Архив
12 февраля 2009 в 11:16

Юрий Колпаков: «Прошу не поддаваться панике» Артёмовский прокурор говорит, что органы прокуратуры принимают меры, и люди не забыты

Несмотря на пресловутую «подушку безопасности», находящуюся в Москве или где-то ещё, кризис вполне прочно обосновался и в Артёмовском. Людей, которым задерживается заработная плата, которые вынуждены работать по сокращённому графику или уйти в вынужденный отпуск, рассказы об этой «подушке» и миллиардах, закачиваемых то ли в реальный сектор, то ли в банки, вовсе не утешают. Может ли власть на местах что-то предпринять в этой ситуации? Оказывается, может и даже предпринимает. Сегодня разговор об этом с Артёмовским городским прокурором Ю.Н. Колпаковым.

-Юрий Николаевич, как вы считаете, на каких наших предприятиях ситуация представляется наиболее сложной?

-Кризисные явления в той или иной степени коснулись практически всех предприятий. Но наиболее сложная ситуация оказалась на Егоршинском радиозаводе, где задолженность по заработной плате достигала 44 миллионов рублей, из-за чего ещё в прошлом году предприятие было подвергнуто административному наказанию. Связано это с тем, что основной заказчик предприятия «ОАО «Волжский автомобильный завод» до 2 февраля фактически не работал, а раз не было отгрузки продукции, не было и денег.

— Могут ли в данной ситуации органы прокуратуры предпринять какие-то эффективные шаги?

Реклама

— Мы не только можем предпринять вполне конкретные меры, но мы их предпринимаем. Говорить, что мы ничего не делаем, что людей бросили на произвол судьбы, совершенно неправильно. Если говорить о ЕРЗ, то мы встречались с генеральным директором предприятия В. Елькиным, мною ему вынесено предостережение об устранении нарушений конституционных прав граждан на оплату труда.

Далее. Приказом генерального директора часть работников ЕРЗ со 2 февраля по 3 марта отправлена в вынужденный отпуск с оплатой в две трети тарифа. На этот приказ я принёс протест, поскольку в случае вынужденного отпуска по вине работодателя работнику должны оплатить две трети средней заработной платы.

30 января вместе с первым заместителем генерального директора ЕРЗ О. Ежовым мы ездили в прокуратуру области, где ситуации на предприятии заслушивались у прокурора области. Там рассматривалось, что делается нами, как органом прокуратуры, что делается руководством завода. В частности, было озвучено, что пока руководители стараются удержать кадры, то есть не предвидится массовых сокращений, увольнений.

Что делается с нашей стороны. Мы эту ситуацию контролируем постоянно. Ежедневно руководитель отчитывается о том, какова динамика в отношении задолженности по зарплате. На 30 января задолженность составляла 44 миллиона рублей. Из сообщения В. Елькина мне известно, что на счёт ЕРЗ ожидается поступление средств, основная часть которых будет направлена на погашение задолженности по зарплате. Какая-то часть, конечно, пойдёт на поддержание производства, поскольку если производство не поддерживать, то и работы не будет.

Я что хочу подчеркнуть. Обещать людям, что прокурор вынет из кармана 44 миллиона, и завтра вы получите деньги, я не могу. Но меры по урегулированию этой ситуации принимаются. Часть задолженности предприятие погасило перед Новым годом, часть погасит сейчас. Всё равно, я думаю, ситуация стабилизируется, как только заказы пойдут.

— Можно ли выделить какое-то предприятие по количеству жалоб?

— Это как раз радиозавод и будет. Особенно перед Новым годом поток жалоб шёл, что совершенно понятно: людям надо кушать, детей кормить, а тут перспектива обозначилась — самый главный праздник встречать без денег. Тогда нашли 17 миллионов, и часть долга погасили.

Но сейчас, после внесения изменений в Гражданский процессуальный кодекс, защищать граждан стало несколько сложнее вот в каком плане. Если раньше я, получив жалобу, сам обращался в интересах трудящихся о взыскании с предприятия задолженности по зарплате, то теперь наш суд счёл, что граждане достаточно грамотны и могут сами в суде отстаивать свои права. То есть, если сейчас ко мне такие обращения поступают, естественно, я по ним реагирую – по этим обращениям следуют действия в отношении руководителей предприятия. А непосредственно работникам я разъясняю, что следует обращаться в суд с исковым заявлением о взыскании задолженности по зарплате. Прокурор теперь такими полномочиями не наделён.

— Есть ещё какие-то примеры позитивных изменений?

— В ОАО «Водоканал» была задолженность по зарплате двадцати четырём сотрудникам. По сообщению руководителя предприятия, задолженность погашена.

Острая ситуация была в ООО «Энергосервис». Я выезжал туда, встречался с коллективом. Надо отдать должное людям, как житель города я им просто благодарен за то, что они, несмотря на длительную задержку зарплаты, работу не бросили, сети ремонтируют буквально на собственном энтузиазме. После взыскания задолженности с ТГК-9 с ними расплатились.

Сейчас мы ведём проверку в Красногвардейском, в частности на крановом заводе, о результатах сообщим чуть позже. Вообще, предостережения о недопустимости нарушения законов об оплате труда и массовых сокращений вынесены руководителям многих предприятий, но самой сложной ситуацию следует считать на ЕРЗ, поскольку это одно из крупнейших предприятий города, и на ККЗ, крупнейшем предприятии посёлка, правда, по нему выводы делать ещё рано.

Реклама

— Как вы считаете, такие меры, как предостережение, протест, эффективны?

— Думаю, вполне. Предостережение фактически является предупреждением. Если руководителю внесено предостережение о недопустимости нарушения закона, мы пытаемся упредить, не допустить это нарушение. Вместе с тем в предостережении разъясняется, что, если нарушение всё-таки будет допущено, к действиям руководителя может быть дана в том числе уголовно-правовая оценка.

— Действует?

— Да. Люди у нас вменяемые и адекватно реагируют. Такого, когда в массовом порядке умышленно не платили зарплату, а расходовали деньги на другие цели, сейчас нет, сейчас о людях больше думать стали. Да и ряд уголовных дел в отношении директоров предприятий тоже, очевидно, свой результат даёт.

— Что бы вы посоветовали людям?

— Кризис не вечен. Ситуацию мы контролируем, и, я думаю, постепенно она нормализуется. С руководителями предприятий мы будем продолжать работу. А людей я хочу призвать сохранять спокойствие – они не забыты, ситуация ни на ЕРЗ, ни где-то ещё не пущена на самотёк, не надо поддаваться паническим настроениям и призывам.

Владимир Ануфриев