В пояс кланяясь бабушкам

Родным нашим, хлебнувшим войны по самое горло, посвящается
Знаете, о ком мы подумали в преддверии очередного юбилея Победы? О наших бабушках. Тех самых — родных, любимых, рядом с которыми нам всегда было тепло, сытно и безопасно. Они всегда интересовались тем, как живём мы. Мы интересовались ими куда реже. Хотя рассказать им было что. За их плечами была война — и Победа, которую они на этих плечах вынесли. Конечно, мы привыкли говорить о победителях, подразумевая бойцов, сражавшихся на фронтах Великой Отечественной, — павших, вернувшихся. И это правильно. Только и наши бабушки — победители. И у них был свой фронт, и они День Победы приближали, как могли. Как не могли — тоже. Они держались в эти страшные военные годы, насколько хватало сил. Наши родные, любимые, наши несгибаемые бабушки.

Плакать порой не было сил

О войне я знаю не только из книг. И, пожалуй, то, что мне рассказывали мои родные о себе, о том, как они выживали в военные годы, представляется ярче, страшнее. Я словно переживаю это сама.

Быть может, из-за того, что всё это происходило с человеком, которого я могла обнять, которому могла смотреть в глаза близко-близко, чувствуя, как дышит, как хмурится, вспоминая. Быть может, оттого, что всё рассказанное происходило здесь, в селе Покровском, на тех самых улочках, где я бегала, приезжая к бабушке, Валентине Ивановне Гладких, и прабабушке, Анне Васильевне Сосновских (в девичестве Писчиковой) в гости. Их рассказы, которые ещё нужно было уметь выспросить, велись между делом, вроде обыденным голосом, но заставляли застывать, перехватывали дыхание. Я не могла понять: как они справились, выжили, не озлобились?

Справа налево: тётя Тамара, прабабушка Анна и бабушка Валя. 1957 год

— Я запомнила, как война пришла в наше село, — вспоминала моя бабушка, Валентина Ивановна. — Было массовое гулянье в конце села, за Соснятами, в сторону Режа. Киоски такие деревянные стояли, ряды торговые были. Песни поют, танцуют, веселятся… Вдруг верховой на лошади скачет и кричит: «Война! Война!». Все встали столбняком. А потом расходиться сразу начали притихшие, хмурые — ничего не понимали ещё.

Народ успокаивали, мол, война будет скорой. И потому, когда отцу бабы Вали, Ивану Алексеевичу Сосновских, пришла повестка на фронт, не думали о плохом.

У моего прадедушки Ивана Алексеевича и прабабушки Анны Васильевны на тот момент уже было четверо детей: старшая Тамара, Валя (бабушке моей в 41-м было девять лет), семилетний Анатолий да маленькая Галинка.

— Повестка пришла Ивану, почти сразу и забрали, — вспоминала прабабушка Анна. — Пошли провожать. Все четверо детей за меня цепляются. Плакали тогда мало, ведь всем сказали, что вернутся наши скоро. А я держу Галинку на руках, и тут она: «А вона-то наш папка! А вона-то наш папка….» Раскачивается на руках и всё повторяет, повторяет. Я тогда почувствовала, что не увижу его больше. Губы закусила, слёзы стою глотаю, чтоб не разреветься в голос. А потом и сил, порой, не было плакать.

Сначала были письма от прадеда Ивана. Их какое-то время бережно хранили в семье. Но позже стал он писать, порой, страшные вещи и письма все уничтожили.

— Писал, что привозят иногда молодых ребятишек, вот едва восемнадцать исполнилось, — рассказывала мне уже взрослой баба Валя. — Они боятся. Цепляются за него: «Папка, папка!». Ему-то уже за 30 было. А им нальют фронтовых да в бой гонят, а их и ноги не держат, так под пулями и ложатся.

