Архив
23 марта 2016 в 0:00

Берегини

Начало весны наша газета встретила в селе Писанец, и от этого вышло оно необычным, запоминающимся.

Пригласили газету к себе в гости поющие и пишущие люди — не побоюсь этого слова, творческая элита села. Среди них и работающие в культуре сегодня, и бывшие её сотрудники, и не числившиеся в этой сфере, но всегда пребывающие в ней. Для встречи и повода-то специального не было. Просто — весна пришла. 

Мы говорили о творчестве, о жизни, о селе. О пережитом и переживаемом этими людьми.

Не домашний дом

Светлана Леонидовна Дудина заведует Писанской библиотекой почти тридцать лет. Из них, как она сама шутит, «училась двадцать пять лет».

— Если бы я два госа сдала — по библиотечному делу и клубной работе, то сейчас имела бы три образования. Но каждый раз, как подходили госэкзамены, я уходила в декрет.

И всё же её четверо детей не стали преградой для получения образования: диплом менеджера социально-культурной деятельности Светлана Леонидовна получила в 45 лет.

Её библиотека всё время переезжала: размещалась она и в детском саду, и в ЖКО — и тогда полбиблиотеки стояло дома у заведущей в мешках. Теперь вот храм книги уже четыре года располагается в школе в бывшем кабинете химии: в бывшей лаборантской библиотекарь принимает посетителей, в бывшей классной комнате — стеллажи с книгами. Кстати, удобств никаких — под раковиной для сточной воды стоит ведро, оно же — туалет. Но Светлана Владимировна довольна обустроенной ею библиотекой. Показывает обнову: кто-то отдал старую стенку, перевозка которой встала дороже её стоимости, но зато в ней разместили новые книжки и всякую домашнюю красоту, для уюта.

— Это мой первый не домашний дом, — любуется библиотекой хозяйка, — я здесь больше времени нахожусь, чем дома, домой только спать хожу. Зимой особенно — свет в окошке у меня горит до десяти вечера, и люди видят: ну опять Дудина сидит допоздна. Сейчас компьютер осваиваю — с горем пополам, но осваиваю.

Светлана Леонидовна поздними вечерами раскопала в документальном архиве информацию, что библиотека в селе была организована в 1919 году, тогда она располагала 546 книгами. Сейчас библиотечное богатство насчитывает 8630 книг. Но литературы, сетует заведующая, поступает мало, вот за прошлый год выделили всего 29 книг. Особенная напряжёнка с научными изданиями. И всё равно С.Л. Дудина выполняет план по посещаемости (такой существует с советских времён).

— Ходят в библиотеку, в основном, люди в возрасте и пенсионеры. Детей у нас в селе вообще мало — тридцать с небольшим школьников, работаем с детским садом. Но что хорошо — у нас много внуков, которые живут в городе. А бабушки у нас активные, и как внуки приезжают к ним на выходные, то вместе с детьми они идут в библиотеку. Больше 35 детей у нас приезжих, и по детской посещаемости мы перевыполняем план!

Оказалось, самый посещаемый день в Писанской библиотеке — вторник, потому что это приёмный день у специалистов ТОМСа, которые выезжают из Соснового Бора в Писанец и базируются в помещении ЖКО, располагающегося рядом со школой.

— И если бабули идут в ЖКО, то обязательно поднимаются сюда. Читают бабушки про любовь, и ещё как! Я интересы всех знаю, они приходят и просто спрашивают: Света, что дашь?

Через три года Писанской библиотеке исполнится сто лет. К этому времени Светлана Леонидовна задумала подготовить две книги, ради этого даже на курсах по родоведению побывала:

— О селе Писанец и об истории культуры нашей. И моя дипломная работа, которую я писала по истории нашего села, пригодится. Тем более помощников много!

