«Прожили нормально»

«Работали хорошо и жили весело», — говорит Вера Николаевна
Вера Николаевна на отдыхе в Крыму, 2019 год
Фото из семейного архива
«Прожили нормально», — так начинает Вера Николаевна Белова свой рассказ. Но что-то в ней с первого взгляда говорит, что жизнь её больше и интереснее, чем просто «нормально».

— Я родилась в 1942 году. Отец работал на железной дороге. Его забрали на фронт, и мама в 27 лет осталась с нами четырьмя. Родители держали корову, я родилась аккурат в сенокос. Меня отправили в Покровское, к прабабушке, Анне Дорофеевне Сосновских.

Себя запомнила с пяти лет. Поспела рожь, заросла сорняком. Всех стариков отправили полоть, и ребятня с ними. От Соснят и до линии было поле. Бабушка осот рвала, а мне велела маленькую траву дёргать.

Нашему дому 247 лет, поставлен прадедом прадеда, из лиственницы, сто лет даже кровлю не меняли, только смолили. За речкой Грязнухой в то время гнали смолу и дёготь. Двор у нас большой, стояло пять колхозных лошадей. Прадедушка Фёдор Петрович ухаживал за ними и делал всю сбрую сам. Мы с дедом ездили в Режевскую грань, где росли липы, драли лыко, вымачивали в речке, делали мочало, а из него верёвки. Изготавливал дед и колёса, и кошевы, а летом сани готовил, сам полозья крепил.

— С двенадцати лет стали брать меня на покос, литовку дедушка сам сделал, «шестёрку», а взрослые косят «девяткой». Ему покос был выделен за печками. На этих печках работали военнопленные. В сорок седьмом году. Немцы, бессарабцы, японцы и бандеровцы. У моей подруги Любы мама была в конвоирах. Где пленные-то жили — проволокой было оцеплено, но они никуда не девались: лес кругом и охрана, никуда не выйдешь. В котловане взрывали камни, потом они кайлой и ломом их долбили и возили, наваливали в гору. Пережигали, потом эту известь грузили в вагоны и отправляли по всей стране. Ведь кончилась война, строить надо было. Лес тоже отправляли и глину. В сорок восьмом году пленных увезли, на наших стали обменивать.

Как-то мы с Любой увидели солдатский котелок, из которого они ели, на две трети с рисовой кашей. Мы тогда первый раз рис увидели, у нас его не было.

И масла им в кашу так много положили, и хлеба четыре куска! У нас-то никаких круп не было, горох да бобы только. Позднее пшено стало появляться. Мука была. Раз дед работал, ему давали рожь и пшеницу, и мы ездили за речку, на мельницу.

Вера Николаевна на рабочем месте, за прессом. ЕРЗ, 6-й цех. 80-е годы
Фото из семейного архива

— Бабушка дома вела хозяйство. Корова, овцы, птицы всякой много. Два ткацких станка было, половики ткали. Только она одна в селе умела ткать сита на специальных маленьких кроснах. Дедушка отрезал от конского хвоста сантиметров сорок, она укладывала волос в крынку и парила в печке. Сеяла лён, ткала из него ткань. Дедушка из липы и черёмухи делал для сит ободы. Работы эти с деревом ладили в летней бане, у реки. В котле парили, чтобы дерево могло гнуться, проволокой соединяли. Сито стоило рубль. Иногда меня посылали забрать деньги за уже отданный товар, мне так было неловко, но шла — куда денешься.

Бабушка и кожи выделывала. Хромовую, дублёную, чернили потом. Скрытно, потому что надо было всё сдавать государству — молоко, шерсть, масло, яйца. Мне сшили шубу в третьем классе. До этого я ходила в бабушкиной фуфайке. Портфель она мне сшила из холста. В Соснятах была начальная школа, а в центре — другая, и начальная, и средняя. В нашей школе всех классов было по два — восемь всего, и две учительницы — Матрена Николаевна (не помню фамилию) и Христина Ивановна Сосновских. Она недавно умерла, 97 лет прожила.

— Отец моей прабабушки, Гладких Дорофей Алексеевич, первый учитель церковно-приходской школы села Покровского. Отслужил 25 лет в армии, женился, жили в центре села. Детей было много, денег не хватало, отцу мало платили. Анну в 17 лет выдали замуж за звонаря в Шогриш. Отдали за два мешка пшеницы. Не ей приданое дали, а за неё калым взяли. Муж вскоре трагически погиб. А прадедушка Григорий жил в Налимово, тоже овдовел и женился на Анне Дорофеевне. Жили очень хорошо, имели большое крепкое хозяйство, маслобойню, сеяли на масло коноплю и подсолнечник. И сливочное масло продавали, бегала в Егоршино — восемь километров.