А ещё писал что-то уж совсем страшное: дали водки всем мальцам, они позасыпали в ночь перед боем, часовые тоже, что ли, уснули, так всех там немцы перестреляли…

Прадед Иван погиб в 1942-м на Курской дуге у села Бочарова. Сначала пришло извещение, что пропал без вести. Потому и никаких льгот детям и вдове не полагалось. Уже в 42-м Тамара, Валентина и Анатолий пошли работать. Тамаре было почти семнадцать, потому её определили вместе с матерью, Анной Васильевной, валить лес и делать шпалы. Валентину отправили работать на почту, на станцию Егоршино. Анатолий работал прицепщиком, помогал трактористам.

— У нас часов в семье не было, поэтому я вставала по петухам, а время смотреть бегала на соседскую улицу, — вспоминала баба Валя. — Там в одном доме на стене часы висели, их в окно можно было видеть. Я на литере старалась на работу добираться, тогда-то ещё автобусов не было. Литер — поезд такой, рабочих возил. Вот бегу как-то, в окно заглядываю да обмираю: не успела на литер! С Соснят в Покровском да до станции бежать пришлось.

12 лет тогда мне ещё не было. Опоздала. Валялась в ногах потом у старшего, но нет, всё равно судили. По законам военного времени. Но в лагерь не сослали, за меня слово замолвили, а может, что-то человеческое осталось. Только из зарплаты удерживали.

Помню, как и прабабушка Анна и бабушка Валя рассказывали об одном и том же событии. Рассказывали, что вот тогда плакали все навзрыд и вместе, всей семьей. Гибель отца и мужа отразилась на каждом слезами, которые жгли глаза, но выплескивались наедине. Слезы те были горькие, злые, но из боязни причинить ими боль близким выливались в одиночестве. А тут…

— Все на работе были. Галинка маленькая ещё и беспутая была. Дом закрыла и убежала. Я сейчас уже не помню, может, по делу, а может, так, бегать, — вспоминала бабушка Валя. — А мы бежим все с работы домой, в одно время как-то получалось. Есть хотим, аж жжёт в животе, а там косяки вывернуты, все карточки, все пайки вынесли — всё, что было.

— Сели все на порог и в голос ревели. Что ж ещё оставалось? — говорила прабабушка Анна. — Я сижу, думаю: косяки-то зачем выворачивали? Можно ж было давнуть, и так всё вылетело бы, а мне теперь ещё как-то косяки вправлять…

Что ели в военное время? Все вспоминают лепешки из лебеды, картошку, которую по зиме на полях мороженой собирали, тёрли и оладьи делали. Мороженая картошка сладковатая, с привкусом гнили, но ели. Картошку, что выращивали у себя, съедали почти подчистую, а ту, что на семена должна была пойти, — обрезали так, чтоб потом скарлуши (очистки) с глазкАми посадить можно было. Все ждали весну, потому что там можно было и суп с крапивы варить, да и другая зелень лезла — всё в дело шло. Бабушка рассказывала, а порой показывала и пыталась научить меня отличать ту или иную травку. Вдруг, не дай бог, пригодится. Пестики (молодые побеги сосны) мне тогда понравились — кисленькие. Побеги рогоза (те, что белые, как очистишь, ближе к корню) — не понравились. Пробовала и кислицу (травка такая) — невкусная, а бабушка ела и улыбалась. А еще какие-то куличики (корешки, кажется) и черт-те что ещё! Как это можно было есть? У меня тогда в голове не укладывалось. А бабушка так ловко в траве выискивала то, что можно было пожевать. Мы, помню, собирали ягоды, так я и ягоды-то топтала — не видела их под носом, а она успевала травы надергать и рассказать про нее да пояснить, что её не только так, сырой, можно есть.

— Бабушка, а как вы отдыхали тогда, в войну? — как-то спросила я.

Она посмотрела на меня, пожала плечами, и припомнила:

— В лес ходили, еду собирали, я подснежники нашла. Поставила дома на стол. Красиво. Сижу, смотрю. Долго сидела. Вот так и отдохнула.

Поняла я, что некогда было развлекаться бабушке. А прабабушке и тем более, но баба Аня рассказывала, что позволяла себе остановиться каждый раз, как утки через гряды шли к реке вперевалочку.

