Истории
30 декабря 2018 в 13:28

Свинья животное не злое. И даже ласковое Мэйсон, Тайсон, Полли, Сима и другие пятачки

Совсем скоро наступит Новый 2019-й — год Свиньи. «Всё будет!», по своей предновогодней традиции, отправилась к новому символу, чтобы познакомиться с ним поближе, узнать его характер и понять таким образом, какой же год нас всех ждёт. Признаемся, мы не относимся к таким аналогиям серьёзно, но посетить свиноводческое хозяйство артёмовского фермера было очень занимательно и познавательно. И символов будущего года там — сколько хочешь! И все разные.

Анатолий Андреевич Шорин живёт в районе станции, где у него и большой дом для его большой семьи построен, и личное подсобное хозяйство организовано. Сам Анатолий Андреевич человек деятельный и гостеприимный, и, несмотря на свою занятость, он с энтузиазмом откликнулся на предложение газеты о встрече. Когда наша машина въехала в улицу, радушный хозяин уже стоял у дороги — ждал нас, чтобы мы не плутали.

Дело в том, что хозяйство Анатолия Шорина находится прямо в жилом районе частного сектора и его от жилых построек сразу не отличишь. А чтобы скотный двор не нарушал комфорт быта местных жителей, хозяйство обнесли бетонным и железным заборами, осталось благоустроить только со стороны улицы. Да и сами животные свободным выгулом не избалованы — живут в вольерах, которые устроены в двух просторных свинарниках. Света белого свинки не видят ещё и по санитарным требованиям — чтобы на них, не дай бог, не напала африканская чума или ещё какая заразная болезнь, которую могут переносить птицы, например. Обо всём этом нам поведал хозяин, когда после знакомства повёл нас на экскурсию по своему личному подсобному хозяйству.

Фото: Анастасия Гаряева

— На участке в тридцать пять соток у нас располагаются два свинарника, разделочная, бойня. Ещё одно помещение строим — будет склад. А это мой родовой дом, я здесь родился, вырос и отсюда в армию ушёл, — Анатолий Андреевич показывает на барак справа от ворот. — Здесь было два барака — советских, колхозных, в них жили шесть семей, люди партийные. Дружно так жили! Потом все разъехались.

Когда фермер оформил участок в собственность, один барак снесли, освободив место для хозпостроек. А во втором бараке и сейчас жилые квартиры. Здесь, в семейном гнезде, по-прежнему живёт мама Анатолия Андреевича. Правда, познакомиться нам с ней не удалось — она гостила в Екатеринбурге у младшей дочери. В другой квартире устроено бытовое помещение для работников — их у фермера трудится двое: одному хозяину с таким скотным двором не справиться. К тому же Анатолий Шорин ещё и работает — до пенсии, как он говорит, ему по-старому два года, а по-новому и того больше. А думал — вскоре заниматься только своим хозяйством, да придётся на государство ещё потрудиться.

— 38 лет работаю на железной дороге, как из армии пришёл, — оператором дефектоскопной тележки: приезжаем на станцию, прокатываем и проверяем изломы, дефекты рельсов. А свиньи — это хобби. Начал с двух-трёх свинок — как в своём доме без скотины! Потом затянуло. Лет семь только вот так-то развернулись. Для этого пришлось взять кредит, до сих пор платим.

Фото: Анастасия Гаряева
Фото: Анастасия Гаряева

Государственной помощи на развитие хозяйства, говорит Анатолий Андреевич, ни разу не получал. Хотя в министерство ездил, вопрос помощи обсуждал, но вопрос как-то не решился. Так что рассчитывает фермер только на себя. И на свою семью, конечно.

…Мы заходим в первый свинарник. Через порог нога сразу ступает на мягкий коврик из опилок, засыпанных в низенький сколоченный ящик.

— Потопчитесь, потопчитесь, — говорит хозяин, — чтобы инфекцию на обуви с улицы не занести. Мы опилки специально поливаем антибактериальным составом, для дезинфекции.

Мы старательно топчемся и с чистой совестью входим в свинье царство. Идём вдоль вольеров и взглядом всюду натыкаемся на пятачки и пятачищи. Поросята-подростки любопытно тянут мордочки навстречу гостям, вставая, как акробаты, на задние копытца и упираясь передними в калитки. Здоровенные свиньи лениво поворачивают головы, утробно и без энтузиазма похрюкивая — похоже, они спали, а их разбудили, чтобы показать во всей красе гостям. Красота повзрослевшей свиньи, видимо, заключается в её размерах: они необъятные! Около года особи могут весить и сто пятьдесят, и около двухсот килограммов. Старше — ещё тяжелее.

Фото: Анастасия Гаряева

Вот племенной хряк Тайсон весит двести пятьдесят килограммов, а его коллега по цеху Мэйсон — почти триста. Производителей держат лет до пяти, потом выбраковывают — слишком тяжёлые становятся. Так же поступают и со свиноматками. Но у свиноматки есть ещё один критерий, решительно влияющий на продолжительность её жизни, — насколько хорошая она мама. Оказывается, материнский инстинкт в них развит по-разному.

— Одна мамка золотая, по ней ползают детёныши, она их не трогает, а наоборот, защищает. Другая родит и кусает их, давит насмерть. Мы сразу таких бракуем. А вообще естественным путём, — считает Анатолий Андреевич, — свиньи могут жить лет десять. Но зачем?

