Архив
9 октября 2014 в 10:17

Летал с «Нормандией-Неман»

Продолжаем публиковать материалы о лётчиках родом из посёлка Красногвардейского, на этот раз мы вновь обратимся к фигуре Героя Советского Союза Ивана Сергеевича Старченкова. Эту информацию для нас собрал Анатолий Васильевич Табуркин.

Из воспоминаний родственников Коршуновых

В Челябинске, куда он приехал в 1938 году поступать в машиностроительный техникум, объелся мороженого, которого в посёлке не бывало, и заболел ангиной с высокой температурой, успев сдать только один экзамен. Пока болел, вступительные экзамены и набор закончились. Чтоб не терять год, Иван пошёл в фабрично-заводское училище (ФЗУ) Тракторного завода на специальность стропальщика.

На следующий год поступил в техникум и одновременно начал заниматься в аэроклубе. И заболел авиацией. Его перестали интересовать и техникум, и футбол, хотя в техникуме он был круглым отличником. Вставал в 4 часа утра, отправлялся за город на аэродром, выполнял лётное задание, а к 8 часам — на завод, отработать смену и пойти на теоретические занятия.

В нём зародилась мечта поступить в Чкаловское лётное училище. Препятствием были его молодые годы и отсутствие среднего образования. Но он был принят как отличник.

Реклама

В свои 15-16 лет Иван был среднего роста, широкоплечим, плотным, физически сильным.

Воспоминания одного из однополчан

Иван Старченков прибыл в 571 штурмовой авиаполк в 1942 году. В начале войны полк нёс большие потери. Полка хватало на 4-5 боевых вылетов, затем вновь пополнялись личным составом, и снова в бой. Летали на одноместных штурмовиках Ил-2 без прикрытия истребителей, из-за чего несли большие потери.

Когда Старченков приобрёл некоторые навыки, он стал водить группы молодых лётчиков на боевые задания. Он показал себя как смелый, волевой лётчик, способный принимать грамотное решение в сложнейшей боевой обстановке. Эти качества командование по достоинству оценило, и вскоре он был назначен командиром звена, затем заместителем командира эскадрильи и далее — командиром эскадрильи.

Стройный, сильный, всегда опрятный и подтянутый, беспредельно собранный и чёткий, когда готовится к боевому вылету сам и когда готовит к боевым действиям свою эскадрилью. В свои 22 года он по-отечески заботился о подчинённых. Его эскадрилья по праву была лучшей. Ивана Сергеевича в эскадрилье и полку уважали и любили.

В авиации — что ни вылет, то бой. Сбросив бомбы, штурмовики переходят на малые высоты (15-25 м), когда видишь врага, его технику воочию, ведёшь по нему огонь из пушек. Вот в такой обстановке Иван был силён. В то же время зорко следил и за воздухом, откуда всегда могли появиться истребители противника. Побеждал тот, у кого было больше мастерства, выдержки, смелости, взаимной выручки, смекалки. Всеми этими качествами обладал Иван Старченков. У него было чему поучиться.

На штурмовиков была возложена задача как на истребителей танков. Фашисты наших штурмовиков называли «чёрная смерть» и очень нас боялись.

Старченкова знали не только в воздушной армии, но и все наземные войска фронта. Когда Старченков со своей группой появлялся в воздухе над полем боя, вражеские огневые средства затихали, а наши войска, воодушевлённые и поддерживаемые лётчиками, не раз бросались в атаку.

В последние месяцы жизни Иван Старченков был штурманом полка и водил в бой большие группы штурмовиков.

Старченков совершил более 100 успешных боевых вылетов, за что ему в 1945 году было присвоено звание Героя Советского Союза.

Один из фронтовых эпизодов

Мы стояли под Калугой. Авиация немцев была сосредоточена на аэродромах Брянска и станции Сеща (под Рославлем). Отсюда немцы пытались бомбить Москву.