— Гузкой так: вправо-влево… Смотрю, налюбоваться не могу. Это ж та немногая скотина, что мы держать могли. Они всё с весны до осени ряской в реке и питались. Нам только зиму их передержать надо было. Но это уже было ближе к Победе, а так не было у нас скотины, не на что было завести, самим бы как прокормиться…

Я всё еще, как бываю в Покровском и смотрю на реку с того места, где мы с прабабушкой разговаривали в последний раз, вижу, словно вот тут те самые грядки, а вот и утки вправо-влево гузкой… и вкус сосновых пестиков во рту да горечь лебеды. Я помню вас: баба Аня, баба Валя, дед Иван, дядя Толя, тётя Тамара… я помню о вас. Я знаю о войне не только по книгам и фильмам.

Наталья Шарова

Тыловая жизнь приучила к любой работе

Моя бабушка по линии отца, Бороздина Фёкла Александровна, во время войны была домохозяйкой. С первым ребёнком она ждала мужа с Советско-Финской войны, с Великой Отечественной ждала уже с двумя.

По воспоминаниям родственников, жили они плохо, пособий и выплат за военнослужащего, пускай и офицера, не хватало. Ещё и сильный неурожай 1941 года подкосил. Картошка сгнила прямо в огороде. Дров запасти не удалось, распилила хозяйственные постройки. Легче стало уже после 1942 года. Семьям красноармейцев и командиров стали помогать хотя бы в заготовке дров. Да и кое-какие пайки стали выдавать.

Фёкла Александровна Бороздина

Тыловая жизнь приучила бабушку к работе, к любой. Когда её шестой ребёнок подрос, она пошла работать в больницу, простой прачкой. Но и хозяйство не оставила, был и огород, и корова. Хотя был прекрасный шанс переехать жить в Свердловск (дед после перевода танко-ремонтного завода из Австрии перевёз семью в столицу Урала), но всё же после демобилизации мужа в 1948 году вся семья вернулась в Красногвардейский.

Уймина Галина Моисеевна, моя бабушка по линии матери, во время войны была еще подростком, жила в селе Горки Ирбитского района. Отец ушёл на фронт, потом вернулся из-за порока сердца, потом снова ушел… и в 43-м погиб. Семье пришлось нелегко, каким-то образом была утеряна похоронка, и пособие они не получали.

Бабушке удалось окончить лишь 2 класса в школе, 3-й училась только зимой. Работа в селе была, хоть колхозный паёк, но можно было заработать. И бабушка пасла телят, делала другую колхозную работу. А её будущий муж в 13 лет уже работал трактористом, на тех же полях.

Галина Моисеевна Уймина с родными

К труду бабушка была привычна с детства, переехав в Красногвардейский в 1959 году, она работала в Химлесхозе на сборе живицы, потом в торговле и, наконец, долгое время проработала в Красногвардейской больнице дезинфектором.

Огородничество не отпускало её, даже когда ей перевалило за 80. Несколько грядок, огурцы и помидоры всегда были частью её жизни.

Константин Бороздин

Я не спрашивала её о войне

Я в детстве отлично играла в карты. В простого дурака, подкидного, в шестьдесят шесть резалась так — только карты от стола отскакивали. Ходила по вечерам с бабушкой к соседке, живущей напротив, и порой заменяла какую-нибудь заболевшую спарринг-партнёршу, была очень юным четвёртым запасным игроком.

Мама моего увлечения не одобряла и однажды купила мне шахматы. Сама она играла хорошо, однако возиться со мной ей, конечно, было некогда. А потому я научила передвигать шахматные фигуры бабушку. Сегодня я удивляюсь тому, как легко она, имевшая за плечами два класса церковно-приходской школы, освоила азы этой, прямо скажем, интеллектуальной игры.

Только мама зря думала, что шахматы — это не так азартно…

* * *

Это были настоящие вечерние битвы! Со своими чёрно-белыми страстями, с подозрениями — со стороны бабушки, конечно («Где моя пешка? Когда ты её срубить успела?»), с обидами («Мухлюешь — потому и выиграла!»).

Мы обижались друг на друга по шахматному поводу до такой степени, что иногда фигуры сметались с доски, и маме приходилось нас мирить…

Но, когда меня хотели наказать за какие-то косяки, бабушка вставала на мою защиту.

