назовите медиков, кто вместе с вами сейчас работает с возможными заражёнными новой коронавирусной инфекцией.

— Здесь, в центральном стационаре, это врачи Абдулвахид Ибрагимов и Батырбек Алимов, рентгенолаборанты Наталья Кузьминых, Семён Колпаков, Алина Свалова и Вера Кутырина. Мы работаем на томографе. В детской больнице, в инфекционном отделении, в рентгенкабинете контрольные снимки делают врач Юрий Чащин и рентгенолаборант Валерия Литвинова.

— Расскажите, как происходит обследование на КТ, начиная от приезда машины скорой помощи с пациентом.

— Скорая привозит пациента с адреса или из «приёмника» инфекционного отделения. Нам заранее звонят, и мы одеваемся в СИЗы (средства индивидуальной защиты). Пациент попадает в процедурный кабинет КТ через отдельный вход, ни с какими пациентами из стационара не пересекается. Он тоже обязательно в маске, перчатках и бахилах.

Лаборант укладывает пациента на стол. Проводим исследование и пациента сразу отправляем на скорой в инфекционное отделение. В кабинете КТ включается кварц.

В течение пяти минут снимок переходит на компьютер врачу, примерно через 10 минут врач ставит предварительный диагноз и сообщает его дежурному инфекционисту, чтобы тот решил, куда именно госпитализировать больного.

Раздеваемся, спецодежду — на утилизацию. Лаборант обрабатывает всё в кабинете КТ — сам аппарат, кушетку, ручки, гаджеты, клавиатуру и так далее. Дальше врач в течение часа смотрит детально и описывает снимки.

— Компьютерную томографию подозрительным на COVID проводят, чтобы выявить или исключить пневмонию, правильно? При коронавирусе пневмония какая-то необычная?

— Мы оцениваем вероятность вирусной (COVIDной) пневмонии. Коронавирусная пневмония выглядит атипично и отличается от бактериальной пневмонии. Как правило, поражение двухстороннее, поражаются нижние доли лёгких. На обычном рентгене эти затемнения не видны, только на КТ.

Практически не бывает ни плевритов, ни бронхоаденитов, как при бактериальной пневмонии. У ВИЧ-инфицированных с пневмонией что-то подобное видел.

— Вы смотрите только лёгкие или другие органы тоже? Попутно какие-то заболевания, может быть, выявляете?

— Смотрим органы грудной клетки. Кроме пневмоний, выявляется много других патологий, в том числе онкологических, которые на рентгене бы не выявили.

— Вам не страшно работать с потенциальными больными? Ведь у многих, кого вы с коллегами обследовали, коронавирус подтвердился.

— Первый раз было страшно, сейчас привыкли. Любой врач всегда в зоне риска, ведь, кроме коронавируса, есть другие опасные заболевания, и любой пациент может оказаться их носителем.

Соблюдаем все меры предосторожности, обрабатываем антисептиком всё, от рук до обуви. Перед уходом переодеваемся в «домашнюю» одежду. Раз в неделю сдаём пробы на коронавирус. Слава богу, результаты отрицательные.