Архив
21 ноября 2013 в 21:08

От камней до аномальных зон

Великий английский писатель Джордж Бернард Шоу писал: «Если у меня есть яблоко и у вас есть яблоко и если мы ими обменяемся, то как у меня, так и у вас останется по одному яблоку. А если у меня есть идея и у вас есть идея и мы ими обменяемся, то у каждого из нас будет по две идеи». Смысл общения с нашим гостем горным инженером-геофизиком, краеведом, родоведом Валентином Ивановичем Воробьёвым именно таким и оказался.

— Валентин Иванович, расскажите немного о себе.

— Я родился в городе Артёмовском. Ещё в школьные годы занимался походами, туризмом, рыбалкой, охотой и камнями. Меня всегда тянуло на природу, в лес. В 1959 году закончил Свердловский горный институт по специальности горный инженер-геофизик с уклоном на радиоактивные элементы. Начал работу в Новосибирске в Берёзовской экспедиции, преобразовавшейся в Берёзовское производственно-геологическое объединение. Мне посчастливилось участвовать в различных исследованиях и поисках уранового месторождения в Кузнецком Алатау. Поскольку техника безопасности соблюдалась только в действующих шахтах. Многие из тех, кто занимался опробованием и добычей минерального сырья, переоблучились. Работал и в партии по разведке радоносодержащих вод под Новосибирском. Потом я руководил работами аэропартии по поиску аномальных зон. Мне пришлось работать в экспедициях в Забайкалье, Якутии. Затем занялся метрологией — изучением и изготовлением приборов для измерения радиоактивных элементов. По новой работе пришлось постоянно бывать в командировках по всему Советскому Союзу. Из-за моей разъездной работы: я здесь, моя жена там — мы с первой женой развелись. Тогда многие семьи геологов по этой причине распались. До выхода на пенсию я жил в Новосибирске, а потом вернулся к своей старенькой уже маме в Артёмовский. Через некоторое время встретил свою вторую супругу Татьяну. А работать устроился с ребятишками в лицей №21. Так у меня появился геолого-краеведческий кружок.

— И примерно в это же время вы занялись изучением родников Артёмовского района…

Реклама

— В Екатеринбурге при Дворце молодёжи было отделение, занимающееся краеведением и туризмом. Я примкнул к ним. Они стали финансировать по линии программы «Родники» мою работу по изучению и восстановлению родников нашего района. Мы с детьми краеведческого кружка с 2002 года по 2006 год делали различные исследования родников в туристических походах. Также занимались попутно геологией, родоведением и генеалогией. На пенсии же времени достаточно на всё. Больших высот не достиг, но занимался многими направлениями. Сейчас через десять лет снова занялся нашими родниками. Администрация нашего города выделила деньги на анализ воды и транспорт. Мы с представителями экологии посетили все наши значимые родники для взятия проб, а всего их в районе 48. Хотелось бы выпустить результаты этого труда в виде брошюры с мониторингом, как было тогда и сейчас.

— А какие ещё были направления занятий кружка?

— Мы в основном много занимались туризмом. А поскольку я считался специалистом по камням, стали собирать и камни. Детям это было очень интересно. Организовал мастерскую по обработке камня. 11 лет я вёл геолого-краеведческий кружок. С детьми мы каждый год бывали недалеко от Липовки на карьерах, где раньше добывали никелевую руду. Ребята находили разные камни в отвалах.

— А с 2005 года вы работали в Артёмовском краеведческом музее…

— В музее шесть лет я работал научным сотрудником. Сформировал коллекцию камней, которая до сих пор там есть. Мой любимый ученик Артём Федоров демонстрировал свои поделки из камня, мои друзья выставляли свои коллекции.

Мы нашли и зафиксировали все уникальные памятники природы нашего района. Публиковал также статьи о краеведении в артёмовской прессе.

В музее мы занимались ещё костями мамонтов. В глубокой древности они обитали во множестве в наших местах. Жители Красногвардейского находили в реке огромные кости, приняв их поначалу за железные втулки. Свою находку они предложили музею. В этом году снова выезжали по новой находке останков мамонта в тех же местах.

— Вы ещё занимались поиском информации по церквям нашего района…

— Во время этой работы узнал всех наших батюшек. В Екатеринбурге познакомился с историко-церковным краеведом Андреем Печериным, закончившим семинарию. Они все постоянно приглашают меня на встречи. Все наши церкви необычные, у каждой своя история. Наиболее близка церковь для меня та, в которой меня крестила мама в 1936 году — Пророко-Ильинская церковь. Через три месяца после моего крещения её закрыли. Потом она начала разрушаться, и после войны в пятидесятые годы её снесли полностью. Сейчас от этой церкви остался лишь фундамент, провалившийся в землю. В этом месте находится выработанная старая угольная шахта. Мне запомнился священник отец Александр, крестивший меня. Я знал многих людей, ходивших в эту церковь. На следующий год, если жив буду с отцом Николаем планирую заниматься нашими церквями.

— В Уральской родословной книге есть и ваша статья.

— В книгу Уральского историко-родословного общества (УИРО) вошла моя статья «Воробьёвы из села Покровского». Я серьёзно занимался своим родословием в государственном архиве Свердловской области, изучал старинные метрики. Мой предок Фёдор Губа, переселившийся в наши края с далекого севера в 1612 году, родился ещё при Иване Грозном. Недалеко от села Мугай он организовал мельницу. Сейчас о бывшей деревне Губино напоминает металлическая табличка на одиноко стоящей у дороги липе. У него в родственниках были Важенины. Сыновья Фёдора Губы потом переехали в Покровское, и там их прозвали воробьями. А когда прошла перепись населения, то прозвище это стало фамилией.

С председателем УИРО Михаилом Юрьевичем Елькиным мы ездили в Мугай, посетили места, где была деревня Губино.

Реклама

— Расскажите о вашей коллекции камней.

— Я собирал в основном агаты. Их у нас везде много встречается. Можно даже найти на берегу Бобровки. Хорошие агаты попадаются у нас в Покровском, но в основном в большом количестве чаще встречаются сердолики.

Наш Урал всегда славился камнями. Наиболее богатые месторождения драгоценных камней находятся именно здесь. Слава о камнях уральских шла по всему свету. Итальянцы в начале 18 века в Мурзинке организовали добычу камня. Они наворочали там карьеры и шахты, много камней вывезли из России. А один из участков земли до сих пор называется Тальяно, в память о тех временах.

Так понемногу занимаюсь краеведением, камнями и историей наших мест.

Светлана Галямшина