Бабушка в каком-то смысле была такой же моей подружкой, как те, с которыми мы днём носились по улице, играя в казаки-разбойники. С ней мы вместе смотрели хоккей, после чего она, разумеется, пила валерьянку. В очередь читали роман-газеты. Я умею нормально шить, вязать и вышивать — хорошо помню, как впервые взяла в руки спицы и соорудила такое тугое полотно, что моя наставница едва потом вытащила спицы из петель.

Да много чего было — наверное, я могла бы книгу написать о том, как жила, когда в моей жизни была бабушка.

И ещё одну — о том, как бабушка жила, когда меня ещё не было. Хотя, конечно, эту книгу пришлось бы делить на две части — её жизнь, как у всех её приблизительных ровесников, чётко разделилась на до- и послевоенный период.

* * *

Ульяна Михайловна Кожевина родилась в благополучной по тем временам семье, её отец владел синильной мастерской, жило большое семейство (у бабушки было три сестры и два брата) в большом доме. Не бедствовало.

Что случилось с её родителями после революции, не знаю, но к Гражданской войне, ворвавшейся на ирбитскую землю, их, похоже, уже не было.

Ульяна Михайловна Кожевина

Когда Гражданская закончилась не только на Урале, но и по всей стране, Ульяна вышла замуж — за друга своего брата. Её брат Николай Замятин и Григорий Кожевин вместе воевали в Красной армии. Были кавалеристами.

Дальше началась непростая, но вполне счастливая семейная жизнь. Григорий Афанасьевич оказался работящим, очень любил детей. Правда, покладистым не был, всё время искал правду и справедливость, потому менял работу, и семья переезжала с одного места на другое — Ирбит, Туринск и, наконец, Егоршино.

Ульяна Михайловна родила десятерых детей, однако судьба оставила в живых только пять. Почему-то не приживались мальчики, лишь дядя Вася выжил и был самым любимым ребёнком, радовал мать, пока не ушёл на войну.

Ульяна Михайловна Кожевина с любимым Васей

Странно называть его дядей — когда Василия Кожевина смертельно ранило в одном из сражений за чешский город Брно, он был на несколько лет моложе моей дочери.

* * *

Я была ребёнком, воспринимала бабушку, как данность. Мне было 15, когда она умерла, — вдруг, внезапно, выделив всего неделю на свой уход. Помню, как на её похороны с разных концов страны — из Москвы, Минска, из украинского города Нововолынска — приехали мамины сёстры, её дочери. Помню, как рыдала самая младшая, любимая, добиравшаяся с Украины и опоздавшая на похороны на пару часов.

В послевоенные годы, когда из родного гнезда разлетелись остальные девчонки, именно она, моя тётя Люся, скрашивала бабушке жизнь. Именно она назвала сына именем старшего брата, не вернувшегося с войны, которого бабушка так любила.

* * *

Мне кажется, я ни разу не спросила бабушку о войне. Нет, я, конечно, с раннего детства знала о том, где воевали и откуда не вернулись мои дед и дядя, — их портреты висели всегда и теперь висят в нашей квартире. Но вот как жилось в страшные военные годы Ульяне Михайловне Кожевиной, с четырьмя-то девчонками — мал-мала-меньше, я узнала только от мамы, годы спустя после смерти бабушки.

Её муж был мобилизован в 1942 году. Сын — в 1944-м.

До войны бабушка работала продавцом, но, когда её мужчины ушли на фронт, перешла на другую работу — боялась, что её обманут, что сама просчитается где-то, и по законам военного времени её отправят по известному адресу. И что тогда будет с дочками, неизвестно.

Ульяна Михайловна устроилась на хлебозавод экспедитором — наверное, это спасло жизнь всем членам её семьи. Многодетную мать жалели, давали хлеб «на горячее», не знаю, что это за система, но это были дополнительные одна-две буханки, которые она могла унести домой. Если учесть, что всю войну у семьи были ещё корова и огород, то станут понятны слагаемые выживания.