Когда муж умер, она одна хозяйство вела. Приехала раз в Шогриш, привезла по осени дрова для храма, на двух возах. А там уже власти орудуют, храм выносят. И у неё тут же забрали и лошадей, и дрова. Пошла пешком домой в Налимово. Подошла к дому — а от него уже только одни стены остались: раскулачили, пока хозяйки дома не было.

Хотела пойти работать в колхоз — не взяли. «Нельзя тебя брать, ты кулачка!» На что жить? Внучка её — моя мама — устроилась на радиозавод, он тогда только начинался, первое время. Пообедает в столовой, суп ест, а хлеб несёт домой, бабушке.

— Но вот Фёдор Петрович её посватал, прабабушку Анну-то, и она опять в Покровске оказалась. У прадедушки Фёдора такой дом не отобрали, потому что он работал на золотодобыче, на руднике. И приехали туда агитаторы от Ленина. Свердлов и Шверник. Вы, говорят, на кого работаете? Дак на царя, наверно. Нет, не на царя вы работаете, а на иностранцев. Они тут хозяева-то. И правда, придут на работу — начальство по-немецки говорит, на другой раз уже по-английски, и так дальше. В общем, сагитировали их в новую партию. Избрали двенадцать человек выборных, заседали где-то с ними тайно. Ну и в колхоз-то сам, конечно, потом пошёл.

Приз за победу в социалистическом соревновании вручает начальник цеха Сергей Афанасьевич Бусыгин
Фото из семейного архива

А мама тут, возле радиозавода, на Полярников, замужем-то и жила. Отец с фронта писал весной, в апреле: «Лежим в болоте. Интернациональный полк — русские, казахи, татары, киргизы, узбеки. Через каждые два метра лежим с автоматами, чтобы немцы не прошли к Ленинграду. Мост тут большой, железнодорожный». Ещё он маме писал: «Если родится девочка — назови Верой. Чтобы ты верила, что я вернусь живой». Это папа меня Верой назвал. Но не вернулся. Я читала письма и плакала. Случилось так, что письма эти мы утратили. А они так бы пригодились!

— Ездили мы отдыхать на Иссык-Куль. В аэропорту на обратном пути не можем найти документы внучкины. Нас не выпускают. «Езжайте в Бишкек, в консульство, разбираться. Или платите». Оказалось потом, что документ лежал за обложкой паспорта. А самолёт опаздывал на два часа. Они нам этого не сказали, а играли на наших нервах.

Я говорю: «Ребята, мне семьдесят девять лет. Ваши родные и наши — мы жили все вместе. Мой папа воевал в интернациональном полку, все нации обороняли Ленинград». И тут у них моментально отношение изменилось.

Если бы, говорят, вы нам прислали те письма, мы их у нас тут напечатали бы и читали. Были бы письма, я бы им отправила. Довезли меня до самого трапа, человек пять их пришло. Усадили с почестями в самолёт.

За свою жизнь мне с семьёй довелось пожить и в Сибири, работали в доме инвалидов, ухаживали за ними. И на Кубани — на виноградниках работали. И на Таватуе собирали живицу в химлесхозе. Но большую часть — 21 год — я проработала на нашем радиозаводе. «Вредный» шестой цех. Работали хорошо и жили весело. И победителем соцсоревнования была, и квартиру хорошую заработали. Дети, внуки, живи да радуйся. Отдыхать ездим, путешествуем. В общем, живём нормально.

Встретились на открытом воздухе. День физкультурника шахматисты отметили турниром

Встретились на открытом воздухе. День физкультурника шахматисты отметили турниром

Ставка на легендарное прошлое

Ставка на легендарное прошлое

Дети и взрослые размышляли, как развивать экономику района с помощью истории

Любителей вываливать мусор из машины будут наказывать строго. Вплоть до конфискации «орудия»

В числе спасателей — одна девушка. Артёмовской команде предстоит штурмовать третий этаж

Похоже, реконструкцию мы в этом году всё же увидим. И это снова будет «Ирбитскiй заводъ»

Похоже, реконструкцию мы в этом году всё же увидим. И это снова будет «Ирбитскiй заводъ»

Первый старт — и сразу 12 наград! Лыжероллерная трасса «Снежинки» даёт результаты

Первый старт — и сразу 12 наград! Лыжероллерная трасса «Снежинки» даёт результаты

Есть в АГО «компас земной» — «Надежда». Ориентироваться по нему артёмовцы могут целыми коллективами

Есть в АГО «компас земной» — «Надежда». Ориентироваться по нему артёмовцы могут целыми коллективами

Более половины сортируемого режевского мусора уходит на переработку. Артёмовцы в раздельном сборе не заинтересованы?

Непоколебимые участники августовской «Европы-Азии». У Анны Копарушкиной — 1 место среди участников 16-17 лет на дистанции 10 км

Непоколебимые участники августовской «Европы-Азии». У Анны Копарушкиной — 1 место среди участников 16-17 лет на дистанции 10 км

УК куда-то пропала!