В ЛПХ Шорина выращивают свиней мясных пород — ландрас и дюрок.

— Например, крупная белая — сальная порода, там больше сала, а у этих — нежирное мясо, — объясняет фермер.

Сейчас в свиноводческом хозяйстве насчитывается голов тридцать, а бывало и сто — число это, сами понимаете, переменное. Вот три недели назад ферма увеличилась ещё: у свиноматки Полли родилось девять поросят. Они пока сидят в детском вольерчике под красной лампой — им хочется тепла. Полли рядом с детьми, она мама заботливая и уже опытная. До этого приплода в хозяйстве было ещё два — полтора и четыре месяца назад, и пять будущих мам ждут потомство. Все детки сидят в отдельных вольерах. Анатолий Андреевич говорит, что семьи признают только своих.

Фото: Анастасия Гаряева

— Семейственность у них ярко выражена: только подсади в семью поросёночка от другой мамы, они его искусают. Но вообще свинья не злое животное — к любому зайду, они спокойно ко мне отнесутся. Я с ними разговариваю, они отвечают — хрюкают. Они даже, можно сказать, ласковые — любят, чтобы почесали за ушком. И дом знают: если выпустить, они погуляют и придут обратно. В деревнях, не раз видел, свиньи прямо по улице ходят. Но мы, конечно, своих не выпускаем, здесь же город.

Кстати, все обитатели фермы выглядят здоровыми. И это результат постоянного ветеринарного контроля. Ветеринары регулярно приезжают в хозяйство, осматривают животных, ставят прививки. Об этом свидетельствуют таблички возле каждого вольера, на которых указаны имена животных, дата и название прививки.

Свиноматка Боня, многодетный хряк Мэйсон, староватая уже Сима, племенной боров Миша, Маша, которая сегодня грустит отчего-то или просто сонная. Имена своим подопечным придумывают работники — в любой профессии можно найти творческий подход. Они же — для всего стада кормильцы и поильцы. В рационе свиней запаренный комбикорм, варёные овощи, летом им дают яблоки — много яблок, которые свиньи очень любят, поэтому их несут вёдрами все знакомые и соседи Шориных. Ещё обожают эти животные рыбные дни, для этого сойдёт даже рыбий жир. Летом вся зелень с огорода идёт в свиньи кормушки — витамины! В меню соблюдается одно условие: пища должна быть пресной и без соли — так, утверждает хозяин, животные будут хорошо расти и не будут болеть.

Фото: Анастасия Гаряева

Условия для хорошего и здорового роста в свинарниках налицо: стены и потолок свежевыбелены, на полу чистая подстилка из опила — белят два раза в год, убирают в вольерах каждый день, — и совсем не холодно.

— Обогревается помещение их же теплом, — говорит Анатолий Андреевич. — Печки ставили, но поняли, что они не нужны. В 30 градусов мороза на улице здесь будет комфортная для животных температура.

Комфорт и расширение всего хозяйства — в приоритете у фермера. В планах, возможно, даже следующего года — построить собственный магазин для реализации мяса, под помещение уже оформлено две сотки на углу участка. Кроме этого, Анатолий Шорин намерен всё же снести родной барак, чтобы на обжитом месте построить новый дом для мамы, а здоровья хватит — так и детям. Ещё в здании склада нужно внутреннюю отделку провести, согласно санитарным требованиям. Да и других идей много.

Громадьё планов фермера Шорина не пугает, ведь его семья всегда рядом. И хотя дети свои профессии с животноводством не связали, но сыновья тяжёлую работу делать всегда помогают. Шорины воспитали четверых детей — двух сыновей и двух дочерей.

— У меня первому сыну уже 35 лет, второму — 30, старшей дочери — 28 и младшей дочке 15 лет, она школьница, в восьмом классе учится. Да внуков трое: старшей внучке Диане 10 лет, внучке помладше, Веронике, 5 лет и самому маленькому внуку, Максиму, 2 года. Внуки, как придут в гости, обязательно к поросятам надо сходить — потрогать, погладить, посмотреть.

Фото: Анастасия Гаряева

Вообще, считает Анатолий Андреевич, если правильно вести хозяйство и, что очень важно, иметь возможность реализации результата своего труда, то свиноводческий бизнес вполне может обеспечить доходом большую семью.

Шорины — тому пример. На новогодний стол у них точно будет что поставить. Гвоздь меню, по традиции, пельмени.

— Как без них на Новый год! — делится предпочтениями фермер. — Это ведь не магазинные — настоящие!

А жена Анатолия Андреевича Ирина Николаевна сама приготовит мясные деликатесы — рулеты, мясо прессованное, сало солёное. Всё по своим фирменным рецептам. В доме Шориных за новогодним столом соберётся их большая семья. Под бой курантов все загадают желания. Что-то хорошее загадает и глава семейства Анатолий Андреевич, и это хорошее явно будет связано с его делом-увлечением: фермер надеется, что новый год для него станет легче предыдущего.

И, согласитесь, у него есть основания рассчитывать, что Год Свиньи будет к нему благоволить. Ну хотя бы потому, что символов будущего года у него — сколько хочешь! И все разные.

Любовь Шмурыгина
Рекомендуем