Истории
13 апреля 2019 в 8:01

Отдать чужое не позволила… совесть? Работник московского банка унаследовал деньги артёмовского кооператива

В конце прошлого месяца Артёмовский городской суд отказал членам потребительского кооператива по газификации «Станционный» в возврате неосновательного обогащения. В итоге артёмовцы «подарили» москвичу без малого 200 тысяч рублей.

Деньги кооперативом собирались для газификации 160 домов в городе. Вообще подвести голубое топливо к частникам — дело затратное, да и договориться соседям сложно: для кого-то сумма неподъёмная, у кого-то желания нет. Совместными усилиями активистов созданного кооператива удалось объединить соседей и собрать необходимую сумму. Деньги хранились на банковских счетах избранных «бухгалтеров», всю работу кассиры выполняли на добровольных началах без оформления трудовых отношений. Благодаря этому удалось значительно снизить взносы вкладчиков.

С самого начала дела указанного кооператива не заладились, газоснабжение затянулось на годы. Активистами кооператива оказались в основном пенсионеры, они и выполняли всю неблагодарную работу — уговаривали соседей, собирали подписи и деньги, вели учёт денег, оформляли документы, обивали пороги госучреждений, чтобы добиться газификации именно своего участка. После того как газ всё-таки подвели к домам, на счёте у бухгалтера ещё остались деньги (более 380 тысяч рублей), которые планировалось раздать членам кооператива. Но произошла трагедия — бухгалтер скончалась, а средства вкладчиков, которые были на её личном счёте, перешли по наследству двум её сыновьям. Один из них — артёмовец, узнав о том, что унаследовал деньги кооператива, вернул их законным владельцам, а второй — москвич — отказался добровольно возвращать чужие деньги. Членам потребительского кооператива пришлось обращаться в суд.

Разбирательства длились почти шесть месяцев. Однако заставить наследника вернуть «кровные рубли» членам кооператива суд не смог — нет доказательств того, что недостающая сумма была передана умершей именно «Станционным». Дело в том, что с целью экономии кооператив не открыл собственного счёта, иначе вкладчикам пришлось бы платить за его обслуживание, платить заработную плату бухгалтеру вместе с налогами, тратиться на другие услуги. В итоге общая сумма расходов на газификацию значительно бы возросла.

На совесть гражданина, обогатившегося за счёт артёмовцев, рассчитывать тоже не пришлось. Московский работник банка упорно доказывал, что деньги принадлежат его покойной матери. Якобы счета сформировались от принятого ею наследства, собственных доходов и переведённых им же денег в счёт затрат на похороны бабушки. Ответчик компенсировал матери 350 000 рублей, а в доказательство представил суду справку о своих доходах, подтверждающую, что он может позволить себе такие накопления.

По словам участников судебного процесса, слёзы пенсионеров ответчика нисколько не тронули. Теперь некоторые вкладчики требуют от председателя кооператива, который, кстати, эти деньги даже в руках не держал, вернуть оставшиеся рубли, напоминая ему об ответственности и указывая на Устав. Общая сумма недосдачи 198 017 рублей — примерно по 1200 рублей на человека. Методы у этих «взыскателей», как рассказали очевидцы разборок, не совсем гуманные, особенно если учесть, что председателю идёт девятый десяток — в его адрес сыплются угрозы и оскорбления. И это после всей его работы во благо кооператива. Вот интересно, где были данные товарищи, когда решалась судьба их денег, и не они ли соглашались с тем, что проводить газификацию так — без собственного счёта — будет дешевле? И что бы они сейчас делили, каких денег бы наэкономили, если бы тогда, раньше, действовали «по уму», как требуют сейчас, после того как всё уже сделано?

На сегодняшний день потребительский кооператив по газификации «Станционный» находится в стадии ликвидации. Его закрытие приостановлено до уточнения всех необходимых нюансов. Точку в этом деле не ставили, пока была надежда вернуть деньги артёмовцев, но — увы! — спор закончился не в пользу вкладчиков. Мотивированное решение суда в окончательной форме составлено 26 марта, теперь стороны вправе оспорить решение до конца апреля.

Светлана Андреева