В библиотеке Светлана Леонидовна шесть лет назад организовала клуб для женщин «Берегиня». У клуба здесь и стилизованный офис есть — на самом деле это маленькая и холодная, без отопления, комнатка, в которой женщины собрали предметы русского быта и оформили всё в старинном интерьере. Но старая швейная машинка вполне рабочая.

На заседания клуба собирается когда восемь участниц, когда двенадцать, а когда и шестнадцать придёт. Спрашиваю: что берегут эти женщины?

— Да всё берегут, — отвечает Светлана Леонидовна, — традиции наши берегут. Мы здесь и лоскутным шитьём занимаемся. Сейчас вот хочу приобщить женщин к поиску материала для книги о селе. Проводим здесь дни рождения наших бабушек, Новый год, 8 Марта, Пасху. Соберёмся, попоём, когда без музыки поём, когда не поём.

Частушечница

Песня — здесь тема особенная, трогательная. Песенниц в этом творческом сообществе немало. И в этом нет ничего удивительного: в Писанце не один десяток лет существовал хор, который выступал не только на городском, но и на областном уровне. Но вот уже год как его нет. А голоса есть, и петь им хочется по-прежнему.

Вот Елизавета Ильинична Аникина — старейшина и «Берегини», и хора, член совета ветеранов с самого его начала. Ей 87 лет. Как она сама рассказывает, в клуб ходит давно, как на пенсию вышла. А с песней — всю жизнь.

— Вот почему-то я и когда работала, всё с песней жила. Песен у меня не один песенник. Частушки люблю петь. Я их переделываю к празднику, сочиняю. Сейчас уж вроде бы и не надо ходить, шибко старая, надо уж на горку, а я всё в клуб иду, — смеётся баба Лиза.

А голос у неё звонкий, сильный — говорю ей об этом.

— Сейчас уж не то, — отвечает. — А вот раньше-то… В детстве взрослым подпевала всё. Училась в школе мало — война была, четыре года только и училась, работать надо было. Мама не очень пела, а папа любил песни — когда особенно выпьет, поёт. Грамотный был, бухгалтером работал, всю войну прошёл. Через три года после войны умер. Вот так…

Елизавета Ильинична говорит о потомках, о своей семейной династии. У неё тринадцать правнуков и уже один праправнук есть.

— Есть и музыкальные! — не без гордости отмечает Елизавета Ильинична. — Внук Максимка маленький был да правнучка Вика приезжала, она в Свердловске училась в цирковом училище, так мы с ними пели по вечерам. Сейчас выросли — не поём.

Елизавета Ильинична сейчас поёт мало — говорит, без гармошки не может.

— Мы её просим: баба Лиза, давай споём, — делятся наболевшим женщины, — а она отвечает: нет, только под гармошку. С прошлого года со Дня матери не поем нигде. Развалился хор. Нашего баяниста забрали в Покровское. Но ведь можно найти баяниста — было объявление в газете: ищу работу баяниста. Но это никому, кроме нас, не надо.

Душа такая — поющая

Надежда Александровна Фотеева в хоре солировала часто. Вспоминает, как ещё при баянисте Викторе Александровиче Косинцеве, который восемнадцать лет работал в самодеятельности, проходили репетиции.

— Учит-учит нас, чтоб мы в тональность пели. Потом не выдержит — убежит. В следующий раз придёт, как ни в чем не бывало. А мы поём, стараемся, чтоб не рассердить.

Кстати, это он сочинил две песни про родное село, взрослую и детскую. Взрослую теперь не поют, потому что хора нет, а детская звучит на сельских праздниках, в школе. Между прочим, Виктор Александрович баян освоил самостоятельно, без учителей.

Вот и Надежде Александровне петь, видно, на роду было написано: сколько себя помнит, всё время в самодеятельности, в хоре, с начальной школы.

