Архив
6 декабря 2012 в 10:51

Волнуют тарифы? Ответят письменно

«Защитили ли коммунальщики поселка Красногвардейского тариф в РЭК?» — попросила узнать ответ на этот вопрос и другие Ираида Дмитриевна Елесина из поселка Красногвардейского у руководителя красногвардейского МУП ЖКХ Сергея Гиршфельда.

— В аренду Красногвардейского ЖКХ передана котельная Красногвардейского кранового завода только в сентябре этого года, — объясняет Сергей Измайлович. — Решение о передаче было принято только в сентябре. А тарифы на этот год должны были защищаться до конца декабря в 2011 году. Тарифы рассчитывались еще на 2010 год, а в 2011 году они были заморожены. То есть, чтобы с этой котельной нам работать, специального тарифа никто не рассчитывал. Мы обратились в РЭК с письмом, в котором просили разъяснить, каким образом нам работать и какой тариф применять. Энергетическая комиссия разрешила применять наш тариф, который мы применяем на других двух котельных, которые обслуживаем. Там мы тариф защитили, как и положено, в прошлом году.

— Но те котельные топятся на щепе и опиле, а эта, что принадлежит крановому заводу, — на угле.

— Вот именно. Уголь обходится дороже. И поэтому тариф должен это учитывать, должен быть выше, чем сейчас. Мы уже подали свой расчет с учетом этого на будущий год. Тариф рассчитывается, исходя из реальных затрат производства, но с учетом индекса роста, который не должен превышать 15 процентов. Объясню, что это такое: суммарная стоимость всех коммунальных услуг на текущий год не должна быть больше, чем на 15 процентов по сравнению с прошлым годом. У нас этого и нет. То есть мы применяем не весь тариф, а с учетом индекса роста. Все это документально доказано. Плату за тепло мы не сами придумываем, не с потолка берем.

Реклама

— Еще один вопрос от жителей поселка: почему, если котельная сейчас работает без посредников, оплата за тепло не снизилась? Люди считают: раз котельную арендует не екатеринбургская организация, а местное ЖКХ, муниципальное, то платить можно меньше…

— Нет. Мы же тоже арендуем котельную у кранового завода. Мы несем все те же затраты, что несли предыдущие арендаторы, — это стоимость угля, заработная плата персонала, электроэнергия и прочее. Кроме этого, крановый завод выставляет нам счета за использование, например, путей железнодорожных, по которым приходит уголь, за разгрузку вагонов и так далее. Это плюс ещё 200 рублей за каждую тонну угля. Точно так же мы платим за транспортировку теплоносителя по сетям, что идут по крановому заводу. Они до сих пор в аренде у той организации, что обслуживала котельную до нас. Им мы тоже за обслуживание сетей, кстати, платим. Все это и учтено.

— Вы это все объяснили жителям поселка, что к вам обращались по тарифам?

— Как ни странно, ко мне никто не обращался и не приходил. У нас оформлен стенд в вестибюле. На нем висят все эти постановления и разъяснения по начислениям. У нас постоянно специалисты на месте. Но к нам не ходят, вопросов не задают, на одном несанкционированном собрании, что прошло недавно, люди пытались задать вопросы по тарифам все вместе, все разом. Но в таком крике разве можно что-то доходчиво объяснить? Это нужно обсуждать спокойно. Тогда разговор будет конструктивен и предметен. В связи с этим я выпустил по предприятию приказ для всех — все вопросы по тарифам и начислениям разъяснять письменно, для упорядочивания и недопущения искажения информации.

Наталья Шарова