Архив
29 апреля 2010 в 11:02

Смерть на боевом дежурстве

Нет, в тот трагический момент он не боролся один на один с огненной стихией, не блуждал во мраке едкого угарного газа, не выносил из пламени людей, хотя, если бы понадобилось, не раздумывая, совершил и то, и другое, и третье. Пожарный Александр Первушин делал свою обычную работу – нёс боевое дежурство, когда его настигла смерть…

Слух по городу пронёсся с быстротой молнии: в пятницу погиб пожарный — задохнулся на пожаре. К сожалению, слух оказался правдивым: в минувшее воскресенье состоялись похороны командира отделения 59-й пожарной части 54-го отряда ФПС по Свердловской области Александра Михайловича Первушина, родившегося в октябре 73-го. Что касается другой стороны – причины смерти, — с этим вопросом мы обратились в пожарную часть, где проходил службу прапорщик внутренней службы Александр Первушин. Подробности о нескольких в прямом смысле жарких днях конца прошлой недели мы узнали от начальника службы пожаротушения 54-ОФПС Е.В. Беспамятных.

В пятницу, 23 апреля, с двух часов дня на городскую пожарную часть обрушился шквал звонков о возгораниях из самых разных мест Артёмовского района. Если читатели помнят, тогда задувал просто-таки ураганный ветер, гоняющий по улицам тучи пыли. А ветер, как известно, — лучший друг огня. И если накануне, в четверг, пожарные совершили «всего» 34 боевых выезда, то в пятницу – 42.

— Этот день был очень напряжённым и, как оказалось, трагичным, — рассказывает Евгений Васильевич. – В работе были задействованы все пожарные машины, УАЗик с запасом воды, даже «семёрка». Приходилось два раза подвозить бензин, чтобы заправить цистерны. Но никому из жителей в помощи не отказывали, иногда приходилось просить людей самостоятельно принимать меры, не расходиться, наблюдать и в случае явной угрозы звонить повторно. Но людей и машин всё равно не хватало — в наиболее опасные очаги выезжали в первую очередь.

Реклама

Когда в пятницу на Буланаше обстановка более-менее стабилизировалась, оттуда две машины забрали в город: в посёлке оставалась пожарная машина из Писанца, пять цистерн работало в городе плюс шестая из Покровского, которая работала на улице Урицкого. Но это было чуть позже, а сначала поступило сообщение о пожаре на улице Красноармейской, куда сразу был направлен боевой расчёт.

— Через несколько минут пришло сообщение, что где-то в конце Станционной, по улице Урицкого (за поворотом на с. Мостовское – ред.), горит трава, — продолжает Е.В. Беспамятных. – Нам это место хорошо знакомо, мы туда каждый год выезжаем. И на Красноармейской горит три дома! Поэтому с целью разведки на улицу Урицкого выехал УАЗик. Пока искали (повсюду ведь дым от костров, что-то горит в полях), приехали — уже горят дома. Пришлось снять с пожара на Красноармейской одну цистерну, запросить помощи в пожарной части села Покровского и направить на Урицкого личный состав, свободный от несения службы.

Александр Первушин был из тех, кто к своей работе подходил очень ответственно, поэтому повторное приглашение ему не потребовалось, несмотря на то, что он в этот день был на выходном. Так как проживал он в районе Новостройки и ему было ближе прибыть на пожар из дома, он только сказал, чтоб захватили его боевое снаряжение.

На пожаре по Урицкого спасти дома уже было невозможно. Но огонь, разгораясь на ветру, пошёл по траве в сторону других домов, к улице Фрунзе, — необходимо было остановить пал. Команда рассредоточилась и взялась за работу.

Как ни странно, людей вокруг практически не было: ни жителей пострадавших домов, ни обычных зевак. Но в какой-то миг, проходя по дороге, двое мужчин крикнули пожарным: «Там один из ваших спать лёг, что ли?!» Не может такого быть! Ребята подбежали — Александр лежал на земле, с посиневшим лицом. Подумали, что угарным газом он отравиться не мог, и температура на него повлиять не могла — между ним и горевшим домом было безопасное расстояние, стояли машины, да и другие члены команды были в порядке. Тут же Александру начали делать искусственное дыхание, непрямой массаж сердца и звонить в «Скорую помощь».

23 апреля в 19 часов 34 минуты на центральный пульт пожарной части поступило сообщение о необходимости прибытия скорой помощи к месту пожара по адресу: г. Артёмовский, ул. Урицкого, 8, в связи с плохим самочувствием командира отделения 59-й пожарной части Первушина. В 19 часов 35 минут диспетчеру скорой помощи сообщили, что сотруднику 54-ОФПС немедленно нужна медицинская помощь, так как он находится без сознания, на что был получен ответ, что все машины находятся на вызовах. Эта информация была передана помощнику начальника дежурной смены СПТ А.В. Виноградову. Тогда майор внутренней службы А.В. Виноградов принял единственное правильное решение – срочно доставить пострадавшего служебным автомобилем в приёмный покой Артёмовской ЦРБ. В 19 часов 45 минут Александра Михайловича Первушина доставили в приёмный покой: давление у него ещё было, но пульс отсутствовал, поэтому врач оценил его состояние так: ему уже не помочь. Всё же реанимационные действия провести попытались, но через десять минут, в 19.55, была зафиксирована биологическая смерть сотрудника пожарной части.

— Я на следующий день слышал в магазине такие слова: «Пожарные сдурели — по Станционной на такой скорости никто никогда не ездил, они даже земли не касались!», — добавляет Е.В. Беспамятных. — Причина смерти Александра – не последствия пожара, хотя он и находился на службе, выполняя боевую задачу. Не могу сказать точно, но примерно месяц назад он на ногах перенёс инфаркт…

В прошедшее воскресенье состоялись похороны командира отделения 59-й пожарной части Александра Михайловича Первушина. И это – о нём:

«Целеустремлённый, решительный, не теряющий чувство самообладания… Яркий пример безупречной службы, бесстрашия и героизма, не всегда заметных в повседневности… Добрый, отзывчивый, никому не отказывающий в помощи…»

Таким его помнят и любят, и память о нём будет жить в сердцах. Александру Первушину было тридцать шесть, у него остались жена, дочь и сын.

Андрей Лавренюк