Архив
27 марта 2014 в 18:18

История борьбы за больницу О чём болит душа у красногвардейских пенсионеров

Итак, в посёлке Красногвардейском вместо стационара планируется открыть три ОВП — мы уже писали об этом. Однако не все с этим решением согласны. Старшее поколение жителей посёлка хочет, чтобы в больнице продолжал работать стационар. В начале недели исписанные листки бумаги от имени жителей мне передала Алевтина Афанасьевна Шурупова, почётный гражданин посёлка Красногвардейского. Вот что я в них прочёл.

18 марта для посёлка Красногвардейского — исторический, решающий, судьбоносный день.

Не считаясь с мнением жителей, которые вели упорную борьбу за сохранение круглосуточного стационара больницы, власти приняли твёрдое решение — создать три ОВП вместо стационара, два в больнице и один в детской амбулатории (по две дневные койки в каждой ОВП).

Как это так получилось, что, возможно, перестанет существовать некогда хорошо оборудованная больница на 100 коек с четырьмя отделениями, со всеми квалифицированными врачами, даже узкими специалистами, в которой были свой рентген-кабинет, операционная, родильное отделение? Больница, которая успешно работала даже в трудные годы Великой Отечественной войны, оказывая качественную медицинскую помощь людям. А власть находила средства на её содержание, зная, что без медицинской помощи нет здорового человека. А сейчас на содержание нашей больницы нет денег — 11,5 миллиона рублей перерасход.

Реклама

Причём в связи с модернизацией здравоохранения выделяют огромные средства. Только в 2012 году на Свердловскую область отпущено 23 миллиарда рублей, а население Свердловской области 4,5 миллиона человек. Если всё посчитать, наверное, определённая сумма на укрепление здравоохранения причитается и нам. Наша больница всегда обслуживала и посёлок Сосновый Бор и село Писанец, это более 7000 населения. Чем же не понравилась наша больница нашим чиновникам?

Стремление закрыть больницу у городской власти родилось еще в 1996 году. Митинг протеста собрал 400 человек, что и послужило временной приостановкой закрытия. Решающую роль в этом протесте сыграл наш земляк Владимир Владимирович Плишкин. Тогда он был главой Артёмовского района. Он понял нас и принял соответствующее мудрое решение — больница должна работать.

После главой стал Ю.Н. Манякин, и больница незамедлительно, втихаря была сокращена до 25 коек. Прекратилось финансирование.

Инициативная группа обратилась к губернатору Э.Э. Росселю, уполномоченной по правам человека Т.Г. Мерзляковой, председателю Областной Думы Воронину. К нам приехала комиссия во главе с Т.Г. Мерзляковой. После осмотра все пришли к выводу: больница расположена в экологически чистой зоне, в великолепном сосновом бору, рядом родник Талый ключ с хрустальной водой, это великолепное первичное звено здравоохранения и его надо укрепить.

А в 2005 году новая волна накатилась на нашу больницу. Главврач Т.А. Гарифуллина предложила вместо больницы создать ОВП, пытаясь доказать, что это прогрессивная, передовая, высокотехнологичная система медицинского обслуживания, да причем высокоэкономичная, и во многих местах уже внедрена.

Мы читали отклики об ОВП известного доктора Л. Рошаля, он не поощряет такую систему здравоохранения — это возможно только в слаборазвитых странах и там, где ещё нет больниц. Жители снова запротестовали, просили оставить стационар.

Написали обращение к министру здравоохранения Свердловской области М.С. Скляру, выразили свои требования: 1. Оставить стационар, 2. Изыскать средства на ремонт больницы, 3. Обеспечить больницу квалифицированными врачами, 4. Оборудовать больницу современными техническими средствами.

Изучив наше обращение, министр дал ответ: «Оставить Красногвардейскую больницу». Но нам от этого лучше не стало, средств не выделяли, рушилась кровля здания, прогнил пол, зданию был нужен срочный ремонт.

Г.П. Гнилицкая, заменяя главврача Л.К. Неустроеву, ушедшую в отпуск, организовала силами предпринимателей ремонт. Помогли стройматериалами, финансовыми средствами наши патриоты, болеющие душой за родной край Геннадий Александрович Виноградов, Андрей Викторович Гнилицкий, Андрей Иванович Сорокин.

В течение месяца сделали большую работу, даже отметили фуршетом открытие больницы после ремонта. Но процесс на закрытие больницы продолжал набирать силу и шёл целенаправленно, стремительно и уверенно. Закрыли рентген-кабинет, сократили врачей узких специальностей.

Вдруг неожиданно в больнице стало 12 коек, затем 10, а при О.Н. Чеботаревой только 5. Главврачи на себя не брали никаких обязательств, на требования жителей никак не реагировали, хотя самые главные условия демократии — это прозрачность и гласность принятых решений, доверие народа к власти.

Писали мы о своих бедах министру здравоохранения Свердловской области А.Р. Белявскому, главврачу О.Н. Чеботаревой, даже отправляли обращение к президенту В.В. Путину. И вот результат на 18 марта 2014 года — новый главврач А.В. Карташов принял жёсткое решение незамедлительно и заверил, что нам хуже не будет. Сказал, что нет средств на содержание красногвардейской больницы, а лежат в ней одни и те же люди. Да, у нас 35% населения — пенсионеры, это участники Великой Отечественной войны, вдовы участников войны, труженики тыла, «дети войны», у которых было отнято детство. Что, они не заслужили подкрепить своё здоровье в стационаре? Или это им подарок такой к 70-летию Победы в Великой Отечественной войне? Горько осознавать, что это так.

Реклама

За время перестройки у нас уничтожили всё, весь экономический и социальный сектор, сильные предприятия, пополнявшие бюджет страны, их сейчас почти не существует, другие еле дышат. Земли заросли бурьяном, а питание мы покупаем за границей. Кто умудрился всё разрушить в мирное время, ведь надо на это иметь талант? И кто за это ответит?

Хочется закончить словами лауреата Нобелевской премии Жореса Алферова: «То, что сделали с моей страной, можно сделать либо от полной глупости, либо от злого умысла и коварного намерения».

Вот такая история борьбы — с неизвестным пока результатом. И такой крик души красногвардейских пенсионеров.

Константин Бороздин