Ранней весной 1943 года был получен приказ уничтожить самолёты немцев. Задача была трудной. Аэродром немцы прикрывали большим количеством зенитной артиллерии. На подступах к аэродрому патрулировали истребители.

Туда вылетел весь состав дивизии: два штурмовых полка под прикрытием одного истребительного «Нормандия-Неман». Одну из эскадрилий вёл в бой Иван Старченков. Все самолёты вышли на цель, сбросили бомбы на стоянки вражеских самолётов.

Реклама

Немцы открыли сильный зенитный огонь. Много наших самолётов было сбито. Некоторым летчикам, оставшимся в живых, удалось пробиться в партизанский отряд в брянских лесах.

Отбомбившиеся штурмовики были атакованы немецкими истребителями. Наши истребители связали воздушным боем одну из групп немцев, а другая группа набросилась на эскадрильи наших штурмовиков. В этом бою мы потеряли 24 штурмовика и 18 истребителей, но зато предотвратили налёт на Москву.

Этот день был для нашего полка самым тяжёлым за всю Великую Отечественную войну.

Для Старченкова этот бой тоже был нелёгким. Вместо воздушного стрелка с ним летел кинооператор Борис Тер из группы Р. Кармена, которая должна была с борта самолёта записать на плёнку тяжёлые будни фронтовой жизни штурмовиков и истребительного полка «Нормандия-Неман».

Самолёт Старченкова был атакован вражеским истребителем. Лётчик приказал Борису Теру прекратить киносъемку и приготовить пулемёт к бою. Сложный манёвр на малой высоте не привёл к желаемому результату, по-прежнему истребитель немецкий находился сзади и, сокращая дистанцию, начал обстрел. Тогда Борису приказано было открыть огонь. Тер выполнил приказ, поймав в прицел стервятника, дал длинную очередь. Фашистский истребитель загорелся и врезался в землю. За этот полёт Борис Тер был награждён орденом Красного Знамени.

Когда базировались на Краковском аэродроме, погода не баловала. Приходилось водить группу в сложных метеоусловиях. Летали много, в нашей помощи нуждались наземные войска. Бить фашистов из-за плохой погоды приходилось с малых высот, что позволяло гитлеровцам обстреливать нас из всех видов оружия. И они старались отстрелять ведущего группы.

В день гибели Иван Старченков работал на передовой, где враг закрепился и наши наземные войска не могли его выбить с позиции. При повторном заходе на цель в его машину попал снаряд. Самолёт загорелся. По рассказам очевидцев, Старченков стал планировать на вынужденную посадку. С земли по радио ему подавали команду прыгать на парашюте. Но он упорно продолжал планировать, пытаясь посадить самолёт подальше от окопов, чтоб не погубить людей. Не успел. Наши солдаты вытащили его из горящего самолёта, но он был уже мёртв.

В декабре 1944 года его полк поехал в Куйбышев за получением новых самолётов Ил-10, а Ивана перевели в другой полк с повышением на должность штурмана полка. Когда его прежние сослуживцы снова вернулись на фронт в марте 1945 года, Ивана уже не застали в живых.

Из писем Старченкова родным

…Вернувшись сегодня на свой аэродром, обнаружил в шасси ветки кукурузы и клочья немецкого обмундирования. Удачно прочесали фрицев на бреющем полёте перед кукурузным полем.

…Во время очередного боевого вылета самолёт был подбит, один мотор вышел из строя. Самолёт накренился на одно крыло. Удалось перетянуть через линию фронта, а тут болото, кочки, сесть нельзя, но бросать и так разбитую машину не хочется. Впереди блеснула речка. Развернувшись над ней, коснулся, накренившись крылом, поверхности воды. Крыло подпрыгивало, самолёт выровнялся и благополучно был посажен в речку.

…Единственно, чего боюсь, оказаться в плену. Принял решение: при любых обстоятельствах стремиться дотянуть до своей территории, а если это окажется невозможным, разбиться вместе с самолётом.

Константин Бороздин