Истории

Будем с мёдом! В пятницу, 14 августа, по православному календарю Медовый спас

Фото: Любовь Шмурыгина
До этого лета никогда не случалось бывать на пасеке. А очень хотелось посмотреть, как устроен загадочный мир таких бесспорно полезных и удивительно организованных насекомых, как пчёлы. И какой путь до попадания в банку проходит это золотистое, душистое, самое полезное в мире лакомство — мёд. И как его распознать среди множества подделок на медовом рынке.

— Приезжайте, пока спокойно на пасеке, — пригласили нас в последние июльские выходные Ольга Николаевна и Виктор Владимирович Налимовы. — С понедельника начнём мёд качать, пчёлы будут возбуждённые.

Мы не стали откладывать и воспользовались моментом — поездка на пасеку стала увлекательным и познавательным путешествием.

Хозяева заботливо встречали нас на дороге, чтобы мы не заплутали: пасека расположена в лесу вдали от ближайшего населённого пункта.

— Пчела улетает от улья на пять километров, поэтому нужно, чтобы в радиусе хотя бы пяти километров была экологически чистая зона. У нас вокруг ни дорог, ни производств, — объясняют опытные пчеловоды. — Ну и, конечно, чтобы порода не портилась.

Порода у налимовских пчёл называется Карника — миролюбивая и работоспособная. Пчеловоды сами разводят пчелиные семьи — на их товар спрос большой.

Занимаются Налимовы пчеловодством более тридцати лет. Но несмотря на большой опыт и размах дела: в былые годы количество ульев на пасеке доходило до 150 — называют пасеку своим увлечением, а не бизнесом, для души, говорят, работаем.

Фото: Любовь Шмурыгина

Пасека стала частью жизни всей их семьи, здесь и дети выросли — в футбол на поляне гоняли, и друзья дорожку сюда знают.

За эти годы чего только ни случалось на пасеке. И животные заглядывали — кабаны, лось, лисы, про зайцев так и говорить нечего. Как-то забрело стадо коров — ушли с ближайшей фермы, их собаки отогнали.

Собак у Налимовых две — Чапа и Марта, мать и дочь. Маленькие сторожа службу несут исправно: нас добросовестно облаяли, но по приказу хозяев быстро угомонились. А вообще славу снискали себе как бесстрашные псы:

— Всю ночь вокруг пасеки кто-то бегает — животные еду чувствуют, собаки всю ночь лают, кого-то прогоняют.

Случалось, и лихие люди заезжали на пасеку, и непонятные природные явления происходили: однажды ночью на поляну откуда-то лился свет.

— Тарелка, наверное, прилетала, — шутит Виктор Владимирович.

Он вообще человек весёлый.

На пасеке всё устроено основательно, для жизни. И это понятно: два месяца в году Налимовы проводят в лесу безвылазно, отлучаются в город ненадолго и снова обратно. Но на пасеке всегда кто-то есть.

А жить здесь вполне можно и даже с комфортом. Конечно, материально-техническая база нарабатывалась годами, но теперь у Налимовых есть даже дом на колёсах. Это заводской прицеп-фургон, в котором обустроена жилая комната, где имеется и телевизор, и кондиционер. В углу над кроватью висит икона покровителей пчеловодов Зосимы и Савватия.

Фото: Любовь Шмурыгина

Кухня разместилась в шатре на улице: внутри шкафы, газовая плита, обеденный стол. На территории есть санузел и душ. В двух прицепах –крытой телеге и списанной ГАЗели — хранится весь инвентарь для работы и главный рабочий агрегат — медогонка.

— Мёд выкачивается под давлением, — рассказывает Ольга Николаевна. — Рамки ставлю по четыре штуки, каждую распечатываю и — в медогонку. Распечатываю специальной вилкой — в этом году купили новую, усовершенствованную. Электрическим ножом ещё распечатывают, но мы им не пользуемся — он нагревается, а мёд нагревания не любит. Мёд под давлением пойдёт — внизу краник — сливаем в емкость. Новые ведра под мёд уже приготовили.

Фото: Любовь Шмурыгина

На пасеке стоят поилки с поплавками из пенопласта, на которые, как на островки, садятся пчёлы. В поилках вода — солёная и пресная. С пресной всё понятно: пчела тоже пьёт воду, как любое живое существо, вода требуется и в улье, куда пчёлы носят влагу в хоботках. А вот с солёной водой — хитрость такая:

— Чтобы не летали по навозным кучам или каким-то помойкам. Соль им нужна — в ней есть необходимые пчёлам микроэлементы. Вот мы и поставили ёмкость с солёной водой — и пчёлам удобно, и мёд безопасный.

Всю пчелиную премудрость Виктор Владимирович изучал самостоятельно, методом наблюдения:

— Садился перед ульями на стул и сидел часами — смотрел за пчёлами. Всю их жизнь сам понял.

Управляет всем в пчелиной семье матка, важно, чтобы она была хорошей правительницей. Если в улье рождается молодая матка, то старая вынуждена покинуть дом: по две матки в улье не живут. Но старая улетает со своей свитой, примерно треть улья она забирает с собой. То есть пчелиная семья делится на две. Вот тут важно не прошляпить вылетевшую семью: идти за ней, а потом специальным приспособлением поймать этот рой и вернуть в новый улей. Налимовы строго следят за пчелиной демографией, и в этом году у них не вылетел ни один рой. А случалось и жителей ближайшей деревни спасать от дикого роя, обосновавшегося в воздуховоде помещения магазина.

