Архив
5 апреля 2017 в 0:00

Реалии Октября Восстание для многих стало неожиданностью

Накануне

Летом-осенью 1917 года ситуация в России не улучшалась, на фронте армия терпела поражения, под влиянием большевиков увеличивалось количество дезертиров, хлеба в городах не хватало, земельный вопрос на уровне государства решен не был, крестьяне сами решали его на местах, забирая помещичьи владения. Народ был недоволен работой Временного правительства.

Вслед за июльским мятежом, за организацию которого большевики попали в опалу, а народные и солдатские массы были разоружены правительственными войсками, грянул Корниловский мятеж, во время которого народ опять вооружился. Кризис в стране все сильнее нарастал.

16 октября в Петроградском совете создают Военно-революционный комитет. Первоначально цель его создания была обозначена, как организация рабочих столицы для борьбы с немецкими частями, подходящими к столице. Но большевики сразу же увидели в этом возможность легализации Красной гвардии. В этот же день ЦК подтвердил свое решение о вооруженном восстании.

18 октября под влиянием Троцкого полки петроградского гарнизона отказались подчиняться Временному правительству.

Оппоненты большевиков знали о том, что в городе скоро начнется восстание, даже «назначали» его различные даты, то на 17 октября, то на 20-е. Но они думали о том, что все события пройдут примерно так же, как и в июле, — массовые демонстрации с лозунгами, которые, впрочем, будет легко разогнать, а большевиков загнать обратно в подполье. Потому восстание в ночь с 24 на 25 октября для многих стало неожиданностью.

Вкус власти

Гарнизон столицы вообще не принял участия в перевороте, все делалось отрядами Красной гвардии и балтийскими матросами, которые свою тактику разработали еще во время июльских выступлений. Спокойно, практически без единого выстрела большевики свели мосты, разоружили караулы, взяли под свой контроль важнейшие учреждения города: вокзалы, телеграфы, почту.

Правительство во главе с Керенским не понимало, что происходит в городе, все сведения о действиях ревкома до них доходили через «вторые руки», через какое-то время в Зимнем перестал работать телефон и был отключен свет.

К утру 25 октября в руках Временного правительства оказался лишь Зимний дворец, окруженный отрядами Красной гвардии.

В 10 часов утра Военно-революционный комитет выпустил воззвание «К гражданам России!», в котором сообщалось, что государственная власть перешла в руки Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов и в скором времени решатся вопросы мира и земли и рабочего контроля над производством.

Это была ещё не полная победа большевиков, в Петросовет входили представители и других партий. Но вкус единоличной власти был настолько сладок, что коммунисты уже были готовы на все.

Власть Советам!

В 9 часов вечера холостой выстрел из Петропавловской крепости подал знак о начале штурма Зимнего дворца.

В 22.40 в Смольном начал работу Второй Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов, на котором большевики и левые эсеры получили большинство голосов. Правые социалисты, противники переворота, в знак протеста покинули съезд, но кворума не нарушили. На первом же заседании был провозглашен переход власти в центре и на местах к Советам.

На втором заседании съезда Советов вечером 26 октября были приняты: Декрет о мире, в котором предлагалось всем противоборствующим сторонам начать переговоры о мире без аннексий и контрибуций; Декрет об отмене смертной казни; Декрет о земле, согласно которому земля, леса, угодья, воды и недра национализировались.

На этом съезде был избран высший орган Советской власти – Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет (ВЦИК), причем в него должны были войти представители крестьян, солдат и других групп, которые днем раньше покинули съезд. Так же было сформировано правительство – Совет Народных Комиссаров (СНК), во главе которого встал В.И. Ленин.

Штурм Зимнего

Вечером 25 октября многие защитники Зимнего ушли с позиций: казаки, часть юнкеров, артиллерия, даже броневики Временного правительства (из-за отсутствия бензина). Оборонять дворец остались 137 ударниц женского батальона смерти, 2-3 роты юнкеров и 40 инвалидов-Георгиевских кавалеров.

Несмотря на такое незначительное количество оборонявшихся, отряды Красной гвардии сходу штурм не начали, а дождались балтийских матросов.

В 21 час штурм начался с ружейного и пулеметного обстрела при участии броневиков, защитники Зимнего отвечали тем же. В 21.40 холостой выстрел производит крейсер «Аврора» (по версии советских историков, она стреляла первой, а не артиллерия Петропавловской крепости). Бой закончился через час. Результатов первый штурм не принес, он был отбит. Но ударницы женского батальона сдались из-за неудачной вылазки для «освобождения генерала Алексеева».

В 23 часа большевики начали обстрел Зимнего боевыми снарядами из Петропавловской крепости, из 35 снарядов только два слегка задели здание. Артиллеристы намеренно стреляли выше дворца. «Аврора» же из-за своего положения не могла стрелять по Зимнему физически и потому опять «бахнула» холостым.

Интересно, что оборона дворца осуществлялась только с фасада, а задние двери вообще просто забыли закрыть. Именно туда и хлынули рабочие, матросы, любители поживиться и простые ротозеи. Юнкера кое-где ещё оказывали сопротивление, но быстро были «задавлены» толпой.

В 2 часа ночи 26 октября министры Временного правительства были арестованы. Министры не выглядели растерянными, они просто подчинились силе, даже не попытавшись скрыться.

Зимний дворец грабили несколько дней, началось все еще во время его штурма. После этого граждане беспрепятственно ходили по комнатам дворца и брали всё, что им хотелось: столовое серебро, часы, зеркала, постельное белье и прочее… Новые власти хоть и противились грабежу, но ничего поделать не могли.

Винный погреб дворца (стоимость которого была в несколько миллионов золотых рублей) грабители долго не могли взять, но все же погром случился. Об этом вспоминал Троцкий: «Вино стекало по каналам в Неву, пропитывая снег, пропойцы лакали прямо из канав».

Самые известные кадры штурма Зимнего дворца постановочные, в 1927 году Сергей Эйзенштейн снял фильм «Октябрь», практически ничего общего с реальным штурмом они не имеют.

Константин Бороздин