— Если класс где-то участвует, то я всегда заводила. Помню, как в клубе постановку к 23 февраля готовили: маршировали под песню, родители нам металлоискатели делали. Тогда был деревянный клуб на месте детского сада. Потом построили большой клуб: в 1972 году 7 марта открытие было. Я училась в 8 классе. А родители меня дома закрыли: учёба хромает — в клуб-то бегаю! Пришлось срочно подтягивать оценки.

Сама Надежда Александровна музыкальное образование не получала, работала на птицефабрике, была «лучшим голосом агрофирмы „Артёмовский“». А умение петь у неё от природы. И её трое детей и семеро внуков — все занимались или занимаются в самодеятельности.

— Сейчас внучка в первый класс ходит, и у неё есть желание заниматься. Готовились к конкурсу, песню разучили, костюм сшили — хотели 22 февраля в «Родину» на «Уральский аккорд» ехать, но генеральную репетицию не прошла, расплакалась, не поехали. А мама её, моя дочь Анна Фотеева, ездила и получила диплом 3 степени.

Анна раньше работала в Писанском ДК, но уволилась — не сработалась с нынешним начальством. Да только от своей творческой натуры не уволишься. Вот и поют Фотеевы — в поколениях.

А клуб — ностальгия и боль Надежды Александровны.

— У нас имеется бывшее здание магазина через дорогу от библиотеки. Сейчас там склад нашего клуба. Лично моя просьба вот в чём. Это было здание агрофирмы «Артемовский», сейчас агрофирмы нет. Если владелец по-прежнему Сергей Константинович Эйриян, то он ведь наш, сосновоборский, с моим папой работал. Может, он нам разрешил бы использовать это здание: места там достаточно — туалет можно сделать, пожарный выход есть, для кабинетов и для зала хватит места. Мы хотим разместить там Дом культуры. Всем миром бы пошли помогать! Я бы от своей семьи вклад сделала. Когда клуб сгорел, попустились тем зданием, там всё растащили, и теперь нет у нас клуба.

Номинально клуб существует, но не как самостоятельное здание, а часть школы — он и располагается в школьном актовом зале. Фактически клуб — это одно помещение зала, есть ещё комнатка вроде бывшей гримёрной, где размещается административный кабинет. Туалета нет, пожарного выхода тоже. Репетируют в этом единственном клубном помещении по очереди.

А ведь для реконструкции и повод есть подходящий.

— В следующем году нашему сгоревшему клубу было бы 45 лет. Вот бы всех собрать, ведь столько людей работало, ходило в самодеятельность! И до сих пор петь хочется!

Говорит Надежда Александровна о песне, а в глазах слёзы. И веришь ей: много это для неё — песня, не работа и не досуг, душа это её такая, поющая.

В Москву хочу!

Вера Владимировна Блинова тоже завсегдатай местного творческого сообщества. Она пишет стихи. По образованию — организатор клубных работ, в клубной системе проработала 23 года, в Писанском — одиннадцать лет.

— Нина Григорьевна Косинцева была у меня директором в клубе. Я вела гимнастику и драматический кружок, проводила вечера. В Трифонку мы с концертами ездили. — Вера Владимировна показывает стенд в библиотеке, на котором представлены фотографии периода её работы. — Вот концертная программа в Трифоново, вот Новый год, а это наш коллектив на Дне культработника — при Надежде Николаевне Костылевой нас приглашали на праздники, и старых, и молодых культработников, сейчас это не делается, а тогда было.

Рядом с фотографиями самодельная книжка со стихами — с компьютерным набором и внесёнными вручную исправлениями. Здесь же на полочках — дипломы и грамоты за участие в литературных конкурсах районного и областного уровня, причём есть дипломы сына Веры Блиновой, который участвовал в конкурсах со стихами своей мамы о Великой Отечественной войне и занимал призовые места. И вдруг среди «местных» наград — московская:

— Это в 2013-м. Я тогда просто в интернете увидела информацию про московский конкурс «Поэт года–2013», отправила заявку, получила приглашение в Центральный дом литераторов. За стихи вручили диплом и сборник стихов, в котором и моё стихотворение напечатано.