Конечно, растущие девчонки всё равно всегда хотели есть, ходили в лес — и не только по ягоды-грибы. Помню, как мама на одной из лесных прогулок показывала мне разные растения и объясняла, что у них съедобно: тут вершки, тут корешки, а тут пестики.

Всякой травы накушались сестрёнки в военные годы. Одна из них в шестилетнем возрасте вместе с соседской девочкой наелась извёстки, думала, что это сметана. Тётю мою откачали, её подружку — нет.

* * *

Работу, на которую бабушка променяла магазин, тоже простой не назовёшь. Развозили хлеб на лошади. Было это опасным занятием. Бывало, на женщин-экспедиторов и нападали, грабили их и даже убивали. Что тут скажешь, голодно жил народ.

Ульяна Михайловна возила с собой палку, если что, вскидывала её, как ружьё. Но однажды и этот оружейный муляж не помог. На пустынной дороге на неё напал узбек — из тех, что до войны привезли на Буланаш строить шахты и работать на них. Привезли, да и бросили — выживайте, как можете.

Худой, в каком-то замусоленном халате, в резиновых галошах на босу ногу, он был жалким, хотел только хлеба, но, тем не менее, представлял реальную опасность для человека, у которого этого хлеба — целая повозка.

Однако Ульяна Михайловна была женщина не робкого десятка и не хилого телосложения. В общем, она отбилась от нападавшего. Хлеба ему не досталось, но и в милицию на «грабителя» бабушка не заявила — пожалела его. И потом всегда с жалостью вспоминала бедолагу.

* * *

Её мужчины с войны не вернулись. Григорий Афанасьевич Кожевин в 1943 году пропал без вести под Харьковым. Василий Григорьевич Кожевин, по официальному извещению, — в 1945-м в Чехословакии. С гибелью мужа она смирилась — какие кровопролитные шли бои за этот город, как он множество раз переходил из рук в руки, как немцы там остервенело сопротивлялись, знали тогда все советские граждане. Пленных под Харьковым фашисты не брали. Так что на-деяться было не на что.

Но в то, что сын не вернётся, мне кажется, она не верила до конца своей жизни. Известие о том, что Василий Григорьевич Кожевин тяжело ранен, его мать получила уже после войны.

Писал его сослуживец, друг, наверное. Я столько раз в зрелом уже возрасте перечитывала это письмо, что, кажется, знаю его наизусть, во всяком случае последние строки:

«В трудных боях с врагом за город Брно Ваш сын был тяжело ранен в голову. Мы его отправили в санбат. О состоянии его сообщит госпиталь…»

Но госпиталь так ничего и не сообщил. Известие о судьбе моего дяди затерялось на просторах послевоенной России. И сейчас на всех сайтах, связанных с поиском участников войны, он значится пропавшим без вести.

А бабушка хотела верить в то, что Вася не погиб, просто он живёт «с дыркой в голове», потерял память — о таких случаях писали послевоенные газеты, потерявших память обнаруживали через годы и даже десятилетия. Ведь сослуживец написал, что ранен — не убит.

Куда только ни обращалась она, чтобы найти следы сына. В какие только инстанции они вместе с моей мамой ни писали. Безрезультатно.

* * *

Был ли особенным День Победы в нашей семье, где не было фронтовиков, потому что они остались лежать в чужой земле? Был. Приходил брат бабушки — тот самый, который познакомил её с будущим мужем. Он вернулся с войны, прожил долгую жизнь. Я помню, как они в этот день всегда пили сладкую бабушкину настойку на ирге и о чём-то долго говорили. Приходили другие гости — бабушка гостеприимным была человеком. Заглядывали соседки, ровесницы бабушки, её партнёрши по карточным играм, — раньше принято было по-соседски угощать друг друга в праздники пирогами и разной другой стряпнёй. Было шумно, все искренне поздравляли друг друга.

Так что праздник, особенно в раннем детстве, мне всегда казался таким удивительным, таким радостным… Только непонятно было, зачем в такой замечательный день бабушка портит себе настроение, читая какие-то старые письма. Лучше бы в шахматы со мной поиграла.

* * *

Конечно, у войны не женское лицо. Воевать, защищая свою Родину, отчий дом, родных, должны, разумеется, мужчины.

