Архив
23 октября 2009 в 11:19

Закрыть нельзя оставить Знак препинания в этом заголовке мы предлагаем поставить нашим читателям

Этому конфликту по возвращению детского сада «Золотой ключик» в здание, которое сегодня занимает Центр помощи семье и детям, скоро исполнится год. Как и в любом конфликте, здесь есть две стороны: общественная организация ТОС (территориальное общественное самоуправление) п. Буланаш, возглавляемая Л.Н. Меньшениной, и Буланашский центр помощи семье и детям под руководством его директора Т.Е. Гетманской. Естественно, в конфликте незримо (что самое непонятное – молчаливо) присутствуют властные структуры района. А главные его участники, от которых ничего, в общем-то, и не зависит, - неблагополучные семьи, дети, социально незащищённые люди.

Проблема

Председатель ТОС посёлка Буланаш Л.Н. Меньшенина:

— У нас на первое сентября более трёхсот детей оказались не устроенными в детские сады. И есть такие дети, которые уже пошли в школу, но, к сожалению, не ходили в детский сад — не смогли попасть. Я хочу сказать, что проблема в посёлке, и не только в посёлке, с детскими садами есть. И наша задача, как представителей общественности, эту проблему обозначить. А где будет детский сад: в ЦВР, в БШИ, если это возможно, в Центре социальной помощи семье и детям, либо построят новый детский сад – решать муниципалитету. Но сегодня есть мнение, что самый лучший вариант – это возвратить детский сад «Золотой ключик».

В феврале 2009 года на конференции ТОС, которую возглавляет Л.Н. Меньшенина, было принято решение обратиться к главе Артёмовского городского округа Ю.Н. Манякину с предложением о возвращении детского сада №34. Промежуточный ответ о том, что вопрос рассматривается, был. Но как поступит глава в итоге, неизвестно.

Реклама

Предыстория

В январе 2002 года в посёлке Буланаш был закрыт детский сад ШУЕ «Золотой ключик» (12 групп – 240 детей); причина – закрытие самого шахтоуправления. Уволили 56 человек, вывезли оборудование, и постепенно началось разорение. Варианты задействования пустующих площадей ходили разные, вплоть до создания там производства по плетению жгутов. Но со сменой власти решено было в бывшем «Золотом ключике» открыть учреждение социального обслуживания населения. За три месяца помещение более-менее отремонтировали, и 12 июля 2002 года «Реабилитационный центр для детей с ограниченными возможностями» принял первых маленьких посетителей в два отделения: одно – отделение профилактики, другое — для детей, оставшихся без попечения родителей.

2003-й год ознаменовался экономическим кризисом: не стали платить зарплату, возросла детская безнадзорность. Тогда же вышел закон, по которому несовершеннолетние не могли находиться в милиции больше трёх часов. И у комиссии по делам несовершеннолетних возник серьёзный вопрос: что делать с беспризорными детьми? Выход нашёлся: в реабилитационном центре открыли приёмное отделение, которое функционирует и сейчас.

— Мы начали развиваться, ушли из муниципалитета, и называть нас реабилитационным центром было уже невозможно – функции стали гораздо шире, — рассказывает Т.Е. Гетманская, которая начала работать в центре в октябре 2003-го. – И в 2006 году мы стали государственным учреждением «Центр помощи семье и детям Артёмовского района».

В первое время в центре не было ни штор, ни ковров, ни мебели; на 10 человек – два-три стула. Оборудование закупили в 2003 году. Не было даже забора: тогда жители улиц Механической и Кутузова свободно заходили на территорию, а самые предприимчивые даже выкапывали высаженную сотрудниками цветочную рассаду.

— За годы существования в материальную базу Центра вложено более пятнадцати миллионов рублей, — продолжает Татьяна Евгеньевна. – И теперь, когда отремонтирован первый этаж, спальные, игровые, реабилитационные помещения, куплено медицинское оборудование, поставлен забор, — началась волна: надо вернуть детский сад.

Центр сегодня

До настоящего времени услугами Центра на 70 процентов пользовались буланашцы. Дети с младенчества ходили в физкабинет, на бесплатный массаж. Кроме того, Центр помощи семье и детям – единственное учреждение в АГО, которое работает с детьми-инвалидами. В нашем районе 6 тысяч инвалидов, из них детей – 298. Ежегодно центр обслуживает 250 семей. В месяц в социальную поликлинику (станция) обращается до полутора тысяч людей, а в день в стационарное отделение (Буланаш) приходят 80-100 человек: к психологу, юристу, логопеду, на ЛФК. Восемь женщин и детей проживают там постоянно. При непосредственном участии Буланашского центра 119 детей-сирот обрели новые семьи, а в настоящее время здесь живёт 15 детей, которых возвращать некуда. В посёлке Буланаш, кстати, нет ни одного попрошайки.

— Я не против детских садов — они нужны. Но почему их открывать за счёт разрушения другого, необходимого всему району учреждения? В центре работает 115 человек, в основном с Буланаша. Большинство педагогов, медиков, специалистов по социальной работе имеют огромный опыт работы с детьми с ограниченными возможностями. Ведь ребёнок, когда поступает к нам, он и есть не умеет, и вшивый, но я ни разу не видела на лицах своих сотрудников брезгливости. Любят всех детей, и дети оттаивают. Пожив два-три месяца, они начинают с нами обниматься, целоваться, они замечают, что мы носим серьги, колечки…

В Восточном округе подобного Центра нет только в Камышловском районе. Каждое муниципальное образование гордится, что у них существует такой центр, которых по Свердловской области более шестидесяти.

Кому выгодно?

Кому и какая будет польза, если закроют Буланашский центр? Ведь в нём не только сироты и беспризорники, он выполняет работу по многим направлениям. К примеру, взяли «под крыло» шахтёрскую организацию, и второй год люди приходят и в клубы, и на праздники.

— Хочу показать последнее письмо, которое до нас было доведено, в поддержку закрытия Центра, — говорит Т.Е. Гетманская. – Здесь сорок две подписи, из них половина – пенсионеры или люди, у которых уже взрослые дети, то есть в детском саде не нуждаются.

Старший инспектор по делам несовершеннолетних ЛОВД на станции Егоршино А.А. Ковпак:

— До того как открылся Буланашский центр помощи семье и детям, мы просто не знали, что делать с детьми-беглецами из других городов, нашими беспризорными. Больницы старались их не брать, но если мы договаривались и детей медики брали под свою ответственность, то давали нам сутки, чтобы мы нашли их родителей. Через сутки мы забирали детей, и возникал вопрос: что делать дальше? В то время в Богдановиче существовал областной транзитный центр, и приходилось ребятишек возить туда ночной электричкой, причём за свои деньги. Знаете, с каким нетерпением мы ждали открытия центра? Я сама много раз ездила туда и спрашивала: когда же вы откроетесь? Хочу задать очень важный вопрос тем, кто предлагает убрать Центр помощи семье и детям вместе с приёмным отделением: куда мы должны деть наших неблагополучных детей?

Реклама

А теперь, уважаемые читатели, просим вас вернуться к заголовку, в котором отсутствует знак препинания, и определить, где, с вашей точки зрения, его место. Сами понимаете, запятая-то маленькая, но проблемы может решить очень большие.

Андрей Лавренюк