У каждой особи в семье свои обязанности, говорит пчеловод:

— Маленькая пчелка может только прибирать в улье — чистить, мусор вытаскивать. Постарше станет — ей разрешат кормить детей, ещё старше — воск вырабатывать, оттягивать вощину, повзрослеет — улей будет охранять. С возрастом — разрешат в поле улетать. Когда старая станет — только воду будет носить.

Мы идём смотреть ульи. Они у Налимовых разноцветные, весёлые. Виктор Владимирович изготавливает их сам, зимой: на даче у него для этого оборудована мастерская, куда он ходит каждый день, как на работу:

— В 9 утра уже на рабочем месте, даже 1 января, — говорит за мужа Ольга Николаевна.

И хотя Виктор Владимирович по профессии не плотник, а машинист электровоза и до пенсии работал в локомотивном депо, плотницкому делу ему пришлось научиться.

— Каждый год фасончик ульев меняю — изобретаю новые. Подходите ближе, не бойтесь — почувствуйте, какой запах из улья.

Фото: Любовь Шмурыгина

Мы в шляпах пчеловода с защитными сетками приближаемся к ульям, в сетку стукаются пчёлы: случайно — уверяют пчеловоды. Нерешительно наклоняемся к входным отверстиям, в которые туда-сюда снуют пчёлки. В ушах — гул улья. Ещё ближе к входу… И вдруг кожей ощущается легкий поток воздуха из улья — тёплый, ароматный. Это пчёлы крыльями выгоняют воздух. Таким образом они могут охлаждать температуру в улье — она в зоне расплода, где появляется потомство, должна быть постоянной, 32 градуса, а в жару, наоборот, могут нагреть её — в этом случае пчёлы больше едят.

При нас достали из улья соты — они, оказывается, режутся легко. А мёд из них тёплый — парной. И вкусны-ы-ый…

— Жуйте прямо с сотами — очень полезно, — учит нас Ольга Николаевна.

Фото: Любовь Шмурыгина

— Когда простыл, пиво нагреваешь, но чтоб не горячее, туда пару ложек меда. — включается в разговор про здоровье Виктор Владимирович, — выпиваешь кружку — потеешь неимоверно, не одно полотенце сменишь. Только на ночь не надо — не уснёшь. А так к утру здоровым встанешь, проверено.

Налимовы говорят, что, как пошли на пенсию, к врачам не обращались — мёдом и пчёлами лечатся. У Виктора Владимировича начались проблемы с суставами, даже менять больной сустав собирался — вызов на операцию уже пришёл. А он, пока ждал, апитерапией занялся — лечил колено укусами пчёл.

— Мне позвонили из больницы на операцию пригласить, а у меня колено прошло, — признаётся несостоявшийся пациент. — Или спину пересечёт — пчёлок посажу и опять на ногах.

Пчела помогает человеку ценой собственной жизни: после укуса она улетает, оставляя жало в коже, которое без неё ещё пульсирует, нагоняя в кожу целебный яд (конечно, важно знать свой организм — нет ли у человека аллергии на него). Сама пчела живёт ещё полчаса, потом умирает.

Жизнь пчелы короткая. В сезон рабочая пчела живёт в среднем 30 дней. А вот если пчёлы вывелись только осенью, то впереди у них восемь месяцев жизни — до следующего сезона нужно дотянуть. Матка живёт пять лет, но Налимовы стараются менять эти ценные кадры через три года, чтобы демографический процесс в улье шёл безотказно. К тому же, считают они, нужно менять кровь — вводить свежие силы.

Фото: Любовь Шмурыгина

На вылупление из яйца пчеле требуется три недели: просто пчела формируется за 21 день, матка — за 16, трутень — за 24. За сезон в одном улье популяция семьи может вырасти в пять раз — от двадцати тысяч до ста тысяч. Хотя год на год не приходится.

Виктор Владимирович достаёт из улья рамку, даёт подержать: тяжёлая, килограммов на пять будет.

— Вот смотрите, в рамке девять тысяч ячеек — хотите, пересчитайте, — снова шутит наш собеседник.

Эти ячейки, рассказывает Виктор Владимирович, делают сами пчелы — человек только вощину в улей вставляет — специальный лист, похожий на вафли. Здесь и будет накапливаться мёд. В ячейки матка откладывает яйца — по две тысячи каждые сутки. Такое чудо — рождение пчелиного младенца — нам довелось увидеть: прямо на наших глазах из ячейки появилась маленькая пчёлка:

— Родилась только что, — обыденно констатировали факт пчеловоды.

Високосный год для мёдопроизводителей всегда счастливый, считает Виктор Владимирович:

— Мы уже знаем: если високосный — будем с мёдом, девать его некуда будет. — В этом году по пять-семь килограммов в день привесы шли. Погода, конечно, свои коррективы вносит — раньше климат более постоянный был. Но нынче к 14 августа мёд созреет, — выносит свой вердикт качеству продукта опытный пчеловод.

…Мы пьём чай с парным мёдом из сот и настряпанным печеньем — Ольга Николаевна радушная хозяйка. Разговор идёт, конечно, о пчёлах. Наши собеседники знают о них столько, что, кажется, эту тему не исчерпать. А Виктор Владимирович ещё и стихи пишет о пчёлах.

Фото: Любовь Шмурыгина

По всему видно, делом своим Налимовы занимаются с любовью. Может, оттого и мёд у них такой — настоящий.

14 августа, в день празднования Медового спаса, возле храма князя Владимира после Божественной Литургии состоится освящение мёда, где будут присутствовать и пчеловоды Налимовы со своей продукцией. Можно купить мёд и освятить его. Освящение состоится на улице часов в 11. Настоятель храма иерей Андрей Малашенко приглашает жителей и производителей мёда принять участие в этом праздничном действе.