Но вот лицо Победы — какое оно?

9 Мая я всегда вспоминаю свою бабушку… Из года в год с этих воспоминаний у меня начинается праздник. Я до сих пор не могу себе простить, что никогда не спрашивала её о войне.

Ирина Кожевина

Лиза и Гриша ждут родителей. Семилетняя девочка и девятилетний мальчик ищут заботливую семью

Лиза и Гриша ждут родителей. Семилетняя девочка и девятилетний мальчик ищут заботливую семью

Когда лыжи становятся самолётными

Когда лыжи становятся самолётными

По паршинской лыжне теперь бегать легче
Яся придётся ко двору. Для настоящих эстетов-любителей кошек

Яся придётся ко двору. Для настоящих эстетов-любителей кошек

Кому телевизор, а кому чайник? Участников акции «Я привит!» просят заглянуть в свои билеты

Кому телевизор, а кому чайник? Участников акции «Я привит!» просят заглянуть в свои билеты

COVID-19: пока на том же уровне. Болеют город, Буланаш и Липино

Пить из крана или пойти на родник?

Пить из крана или пойти на родник?

Замглавы Александр Миронов рассказывает, где в АГО чистая вода

Как теперь будем регистрировать автомобили? Объясняет ГИБДД

Ни подарка, ни доходов. Как мошенники в очередной раз «обули» артёмовцев

Под прицелом — сердце

Под прицелом — сердце

У жителей АГО, перенёсших коронавирус, возникают серьёзные патологии
Нет никакой загадки? Отправляйся на Уральские горы

Нет никакой загадки? Отправляйся на Уральские горы

Руководитель клуба «Аметист» Николай Загайнов — о том, чему учит и чем одаривает природа Приполярья

«Мы хотим быть полезными!» В «Горняке» проходит выставка работ детей с ОВЗ

Стартовали у ёлочки. Какие новые задачи ждут участников проекта «Добро 2.0»?

Кочегарам дали по три тысячи. Предприятие задолжало рабочим почти два миллиона рублей

Песни, «созвучные» джазу

Песни, «созвучные» джазу

Среднеуральцы подарили артёмовцам концерт

Куда мусор девать? В посёлке Буланаш обещают почистить контейнерные площадки

Сергей Чепиков может лишиться депутатского статуса?

Сергей Чепиков может лишиться депутатского статуса?

Артёмовский городской суд будет рассматривать дело об отмене результатов выборов
«Видимо, у вас кормят хорошо»: губернатор серьёзно погрузится в проблему бродячих собак

«Видимо, у вас кормят хорошо»: губернатор серьёзно погрузится в проблему бродячих собак

«Мы» около джаза

«Мы» около джаза

В «Энергетике» пройдёт концерт среднеуральского семейного хорового театра «Мы»
Кого ждёт приз зимних каникул? Лыжня в идеальном состоянии — хоть сейчас стартуй!

Кого ждёт приз зимних каникул? Лыжня в идеальном состоянии — хоть сейчас стартуй!

Крещенская прорубь: скорее, нет, чем да. Будет ли в АГО организована купель?

«Здесь живёт доброта»: участники семейного клуба «Мы вместе» благодарят коллектив ДК «Энергетик»

Шёл с работы, упал и умер. Артёмовец не дождался помощи медиков

В праздничные выходные дни в Артёмовском скончался младенец. Причиной смерти малыша предположительно стала инфекция

Всё началось от печи. В первый день нового года случился пожар в Мостовском

Всё началось от печи. В первый день нового года случился пожар в Мостовском

Что там с эпидпорогом по ОРВИ? Какую роль в Артёмовском сыграли каникулы

Зима — время шахмат. Турниры продлятся до весны

Обморожение, перелом челюсти, алкогольная интоксикация. Не всем жителям АГО новогодние праздники принесли радость

Общение важнее дров: активисты из школы № 1 устроили День заботы

Общение важнее дров: активисты из школы № 1 устроили День заботы

Будущую маму отправили в Екатеринбург на вертолёте. За каникулы в Артёмовской ЦРБ родились семь малышей