Недавно Вера Владимировна на пенсию вышла, месяц как. Самое время строить планы. А их у неё громадьё.

— Снова в Москву хочу! Хочу книгу выпустить, большую, толстую.

И глядя на неё, думаешь: выпустит! Её троим детям и четверым внукам будет очередной повод для гордости за маму и бабушку.

А пока стихи Веры Блиновой можно почитать на её странице в Интернете на stihi.ru. Заходите!

Сказка сказывается

Ещё одна поэтесса и старейший деятель писанской культуры — Александра Васильевна Кривых. С 1990 года она в совете ветеранов, но в 2009-м по состоянию здоровья была вынуждена оставить общественную деятельность. Но не творческую! Александра Васильевна пишет стихи и сказки в стихах. Случалось, и наказ депутатам в стихотворной форме сочиняла.

— Три года со стихами занимала первое место по району, — рассказывает про коллегу бывший руководитель клуба Нина Григорьевна Косинцева. — Дипломы у неё за сказки в районном и областном конкурсах. Музей в школе обосновала, за два года вышли на уровень района. Планы работы мы всегда вместе составляли. Год или два, уже будучи на пенсии, Александра Васильевна работала у меня сторожем, но ночами писала сценарии. Как-то написала сценарий к празднику Веры, Надежды, Любви — и мы поставили, так было трогательно.

— Не могу сидеть дома, — признаётся сама поэтесса-сказочница. — Мне сейчас 76-й год, а я всё куда-то иду, надо что-то знать.

Вот и для праздничного заседания «Берегини» Александра Васильевна сочинила стихотворение, посвящённое женщинам. А прочитала его её дочь Рита Геннадьевна Гашкова, методист по досуговой деятельности Писанского ДК. Такая вот преемственность.

К слову сказать, в Писанце действует не один клуб по интересам. Этим как раз и занимается Рита Геннадьевна — она работает с населением.

— Три раза в неделю у нас работает клуб караоке «Радуга» для детей и взрослых, два раза в неделю — театральный клуб «Этюд», где занимаются женщины, и два раза в неделю — клуб для пожилых людей «Селяночка», куда ходит и половина «Берегини».

Рита Геннадьевна рассказала, что с помощью «Радуги» пробовали заменить баяниста караоке. Но ничего не получилось — привыкли женщины петь под баян, да и чем заменишь живую музыку!

Сейчас, после праздника, клуб «Этюд» собирается с дружеским визитом в Красногвардейский психоинтернат — показать сценку «Карапузы», которую готовили к Дню матери.

У Риты Геннадьевны трое детей, но она и вечерами, и в выходной в клубе — односельчане ведь только после работы могут в клуб прийти.

— Хороший организатор, — хвалят её женщины, — и к людям подход имеет…

За накрытым к чаю столом ещё долго шла дружеская беседа. Делились планами, читали стихи, подпевали своему же хору в видеозаписи. И дарили подарки — всё же 8 Марта! Светлана Леонидовна вырастила для женщин герани семи цветов, посадив их ещё полгода назад, и каждой достался горшочек ещё не цветущего саженца (а у кого каким цветом зацветёт подарок — красивая интрига). Рита Геннадьевна подарила дамам крошечные флакончики духов — как раз в сумочку. Вера Владимировна и Александра Васильевна в честь своих односельчанок написали стихи. А какие оригинальные мини-пирожки с капустой напекла Надежда Александровна! А за клубничным вареньем ещё одной участницы клуба Валентины Александровны Грошевой — ложка сама снова тянется! Нина Григорьевна за разговорами не забывала горячего чаю подливать, чтобы все были согреты вниманием и заботой.

Они здесь все такие — берегини. Берегут не только культурные традиции, но главное — людей.

Любовь Шмурыгина