УК куда-то пропала!

Жильцы продвинутого дома начинают волноваться
Баня для души

Баня для души

Или двадцать тезисов о книголюбах
Счастье 100% есть!

Счастье 100% есть!

А вот символы счастья у каждого свои
Умельцы живут рядом

Умельцы живут рядом

Люди, которыми Буланаш должен гордиться
Для тех, кому интересно, как выглядит новая школа искусств

Для тех, кому интересно, как выглядит новая школа искусств

17 фотографий, подтверждающих, насколько удачным был переезд

Губернатор предложил расширить географию екатеринбургского фестиваля Stenograffia на другие города Свердловской области

Коммунальный террор

За что 82-летнюю учительницу оставили без воды и отматерили?
Скоблят и закрашивают

Скоблят и закрашивают

В Артёмовском предвыборная борьба началась с отцарапывания листовок
Виноградовы останутся под домашним арестом. Дело рассмотрит суд присяжных

Виноградовы останутся под домашним арестом. Дело рассмотрит суд присяжных

«Нас пока мало и нам тяжело, но мы приближаемся к цели»

«Нас пока мало и нам тяжело, но мы приближаемся к цели»

Проект «Чистый лес»: как прошёл третий субботник

Ночная трагедия в Шогринском закончилась смертью. Задержан предприниматель-футболист

«Надеемся, что теперь всегда будет аккуратно». Жители благодарят депутата за мусорные баки

«Это делают сами жители»: на прошлой неделе в АГО несколько раз тушили загоревшийся мусор

Программу Дня физкультурника изменили. Торжественное открытие состоится уже завтра

Поджог или сигарета? Сначала вызвали пожарных, затем полицейских

Поджог или сигарета? Сначала вызвали пожарных, затем полицейских

Удастся ли обвиняемым избежать СИЗО? Начался процесс по делу Геннадия и Романа Виноградовых

Охотники на привале

Охотники на привале

На весёлое и азартное соревнование вышли 9 команд
«Соревнования по силовым видам не так часто проходят»: праздник физкультуры и спорта в АГО уже начался

«Соревнования по силовым видам не так часто проходят»: праздник физкультуры и спорта в АГО уже начался

Бомж уехал в дом-интернат. Жители посёлка Строителей могут вздохнуть с облегчением

О «детях войны» и долге перед ними. Областные депутаты объяснили, почему буксует важный закон

Идёт прокурорская проверка. Просим откликнуться тех, у кого есть фотографии избушки на курьих ножках, построенной в парке

Снять пробу попросили глав муниципалитетов. Евгений Куйвашев решил проверить, как кушают школьники

То ли ещё будет! У Артёмовской школы искусств появился новый арт-объект

То ли ещё будет! У Артёмовской школы искусств появился новый арт-объект

В воскресенье гости из Екатеринбурга потушили лесной пожар у Большого Трифоново

В воскресенье гости из Екатеринбурга потушили лесной пожар у Большого Трифоново

Ковид никуда не делся. Артёмовский не полыхает, но рост есть

«Единая Россия» открестилась от артёмовского экс-депутата, обвиняемого в тяжких преступлениях. Партия власти попросила не связывать её с Геннадием Виноградовым

Упал с моста, сломал шею. Артёмовца с травмой позвоночника спасали три медицинских учреждения

Упал с моста, сломал шею. Артёмовца с травмой позвоночника спасали три медицинских учреждения

Минздрав Свердловской области обнародовал котопортрет уральской медицины. Среди участников котопроекта есть и артёмовские медики

Минздрав Свердловской области обнародовал котопортрет уральской медицины. Среди участников котопроекта есть и артёмовские медики

Плохо едим, много курим, редко ходим в больницу

Плохо едим, много курим, редко ходим в больницу

Чем болеют артёмовцы, проанализировали терапевты АЦРБ
Работа нового похоронного дома в Артёмовском началась с поджога. Конкуренты постарались?

Работа нового похоронного дома в Артёмовском началась с поджога. Конкуренты постарались?

Колосья бедны, спасти бы ростки

Колосья бедны, спасти бы ростки

Как сеять разумное, доброе, вечное, если ты — молодой педагог?

Евгений Куйвашев увеличил финансирование программы расселения аварийного жилья в регионе до 6 миллиардов рублей

Опять носим маски и чаще моем руки? Всё, как мы не любим, но уже умеем

Опять носим маски и чаще моем руки? Всё, как мы не любим, но уже умеем

В Артёмовском обнаружили священное насекомое бога Солнца. Кошка нашла его в сенях

В Артёмовском обнаружили священное насекомое бога Солнца. Кошка нашла его в сенях

Предварительное слушание по делу Виноградовых состоится 10 августа. Не в Артёмовском

Внимание, пропал человек! Группа поисковиков второй день ищет Вадима Савинова