Будущую маму отправили в Екатеринбург на вертолёте. За каникулы в Артёмовской ЦРБ родились семь малышей

Приходите на бустерную дозу! К новой волне нужно подготовиться

Серебро на «Малахитовых стрелах». Артёмовские лучники выходят на новый уровень

Прощаться с праздником нужно правильно: «Спецавтобаза» обращается к артёмовцам с просьбой

Финик любит тепло и поиграть. Однажды, дрожа от холода, он забежал во двор частного дома…

Финик любит тепло и поиграть. Однажды, дрожа от холода, он забежал во двор частного дома…

Прощаясь с новогодними каникулами

Прощаясь с новогодними каникулами

Вчера на «Снежинке» было снежно, людно и нескучно

Будешь гонять — посадят: вступил в силу новый закон

Новый год ковиду не помеха? Как артёмовцы болели в праздники

«Безответственность и самоуверенность»: за первую неделю нового года в Свердловской области погибли в ДТП 11 человек

Как артёмовцам начать первый рабочий день? Врач советует впустить солнце и выпить кофе

В Свердловской области резко похолодает? Какой погодой встретит нас рабочая неделя

В Свердловской области резко похолодает? Какой погодой встретит нас рабочая неделя

Когда полицейские смогут законно вскрыть ваш автомобиль? Расширены полномочия стражей порядка

«Выбери жизнь». Фестиваль-конкурс социальной рекламы ждёт заявок от граждан любого возраста

В праздничные дни жители АГО пропадали и попадали в ДТП. Происшествия на дорогах Артёмовского

В праздничные дни жители АГО пропадали и попадали в ДТП. Происшествия на дорогах Артёмовского

В ДТП на Режевском тракте попал буланашский автобус. Один пассажир скончался

В ДТП на Режевском тракте попал буланашский автобус. Один пассажир скончался

Рождество Христово в Артёмовском. Двери храмов открыты для верующих

Рождество Христово в Артёмовском. Двери храмов открыты для верующих

Артёмовцы получили подарки из «Корзины доброты». Завершилась Рождественская благотворительная акция

Артёмовцы получили подарки из «Корзины доброты». Завершилась Рождественская благотворительная акция

«Россия — моя история». РВИО ждёт снимки от участников первого фестиваля фотографии

РИЦ через СМС информирует клиентов о своевременной оплате

Чтобы выполнить поручение губернатора, на расчистку региональных дорог вышли 315 снегоуборочных машин

Два рабочих дня в праздничные. Как работает миграционное отделение

Второй день нового года

Второй день нового года

Вчера на той стороне пруда. Прогулки в Паршинском лесу
Тревожное время — каникулы. На улице случаются разные ситуации

Тревожное время — каникулы. На улице случаются разные ситуации

Вот как выглядит главный, но не единственный приз для впервые вакцинированных! Приходите на прививку в каникулы!

Вот как выглядит главный, но не единственный приз для впервые вакцинированных! Приходите на прививку в каникулы!

Глава АГО и председатель Думы пришли поблагодарить. А заместитель начальника управления соцполитики — вручить награды

Глава АГО и председатель Думы пришли поблагодарить. А заместитель начальника управления соцполитики — вручить награды

И много-много радости больнице принесла! В ЦРБ родилась… ёлочка

И много-много радости больнице принесла! В ЦРБ родилась… ёлочка

Первый день нового года

Первый день нового года

Вчера на стадионе «Машиностроитель»
Всем — немного полосатости!

Всем — немного полосатости!

Приглашать тигра на корпоратив не рекомендуется…
50 самых-самых: накануне Нового года чествовали талантливых учеников — и их наставников

50 самых-самых: накануне Нового года чествовали талантливых учеников — и их наставников

С добрыми и весёлыми играл без поддавков

С добрыми и весёлыми играл без поддавков

Павел Дацюк провёл мастер-классы на кортах ФОЦ «Урал» и школы № 1

Не расплачивайтесь подделкой! Полицейские рекомендуют приносить деньги в отдел

Дети уже переболели? Зарегистрирован серьёзный рост заболеваемости ОРВИ среди взрослых артёмовцев

Приходите на прививку в каникулы! Розыгрыш призов проведут позже — акция продлена

Встречайте Новый год без долгов и получайте подарки! Акция завершается 31 декабря

Год заканчивается, ковид пока нет. Отметились город, Буланаш и Красногвардейский

Приехал Ионин. Привёз привет от Бидонько, инвест-надежды и обещание водить главу за руку по кабинетам

Приехал Ионин. Привёз привет от Бидонько, инвест-надежды и обещание водить главу за руку по кабинетам

Где размяться в праздничные дни? Как работают корты, катки и тренажёрные залы

Где размяться в праздничные дни? Как работают корты, катки и тренажёрные залы

Записать ребёнка в кружок можно будет электронно

Погода и настроение были что надо

Погода и настроение были что надо

Активисты ТОС п. Ключи провели для жителей новогодний квест
«Ёлку желаний» поможет дождаться ангелочек. Ребята из ЦСПСиД посетили выставку новогодних игрушек

«Ёлку желаний» поможет дождаться ангелочек. Ребята из ЦСПСиД посетили выставку новогодних игрушек

С миру по шарику — детям бассейн. Артёмовцы могут помочь детской поликлинике

С миру по шарику — детям бассейн. Артёмовцы могут помочь детской поликлинике

Мастер-класс для будущих олимпийских чемпионов

Мастер-класс для будущих олимпийских чемпионов

Легенда хоккея Павел Дацюк рассекал с артёмовскими мальчишками на корте школы № 1

Артёмовскому шпалопропиточному заводу грозит крупный штраф. В чём обвиняют завод

Семью погорельцев обязали выплатить миллион рублей соседям

Парад Дедов Морозов принял глава АГО. А люди приветствовали новогодний кортеж на улицах посёлка

Парад Дедов Морозов принял глава АГО. А люди приветствовали новогодний кортеж на улицах посёлка

Дед Мороз пришёл с полицейскими! Стражей порядка встречали песнями и стихами

Покупки оплатит банк? Артёмовцы по-прежнему верят мошенникам

Евгений Куйвашев поздравил общественников на новогоднем приёме. В Артёмовском праздник не очень получился

Евгений Куйвашев поздравил общественников на новогоднем приёме. В Артёмовском праздник не очень получился

Когда под снегом что-то есть. За период снегопада было повреждено четыре трактора

Когда под снегом что-то есть. За период снегопада было повреждено четыре трактора

Отпразднуем спокойно? Какую погоду в новогоднюю ночь синоптики обещают жителям Свердловской области

Отпразднуем спокойно? Какую погоду в новогоднюю ночь синоптики обещают жителям Свердловской области

Ёлка уже зажглась огнями, фигуры заиграли от света. Когда откроется ледовый городок на площади Советов

Ёлка уже зажглась огнями, фигуры заиграли от света. Когда откроется ледовый городок на площади Советов

Шайтанская канава и кержаки

Шайтанская канава и кержаки

К 245-летию Красногвардейского: любимое место отдыха и «нелепые мнения» раскольников
Есть хозяюшки, да нет дома. Дети, оставшиеся без попечения родителей, ждут маму и папу

Есть хозяюшки, да нет дома. Дети, оставшиеся без попечения родителей, ждут маму и папу

В гостях у тётушки Метелицы. Малышей от 0 до 4 лет ждут на новогоднюю программу в ДК «Энергетик»

В гостях у тётушки Метелицы. Малышей от 0 до 4 лет ждут на новогоднюю программу в ДК «Энергетик»

«Во время этой встречи наш последний антиваксер побежал ставить прививку»

«Во время этой встречи наш последний антиваксер побежал ставить прививку»

«Ооооооо!» Буланаш снова увидел мотогонки

«Ооооооо!» Буланаш снова увидел мотогонки

Одно короткое, но очень выразительное видео
Отряд пернатых, новогодние мальчики и Бобр-Элвис Пресли

Отряд пернатых, новогодние мальчики и Бобр-Элвис Пресли

3 неожиданные фотографии в зимнем интерьере